Виктор Ротин

Кино-Театр.РУ

НАВИГАЦИЯ

Виктор Ротин фотографии

Ротин Виктор Евсеевич

Год рождения: 1931

Фильмография: 4 работы в 3 проектах

биография

Родился в 1931 году.

Окончил Горьковское театральное училище.
В 1964 году актер Архангельского театра драмы.
В 1966 актер театра Дальневосточного военного округа.
Артист Калининградского областного драматического театра; Якутского русского драматического театра.
Актер Костромского театра драмы.
В настоящее время живет в Доме ветеранов сцены им. А.А.Яблочкиной (ДВС) в Москве.

театр

фотографии

публикации

  • Виктор Ротин: «Для меня роль в «Зоне» - это новогодний подарок»
  • Самый пожилой актер нашего сериала Виктор Евсеевич Ротин (Немой зэк) о «Зоне» и реалиях тюремной жизни в интервью нашему корреспонденту.

    - Виктор Евсеевич, расскажите, что привело Вас на «Зону».

    - Я артист Якутского Русского драматического театра. Здесь, в Москве, меня, как ветерана сцены, Союз Театральных деятелей поместил в Дом Ветеранов сцены. Помимо того, что я на пенсии, я занимаюсь коммерческой деятельностью, я акционер. Поэтому, живу не только на пенсию. В какой – то момент мне захотелось пройти кастинг и начать сниматься в кино. Раньше я никогда не снимался в фильмах. Был момент, когда я играл в маленьком театре в Дзержинске главную роль в спектакле «Долги наши», и наш спектакль показывали по телевидению. Тогда я понял, что могу на телевидении выглядеть очень даже неплохо. Тут мне представилась возможность: в декабре я узнал, что проходит кастинг на телесериал «Зона», и решил попробовать силы в роли Немого. Моя игра сразу понравилась Петру Александровичу Штейну. Это было для меня новогодним подарком. Когда меня стал снимать оператор, стало ясно, что я попал в точку.

    - Мы знаем, что Вы сами побывали в заключении. Расскажите об этом поподробнее.

    - Когда я попал в Якутске в Русский Драматический театр, а меня взяли в середине сезона, мне сразу досталась роль генерала Платова, с которой я неплохо справился. Дело было в 1980 году. Вскоре начался сезон отпусков, а мне было не положено, потому что я с нового года сыграл только в одной пьесе, но за свой счет я мог взять отпуск. Тут во мне проснулась коммерческая жилка. Мы как-то поехали с театром на выездной спектакль, и я увидел, как оленьи шкуры закапывают бульдозером в землю. Я знал, что их в то время было очень трудно достать в магазинах. Я подошел к рабочим и попросил их выделать мне несколько шкур. Договорились по бутылке за шкуру. За три дня и два ящика водки они выделали мне эти шкуры. Я привез их в Калининградскую область, и меня задержали за спекуляцию. У меня отобрали все шкуры, намотали на меня иск. Я не считал себя виновным, мне дали адвоката. Кстати, к тому моменту я успел продать почти половину, и мне дали статью за спекуляцию. Срок был три с половиной года, на зоне усиленного режима в городе Гвардейске Калининградской области. Самое страшное было, когда нас этапами туда гнали. Сидеть в зоне – это одно, а идти туда этапами, когда тебя заталкивают в одну машину с собаками, совсем другое. Зато меня раньше освободили за самодеятельность. Я отрастил себе бороду, для того, чтобы сыграть Деда Мороза. Так что к новому году у меня было шесть благодарностей, а их как раз и нужно было шесть штук. Каждая грамота считалась как благодарность, и меня освободили. Всего я отсидел два года и восемь месяцев. Когда я выходил из тюрьмы, начальник зоны мне говорил, что нигде в мире нет статьи за спекуляцию. Когда я вернулся, меня взяли опять в Русский Драматический театр.

    - А поменялось ли отношение к Вам?

