Юрий Ерёмин

Кино-Театр.РУ

НАВИГАЦИЯ

Юрий Ерёмин фотографии

Ерёмин Юрий Иванович

Дата рождения: 09.03.1944

Фильмография: 20 работ в 15 проектах

биография

Родился 9 марта 1944 года в Коломне, Московская область.

Заслуженный деятель искусств РСФСР (9.01.1980).
Народный артист РСФСР (7.04.1986).

В 1971 году окончил актерский факультет ГИТИСа (руководитель курса — П.О. Хомский).
Был актером Московского ТЮЗа.
В 1973-1977 годах — главный режиссёр Ростовского ТЮЗа.
В 1978-1980 годах — главный режиссёр Ростовского театра драмы им. М. Горького.
В 1981-1987 годах — главный режиссер Центрального академического театра Советской Армии.
В 1987-2000 годах — главный режиссер Московского театра имени Пушкина.
С 2000 года — режиссер Театра имени Моссовета.

Педагог Школы-студии МХАТ.

театральные работы

Постановки в Ростовском ТЮЗе:
«Орфей» Л. А. Жуховицкого (1974)
«Парень из нашего города» К. М. Симонова (1975)
«В поисках радости» В. С. Розова (1976)
«Дон Кихот» по литературному сценарию Е. Л. Шварца (1976)
«Три сестры» А. П. Чехова (1978)
«Аленький цветочек» С. Аксакова
«Дубровский» по А. Пушкину
«Рок-н-ролл на рассвете» Т. Колесниченко, В. Некрасова

Постановки в Ростовском театре драмы:
«Мгновение над пропастью» Н. И. Мирошниченко (1979)
«Судьба человека» по М. А. Шолохову (1980)
«Последние» М. Горького (1980)
«Закон вечности» по Н. В. Думбадзе (1981)

Постановки в ЦАТСА:
«Старик» по М. Горькому (1981)
«Счастье моё...» («Бумажный патефон») по А. М. Червинскому (1982)
«Идиот» по Ф. М. Достоевскому (1984)
«Рядовые» А. А. Дударева (1985)
«Статья» по Р. Х. Солнцеву (1986)

Постановки в театре им. Пушкина:
«Палата № 6» по А. П. Чехову (1987)
«Подонки» Я. Гловацкого (1988)
«Светит да не греет» А. Островскогои Н. Соловьева (1988)
«Одержимые» А. Камю по роману «Бесы» Достоевского (1988)
«Новое московское преступление» по повести В. А. Пьецуха (1990)
«Черный монах» по Чехову (1991)
«Призраки» Э. де Филиппо (1992)
«Эрик XIV» А. Стриндберга (1992)
«История одной лестницы» А. Буэро-Вальехо (1993)
«Комната смеха» по повести «Подходцев и двое других» А. Т. Аверченко (1994)
«Ревизор» Н. В. Гоголя (1995)
«Где любезная моя?» по пьесам «Праздничный сон - до обеда» и «Свои собаки грызутся - чужая не приставай» А. Островского (1996)
«Террористы» А. Камю (1996)
«Повести Белкина» по А. С. Пушкину (1997)
«Эти свободные бабочки» Л. Герша (1997)
«Пизанская башня» Н. М. Птушкиной (1998)
«Preisiebenas» («Тройкасемеркатуз») по мотивам повести «Пиковая дама» А. Пушкина (1999)
«Царь Эдип» Софокла (1999)

Постановки в театре им. Моссовета:
«У врат царства» К. Гамсуна (1992)
«Мадам Бовари» Г. Флобера (1998)
«Не будите мадам» Ж. Ануя (1998)
«Серебряный век» М. Рощина (2002)
«Царство отца и сына» (2009, сценарий Юрия Ерёмина по пьесам А. К. Толстого «Смерть Иоанна Грозного» и «Царь Федор Иоаннович»)
«В пространстве Теннесси У.» (сценарий Ю. Еремина по мотивам пьесы Т. Уильямса «Трамвай «Желание» и романа С. Ямамото «Город без времен года»)
«Дама! Дама! Еще дама!..» Н. В. Гоголя
«Муж, жена и любовник» по произведениям Ф. М. Достоевкского и И. С. Тургенева
«Кавалеры»
«Семья Иванова» А. Платонова
«Учитель танцев» Лопе де Вега
«В случае убийства набирайте «М» по пьесе Ф. Нотта
«Р.Р.Р.» по мотивам романа Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание» (2012)
«Casting/Кастинг» Ю. Еремина (2013)

Постановки в МХТ им. А.П. Чехова:
«Последняя жертва» А. Островского (2003)
«Кошки-мышки» И. Эркеня (2004)
«Возвращение» А. Платонова (2005)
«Последняя ошибка Моцарта» («Концерт обречённых») Д. Минченка (2006)
«Женщина с моря» Г. Ибсена (2007)

Постановки в РАМТе:
«Капитанская дочка» А. Пушкина (1994)
«Тень» Е. Шварца
«Красное и черное» Стендаля

Постановка в Театре Сатиры:
«Между светом и тенью» (по пьесе Т. Уильямса «Orpheus Descending»)

призы и награды

Орден Дружбы (1.09.1997).

