«ЧБ». Съемки

Кино-Театр.РУ

Пресс-релизы

«ЧБ». Съемки

В Переславле-Залесском проходят съемки нового полнометражного фильма режиссера Евгения Шелякина «ЧБ» с участием Алексея Чадова, Мераба Нинидзе, Сергея Маковецкого, Марии Андреевой, Игоря Жижикина, Екатерины Редниковой, Александра Головина, Кахи Кавсадзе, Бесо Гатаева, Гурама Баблишвили и многих других.

«ЧБ». Съемки
«ЧБ» - трагикомедия на тему ксенофобии и бытового национализма, так бурно расцветающего в современном обществе. В основу фильма положена казалось бы парадоксальная ситуация: кавказский жулик (Мераб Нинидзе) становится ангелом-хранителем русского националиста (Алексей Чадов).

Действие картины происходит в наши дни. Ярослав, молодой националист, в драке знакомится с кавказским жуликом Нуриком. Между ними завязывается драка, в ходе которой Нурик погибает. Но возвращается в наш мир с миссией: быть ангелом-хранителем Ярослава. Вместе они вынуждены за неполные пять дней пройти географический и духовный путь, который заставляет их понять друг друга, переосмыслить свой взгляд на жизнь.

Ярослав понимает, что ксенофобия разрушительна в своей сути, и ее проявления чаще всего вступают в конфликт со справедливостью, человечностью. Нурик приходит к выводу о необходимости ценить основы семейственности, развивает в себе чувство ответственности за свое поведение в чужом для себя месте.

«ЧБ». Съемки
Продюсерами картины стали Бинке Анисимов, Ибрагим Магомедов, Андрей Галанов и Елена Галанова, сценаристы – Андрей Галанов и Евгений Шелякин.

Интервью с Алексеем Чадовым

«ЧБ». Съемки
Алексей Чадов – исполнитель главной роли Ярослава в новом фильме. Ярослав - убежденный националист. Из-за своей ультраправой деятельности он потерял свою любовь – Вику. Тем не менее, он стремится отомстить ее обидчику – кавказскому дельцу, бандиту Алхану. Мы встретились с Алексеем на съемочной площадке, и он подробнее рассказал нам о своем герое, своем отношении к проблеме национализма и о том, как кино может примирить самые разные народы.
Алексей, кто ваш герой и за что вы его любите? И любите ли?

Конечно, люблю. Я всех своих героев люблю.

Он кто?

Вот давайте начнем с этого. Мой герой – националист. Я националистов не люблю. Но Ярослав проходит путь от националиста, молодого человека, запутавшегося в этом направлении. Это не скинхед, это националист. Человек, который живет в большом городе, в Москве. И сталкивается с проблемой мигрантов, приезжих из ближайшего зарубежья. Это проблема всех больших городов. Вот и мой персонаж столкнулся с ней. Люблю я его? Как националиста - нет. Но как человека, который приходит в конце к правде и очищается, приходит к сути проблемы и смотрит на нее по-другому, вот тогда я его начинаю любить. Об этом история моего героя.

Почему вы решили сниматься в этом фильме?

Фильм об отношениях между так называемыми «черными» и «белыми». Между Кавказом и Россией. Между славянским и кавказскими народами. Национальный вопрос - проблема нашей страны и всех больших стран. Это проблема Америки начала и середины прошлого века. Но они пришли к тому, к чему бы я хотел, чтобы пришла и наша страна.

К чему?

Да, к дружбе…

А за счет чего эта дружба появляется?

А вот вы Советский союз вспомните. Дружили же между собой? Дружили. А потому что единое целое было. Потому что нужно было направлять единый народ. Потому что люди часто агрессивные и злые, и особенно в современном потребительском мире, когда люди стали жить для себя. А жить надо не для себя. Жить надо… хотя бы, для своей деревни, для своего дома, в котором ты живешь. Для своего ближайшего окружения. Для соседа, в конце концов. Нужно ЖИТЬ… И воевать не нужно. Нужно дружить. Вот этот вектор самый цивилизованный. Потому что если мы будем буксовать – а мы и так буксуем тридцать лет, мы еще и не нагнали весь мир, Москва, разве что… А в Америке очень дружно живут белые с черными. Совсем уж отморозки «мексы» живут отдельно.

Как они к этому пришли?

Через кино.

То есть, создавая и рассказывая истории?

Ну а как? Это кино, это книги - по-другому никак. Сейчас, когда поток информации огромен, все про всех и про все знают…

Информация есть, а чувств и состояний недостаток…

Да, и именно поэтому нужен этот вектор. И наш фильм об этом, я и согласился на это предложение, т. к. считаю тему очень важной. Я считаю, что нужно стараться быть дружными, дружить. И объединяться. Поскольку агрессия – это уже вчерашний день. Быть агрессивными – не к лицу россиянам. Хочется, чтобы Россия была цивилизованной страной, а агрессия, вражда – это признаки дикости.

То есть в каком-то смысле национальный вопрос не внутренний, естественный для человека, а создается какими-то внешними условиями?

Это уже отдельная тема. Какой он может быть внутренний?

Боязнь «чужого», «незнакомого».

