Небольшой драматический театр под руководством Льва Эренбурга (Санкт-Петербург) «На дне»

Кино-Театр.РУ

Рецензии на спектакли

Небольшой драматический театр под руководством Льва Эренбурга (Санкт-Петербург) «На дне»

В рамках проекта «Маска плюс» в Москву в очередной раз привезли петербуржскую постановку Льва Эренбурга «На дне». Спектакль был номинантом «Золотой маски» в 2006 году, но награду всё же не получил.

Действие разворачивалось на весьма узком пространстве, не занимающем и трети сцены ЦИМа. Потёртые деревянные доски, связанные, словно плот: на них выживают обитатели горьковской ночлежки. Горьковской ли? Режиссёр не оставил камня на камне от текста классики, он перемешан, перепутан, порублен на отдельные фразы, подчас не связанные между собой. Три часа криков, лишь очень отдалённо напоминающих произведение из школьной программы.

Начинается спектакль «многообещающе»: грязные люди спят вповалку на досках, Клещ (Юрий Евдокимов) моет в тазике голую Анну (Хельга Филиппова). Как только все они проснутся, начнётся нечто невообразимое: крики, вопли, бесконечные повторения ничего не значащих фраз, разбитые лица, бутафорская кровь рекой – под развесёлую итальянскую музыку и арию Каварадосси «E lucevan le stelle». Зрителю получет возможность «насладиться» не только голой женщиной, но и тремя мужскими задницами: персонажи во главе с Бароном мастурбируют, стоя к залу спиной. По сцене постоянно ходит Сатин (Артур Харитоненко) и колотит доски сапогом: появляется ощущение, что гвозди вколачиваются в многострадальные зрительские головы. На одном блоге нашлась очень точно характеризующая спектакль фраза: «Эренбург, если верить прессе, по профессии врач скорой помощи; по тому, как убедительно в его постановке представлены насильственные кровопускания, ломки, течки, приступы эпилепсии и симптомы дебильности, грязь, кровь и увечья, можно предположить, что врач он действительно неплохой». Кровью в постановке прямо-таки злоупотребляют, она повсюду и в неимоверных количествах; единственный момент, когда это действительно выглядит сильно – убийство Коростылёва (Евгений Карпов).

Лично я так и не увидела в спектакле Луки – фактически главного персонажа пьесы. То есть, в программке он, конечно, значился: артист Вадим Сквирский, но вот как-то затерялся он в этой вопящей и ругающейся людской массе. На первый план выведены совсем другие персонажи: проститутка Настя (Светлана Обидина) и Барон (Даниил Шигапов), у которых одна пара сапог на двоих, бритоголовый Актёр (Кирилл Сёмин), карлица Квашня (Татьяна Рябоконь), разумеется, Сатин. Прорисована семья Коростылёва: жена Василиса (Ольга Альбанова), надменная, кутающаяся в чёрную шубу, и её скромная сестра Наташа (Мария Семёнова), больше похожая на школьницу. Васька Пепел в исполнении Сергея Уманова не вызывает никаких эмоций, кроме отвращения: пьяный, безвольный, опустившийся человек. Здесь вообще все вызывают отвращение, только иногда сочувствуешь обваренной кипятком Наташе, да и то, наверное, из-за её внешней благопристойности и беззащитности.

В аннотации было сказано, что «На дне» – пьеса о большой любви, и чем сильнее они бьют друг друга, тем сильнее любят. Вот чего-чего, а любви как-то незаметно. Напротив, нелюбовность какая-то красной ниткой проштопывает спектакль: вот и кричат они, а не слышат друг друга. Нелюбовность и безбожие (даже свечки здесь ставят, словно между делом: в самовар). И актёры, и режиссёр, по-видимому, изо всех сил пытались сделать спектакль-шок, спектакль, который можно назвать «Современное Искусство». Тут вам и двусмысленные фразы, и голые тела, и натурализм чуть ли не в каждой сцене через край. Такой эпатаж ради эпатажа. А что? Горький же умер давно, его не жалко.


фотографии

Обсуждение

анонс