театр

фотографии

публикации

  • «Театр – это такое явление, которое возникает сегодня, и в тот же день спектакль исчезает»
  • 8 апреля столичный Театр имени Моссовета будет отмечать свое 90-летие. Такое довольно прозаическое название было присвоено коллективу в 1938 году, а во времена руководства легендарным Юрием Завадским театр стал академическим. С 1985 года и по сей день театр возглавляет Павел Холмский, собравший уникальную труппу, которой только можно позавидовать. Это: Сергей Юрский, Георгий Тараторкин, Ольга Остроумова, Александр Леньков, Анатолий Адоскин, Александр Домогаров, Нина Дробышева, Александр Яцко, Александр Голобородько, Ольга Кабо, Екатерина Гусева. Да, разве всех перечислишь, создающих и преумножающих славу известного коллектива. Юрий Еремин уже 20 лет ставит спектакли в этом театре, собирающие полные залы зрителей. Наш корреспондент встретился с Юрием Ивановичем накануне юбилейного вечера, который тоже поручен ему, и расспросил его о многих вещах, касающихся актеров и вообще театральной культуры.

    – Юрий Иванович, скажите, 90 лет для театра – это много или мало?

    – Я настолько своеобразно отношусь к любым юбилеям, а театр – это такое явление, которое возникает сегодня, и в тот же день спектакль исчезает, и потом живет в воспоминаниях зрителей, что 90 лет или 100 лет, это не имеет большого значения. И отмечаем мы эти даты только для того, чтобы оглянуться назад и понять, что там было плохого и что не надо нести в будущее. А также, что было хорошего и что надо сохранять и преумножать. Любой юбилей – это трезвый взгляд на себя через призму прошлого.

    – На ваш взгляд, Театр имени Моссовета, где вы прописались давно, является каким-то отдельным самобытным островком, или он одна из составляющих общего культурного пространства?

    – Будучи студентом ГИТИСа, где Павел Хомский был моим педагогом, я никогда не думал, что опять окажусь в роли ученика в его театре. А в отношении самобытности театра могу сказать одно: если он пользуется успехом у зрителей – значит, имеет право на жизнь, ежели нет, то он болен. Для меня главная рецензия на спектакль – аплодисменты зрителей после его окончания. Наш театр достаточно вписан в московскую театральную среду и любим. У нас много замечательных актеров, известных по всей стране, и я здесь работаю с удовольствием. Мой первый спектакль «У врат царства», поставленный с Ольгой Остроумовой, моей однокурсницей и давним другом Георгием Тараторкиным, позволил мне ощутить себя в своем доме. Ведь спектакль, как кино, нельзя положить на полку, он должен быть востребован сегодня и сейчас. И чем старше я становлюсь, тем больше у меня молодеет душа, и все это благодаря актерам.

    – Юрий Иванович, значит, режиссеру тоже нужен свой дом?

    – Кому как. Одному режиссеру нужна семья, и можно поменять за жизнь две, три жены, но семья все равно необходима. А есть режиссеры, которые получают удовольствие от смены обстановки. Я абсолютный домосед, хотя у меня было довольно много театров, и я сам уходил из них, так как режиссеру нужны новые впечатления, психологические встряски, чтобы не обрасти тиной. К тому же надо уметь завоевывать артистов, и на новом месте это делать особенно интересно, появляется особый драйв.

    – Скажите, а кроме Ольги Остроумовой и Георгия Тараторкина у вас в этом театре есть свои артисты?

    – У меня их очень много, но я не буду всех перечислять, потому что могу кого-то забыть, и они обидятся.

    – Вы дипломат – Юрий Иванович! Тогда скажите, почему вы так прикипели к приглашенному Виктору Сухорукову, который играет в двух ваших спектаклях?

    – Я считаю его потрясающим артистом. Произошло все случайно. Мне показалось, что две пьесы Алексея Толстого можно объединить в одну. Эпоха двоевластия, злой царь, добрый царь, но я никак не мог для этого найти исполнителя, и мы с Павлом Иосифовичем стали размышлять. Я вспомнил Сухорукова, и он мгновенно откликнулся.

    – Ваша режиссура, по сути, актерская, вы умеете работать с артистами и высекать из них божью искру. Таких режиссеров остается все меньше и меньше, а некоторые даже презирают систему Станиславского.

    – Весь мир, в частности, американские артисты работают по системе Станиславского и прекрасно это демонстрируют в тех же боевиках.

    – Тогда почему так упала школа актерского мастерства?

