Премьера спектакля «Пока не остановится сердце» в Барнауле

Кино-Театр.РУ

Театральная хроника

Премьера спектакля «Пока не остановится сердце» в Барнауле

С осени 1941 года до весны 1943-го Константин Паустовский работал с Александром Таировым, руководителем Московского Камерного театра, над пьесой «Пока не остановится сердце».
Фрагменты письма Константина Паустовского: «Теперь о Барнауле. Это славный город, славный прежде всего тем, что он русский город, очень похожий на наши северные города. {} Но жить здесь можно только при театре – иначе трудно. Никакого заработка, а цены в три-четыре раза больше, чем в Алма-Ате. Одно здесь привлекательно – это народ и русский родной пейзаж (но суровее нашего и холоднее)».

Таиров и Коонен, воспользовавшись летним театральным отпуском, увозят Паустовского с женой на две недели в Белокуриху, прославленный алтайский курорт, где и задумывается новая пьеса для театра. По просьбе режиссера главную роль в этой пьесе писатель создает для Алисы Коонен.
В феврале 1943 года по приглашению Александра Таирова в Барнаул приехал композитор Георгий Свиридов для создания музыки к спектаклям «Раскинулось море широко» и «Пока не остановится сердце».
Премьера спектакля по пьесе Паустовского «Пока не остановится сердце» состоялась 4 апреля 1943 года в Барнауле на сцене Народного дома. В главной роли - Алиса Коонен. В спектакле были заняты ведущие актеры Камерного театра: Борис Терентьев (Ушаков), Георгий Петровский (Никита Иванович Артемьев), Николай Чаплыгин (Руммель), Августа Миклашевская (вязальщица), Владимир Кенигсон (Берман).

Образы войны, показанные в спектакле Таирова, были созданы резко отлично от всех его других военных спектаклей. Режиссер стремился к символическому обобщению своих идей, и герои его спектакля предстали перед зрителями в жизненных по содержанию, но необычных по сценическому воплощению ситуациях. Центральная фигура пьесы – советская актриса Анна Мартынова. Ее муж при приближении к городу фашистов, не успев проститься с семьей, уходит в партизанский отряд. В первый же день немецкой оккупации германский солдат убивает больного ребенка Анны. Горе женщины-матери беспредельно. Но жажда священной мести пересиливает отчаяние. И актриса Мартынова «играет свою последнюю роль» в жизни. В смертельном поединке с немецким комендантом города майором Риммелем побеждает Анна, ее сила любви к Родине, сила великой ненависти к врагу.

…Звучит музыка. Обезумевшая от горя мать с мертвым младенцем на руках бродит по улицам города, попадает на площадь, где расположился отряд немецких солдат. Солдаты окружают ее. Образ-символ: женщина в белом, с черным платком на голове, на руках - ребенок. Немецкие солдаты, грубо одетые, в сапогах, как будто подбитых железом. Они окружают ее, смеются, что-то поют, держа друг друга за руки: хоровод движется вокруг женщины. Страшный хоровод, в котором смешиваются реальность и бред. Женщина, в глазах которой смертная мука и страх, пытается прорвать хоровод, но руки солдат сильнее ее усилий. Напрасно она старается вырваться… Звучит музыка. Сейчас это уродливый однообразный аккомпанемент – символический образ нашествия.

Бал у немецких офицеров в ресторане. Обыденная ситуация. Но звучат не бытовые танго и фокстроты. Свиридов пишет лязгающую, «металлическую» музыку, музыку движения машин. Таиров изображает танец немцев механическим: фигуры танцующих оккупантов кажутся одинаковыми, мертвенными, они пугают и отталкивают – это уродливые карикатуры на людей. Это нелюди. Анна Мартынова узнает, что ее муж жив. Это происходит на том же балу у немцев, и, чтобы дать свободу чувству радости, Анна танцует, взявшись за руки с одной из девушек. Становится темно, и только танцующая женская пара, кружащаяся в светлом вальсе, ярко освещена, олицетворяя неугасимую радость жизни. И последняя сцена спектакля: в театре, на огромной и пустой сцене, в белом развевающемся платье, с красным платком в руках, Анна Мартынова призывает к восстанию. Бегут ворвавшиеся в здание театра партизаны, блестят штыки, направленные на врага. Актриса высоко поднимает руки, струится над сценой алый шарф-стяг, и несокрушимой верой в победу звучат последние слова героини: «Счастье придет. Мы отстоим его своей кровью, своей яростью, своим гневом, последним своим предсмертным криком. Мы будем бороться за него, пока не остановится сердце!»

По свидетельству очевидцев, лучшими в спектакле стали сцены с музыкальным оформлением Свиридова. А слушая скрипичное соло в «исполнении» Владимира Кенигсона, игравшего роль еврея-скрипача, публика не могла удержать слез...
Однако пьесе Паустовского и музыке Свиридова к ней была уготована трагическая участь: они родились и умерли на сцене таировского театра после его насильственной «реорганизации». Ни пьеса, ни музыка никогда и нигде не были опубликованы и по сей день не найдены ни в архивах, ни в музыкальных фондах.


фотографии

Обсуждение

анонс