    - Да, очень сильно. Меня сначала не хотели брать в театр. Но потом все-таки взяли, потому что я очень хорошо справлялся со своей ролью. Я стал работать официально, мне дали комнату в общежитии. С 1991 года я стал заниматься бизнесом. Сейчас я человек состоятельный, занимаюсь акциями.

    - Вы не поделитесь какими-нибудь интересными историями произошедшими на зоне?

    - На зоне меня все называли артистом, но отношение было ко мне очень неоднозначное. Одни уважали мою специальность, а другие считали, что я шестерка. У меня была тяжелая работа – таскать тяжелые бадьи по 36 килограмм. Я тогда был очень здоровый. Вечером, когда заканчивался рабочий день, можно было принимать душ и идти на зону отдыхать. Я как-то раз пришел мыться первым, и один вор мне говорит «Артист, отойди, дай людям помыться», ударил меня, я стукнулся об кафель, и не долго думая, врезал ему по лицу. Ему невыгодно было говорить, что его ударили, он оправдывал синяк тем, что упал. Но ему не поверили и посадили в карцер. После этого он стал грозиться, что «этого артиста я на пику посажу». Было ясно, что если он не исполнит своих слов, то потеряет авторитет. Меня предупредили о грозящей мне опасности. Тогда я пошел в больничку, там работала женщина, у которой муж был наркологом. Она пообещала мне, что спрячет меня в больничку в Калининграде, а тот объявит, что у артиста поехала крыша. Таким образом, у того вора, который обещал меня убить, не было причин этого делать: чего дурака-то трогать? Только я приехал в больничку, там опять такой же случай. Играем мы в домино, тут по радио начинает петь Магомаев, который был тогда очень популярен, я начинаю вслух им восхищаться. Зэк по кличке Слон начинает его поносить, кричит «Магомаев – голубой!». Я начинаю объяснять, что он нормальный мужик, и жена у него красавица, а тот продолжает, и ещё и меня голубым назвал. Я ему отвечаю «да сам ты голубой!». Он вскочил, и мне ногой в пах, я разогнулся и ударил его по лицу так, что у него челюсть сломалась. Его в карцер посадили. По зоне все новости разносятся очень быстро, и мои бывшие сокамерники вскоре узнали, что я кого-то ещё избил. Когда я вернулся на зону, меня воспринимали как авторитета и побаивались. Потом меня первый мой противник, вор, вызвал на разговор и стал спрашивать, что за история случилась у меня в больничке со Слоном. Я рассказал, тот позвал Слона, выслушал его версию, и отправил его за водкой. Выпили мы водки, все помирились, я даже прослезился. Этот вор в законе на самом деле был очень начитанным человеком, хорошо знал Шекспира, Достоевского, всех классиков. И вот он решил перед артистом показать свои таланты. Прочитал мне монолог из Шекспира, спел несколько песен. И сказал Слону, чтобы он меня охранял. Так что меня потом уже больше никто не трогал.

    - То, что вы сидели, отрицательно отразилось на вашей жизни?

    - Поначалу очень отрицательно. Как только я попал в тюрьму, моя жена меня сразу бросила, и трехкомнатную квартиру в Дзержинске, в которой мы жили, переписала на себя. Сейчас она, конечно, жалеет, потому что я стал более состоятельным, чем она. С сыном я в хороших отношениях. Сейчас, когда на меня уже не смотрят как на зэка, и когда я по телевидению говорю, что горжусь тем, что я первый, кто плавно вошел в рынок, все по-другому. Я правильно сделал, что не остался отдыхать на пенсии, а занялся бизнесом. Важно то, что я не стесняюсь говорить, что при коммунистах сидел. Раньше все очень негативно это воспринимали: даже дочь моя, когда замуж выходила, не пригласила меня на свадьбу. Сейчас все по - другому. Лучше чем при коммунистах, у меня нет ностальгии по тем временам.

дополнительная информация

Если Вы располагаете дополнительной информацией, то, пожалуйста, напишите письмо по этому адресу или оставьте сообщение для администрации сайта в гостевой книге.
Будем очень признательны за помощь.

Обсуждение