    – Русский актер привык, чтобы с ним долго возились. В последнее время появилось ощущение конвейера, когда используют типажность артиста, например, как в кино, поэтому диапазон его не раздвигают.
    - Значит, работать с актерами очень трудно?

    – Трудно, но я скажу: мне очень нравится, как работает с актерами Кирилл Серебренников, у Кости Райкина актеры тоже знают, что делают, и мой ученик Евгений Писарев также умеет раскрывать творческий потенциал своих артистов. В то же время меня не удивляют изобретательные мизансцены из театра абсурда 70-х годов, арсенал режиссерских средств со времен Мейерхольда так велик, что только черпай из них и выдавай за свое. Ничего нового в этом нет. Единственно, чем сегодня можно взять зрителей, так это эмоциональным участием. Если искусство не воздействует на струны души, эмоционально не затрагивает, то оно никому не нужно.

    – Юрий Иванович, но почему ваш театр, где столько замечательных артистов и такие востребованные зрителями спектакли, ни разу не был включен в список номинантов «Золотой маски»?

    – Меня тоже часто спрашивают, почему спектакль «Царство отца и сына» не был номинирован на «Маску» при огромном количестве положительных рецензий? Но я же не могу влезть в мозги жюри и экспертного совета. И потом я настолько равнодушен к разного рода наградам, что и это пренебрежение «Золотой маски» к моему спектаклю тоже меня не волнует. Есть вещи куда важнее. Мне кажется, дело здесь в клановости, есть свои и чужие, так вот «чужих» в свои тусовки не пускают.

    – Но помимо клановости есть вещи куда более опасные, это когда телевидение отучает зрителей думать, и поэтому, приходя на спектакли, они уже не могут воспринимать серьезное искусство.

    – Да, это чрезвычайно серьезная проблема. То, что сегодня происходит на ТВ, это ни в какие рамки не укладывается, как будто народ хотят превратить в умственно неполноценную нацию. После этого люди приходят в театр, и им, конечно, трудно переключиться на серьезную литературу, поскольку они привыкли к «жвачке», не требующей больших извилин. Поэтому театр вынужден пожинать плоды телевизионного воспитания. За 20 лет так называемой демократии родилось новое поколение зрителей, которых отучили думать, читать. А что происходит с кино? Вы посмотрите – пустые кинозалы, прокатчики не заинтересованы в наших фильмах и гонят всякую дребедень.

    – Знаете, когда я смотрела ваш последний спектакль «Родион Романович Раскольников» по Достоевскому, то обнаружила, что зрители впервые слышат этот текст.

    – Еще Немирович-Данченко – соратник Станиславского говорил: «Ставьте классику так, как будто никто никогда ее не читал», но это было в 30-е годы прошлого столетия, когда шло окультуривание безграмотного населения, а сейчас… Выходит, мы возвращаемся назад. Я тешу себя надеждой, что, посмотрев этот спектакль, кто-то из зрителей возьмет и прочитает «Преступление и наказание».

    – Юрий Иванович, вы европейский человек, часто бываете за рубежом и даже ставите там спектакли, могли бы представить себя вне России?

    – Да, я ставил в Америке и преподавал там, но родной язык это такая планета, с которой ничто не может сравниться. Ментальность, это тоже твоя территория, лучше которой ничего нет. Я не могу представить себя без Пушкина, Лермонтова, Толстого, Достоевского, поэтому дал себе слово, пока жив – поставлю все их произведения. И если я этого не сделаю, то сильно себя обездолю. И второе. Это моя главная боль. Когда в советское время появились пьесы Александра Вампилова, – не было ни одного театра, где бы их не ставили. То же самое происходило с пьесами Володина, Розова, Арбузова. А сейчас пиши, что хочешь, – никакой цензуры нет, но и таких пьес нет, чтобы все были заражены ими. Что это? Деградация современного мышления, апатия, неверие? – Не знаю. Прошло 25 лет свободы, ну хотя бы одна пьеса появилась, на которую бы набросились все театры, но такой нет. То, что идет в Театре.doc или в Центре драматургии, – всего лишь для кучки маргиналов, и это погоду не делает. Пока один Сигарев и отдувается за всех.

    – И последний вопрос: почему вы взяли на себя такой груз – провести юбилейный вечер театра?

    – Это не я взял, это мне приказали, обязан был. Но никаких отрывков, никаких воспоминаний, никаких поздравлений не будет и актеров на сцене тоже будет мало, всего 12 человек. Надеюсь, я заинтриговал вас?

    Любовь ЛЕБЕДИНА

    4.04.2013

дополнительная информация

Если Вы располагаете дополнительной информацией, то, пожалуйста, напишите письмо по этому адресу или оставьте сообщение для администрации сайта в гостевой книге.
Будем очень признательны за помощь.

Обсуждение

новости