Что значит «чужого»? Для нашей страны и друг для друга мы все уже не «незнакомые» и не «чужие»… Советский Союз – огромный многонациональный проект с почти вековой историей. Ну, развалили. Люди-то никуда не делись. Как будто я первый раз увидел белоруса или армянина? Нет! Просто нужно перестроиться немного внутренне.

И тут православному человеку проще - нужно «возлюбить ближнего как самого себя». Уважать других людей надо. Есть плохие люди, есть хорошие. И раса или цвет кожи на это совершенно не влияют. Чем черней – тем лучше? Или чем белее – тем лучше? Нет.

Понимаете, когда я приезжаю в Америку, мне очень нравится, как люди друг к другу относятся. Уважают друг друга. Белый с черным работают над одним проектом, как братья. Культура у них разная, ментальность разная, и, тем не менее, они прекрасно сосуществуют вместе.

«ЧБ». Съемки

А на вашей съемочной площадке – тоже достаточно многонациональной – вы объединились?

Если бы я не объединился, я бы не снимался в этом кино. Я объединился давно со всеми. Я как раз вам об этом и говорю. Я вырос в Солнцево, где было много скинхедов. И никогда в этом сам не участвовал, потому что никогда не был националистом. У меня нет неприязни к другой национальности. У меня есть неприязнь к поведению других людей, но это к национальности не имеет отношение.

Мне тоже не нравится, когда в моем городе танцуют лезгинку в метро или стреляют на свадьбе. Мне это не нравится, и об этом тоже наше кино. И оба главных героя фильма должны понимать. Тот, кто приехал сюда, должен понимать, что здесь нельзя так себя вести. А мы должны понимать, что нельзя называть этих людей «чурками» и «чебуреками» и агрессивно к ним относиться. Вот и все.

То есть миссия вашего героя - показать возможность такого изменения?

Здесь два героя. И они приходят вместе к одному. Тут ни русским нужно поменяться или кавказцам нужно поменяться. Тут нужно обоим договориться и придти к общему пониманию. Тогда мы будем цивилизованными. Нас будут уважать...

Интервью с Сергеем Маковецким

«ЧБ». Съемки
Сергей Маковецкий – исполнитель роли Алхана, одного из антагонистов главных героев, кавказского бизнесмена, нередко преступающего закон. В нем борются две ипостаси: материальное и духовное начала. Точнее не борются, а сосуществуют. Филолог по образованию, бывший учитель литературы, Алхан вынужден заниматься «бизнесом».

Кто ваш герой и за что вы его любите?

Зовут его Алхан. Любитель литературы. Знающий литературу. Умеющий точно найти литературную фразу или какой-то афоризм. Но это не мешает ему быть иногда даже жестоким.

А любите за что?

Ну, я еще только начинаю его постигать. У меня сегодня только второй съемочный день. Ты любишь его, как нового персонажа. А за что? Нужно немножко с ним прожить, чтобы понять, за что я его люблю. О ребенке, который еще не родился, как вы скажете? Естественно любите. Но каким он будет, вы же не знаете. Конечно, если бы он мне совсем не понравился, я бы не стал сниматься. Я когда выбираю роли, хочу, прежде всего, чтобы эта роль приводила меня к каким-то размышлениям, проявлениям. Возможность новых красок в ней была. Новый жанр.

Что касается этой роли, во-первых, это трагикомедия, а я очень люблю этот жанр. Во-вторых, сама история написана очень талантливо. История некоего ангела-хранителя. У русского парня — ангел-хранитель «кавказского происхождения». И он примерно, как мой Алхан. С одной стороны - литература, а с другой стороны - зло. А зло, как вы понимаете, не имеет национальности.

О чем для вас эта история?

Для меня она о том, как два человека, может быть, даже где-то непримиримых, вопреки всему оказываются рядом. И по стечению обстоятельств один становится ангелом-хранителем второго. И постепенно эта непримиримость перерастает в то, что они оба открывают для себя какие-то удивительные человеческие вещи. Вместе ищут ответы на вопросы. Что такое совесть? Что такое честь?

Стало общим местом то, что мало хороших историй…

Эта история - хорошая. Она написана талантливо.

«ЧБ». Съемки
А в чем секрет хорошей истории с вашей точки зрения, с точки зрения актера?

Должно что-то происходить между персонажами. Они должны говорить на каком-то хорошем языке. Должны быть какие-то перевертыши. Какие-то неожиданности. Должен ощущаться жанр любой истории. Это может быть драма, трагедия, но должно что-то происходить. Когда ничего не происходит, это не история. Потому что между людьми… даже сейчас мы с вами беседуем, между нами большая история. У вас есть свое желание. У меня есть свое не-желание. И, тем не менее, что-то между нами происходит.

Абсолютно точно.

То, что не оформляется словами. Вы думаете об одном. Я думаю о другом. И между нами что-то происходит в эту секунду. Вот это есть история. История должна БЫТЬ. Из пункта «А» в пункт «Б» пошли на встречу два человека, и они либо встретились, либо не встретились — как и два поезда из анекдота. А почему? Не судьба. Поэтому в любой ситуации, в любом фильме должна быть, в первую очередь, история. И она должна быть интересно рассказана. Возьмите маленькие рассказы Чехова. Насколько очень простыми словами рассказано, как человек просто готовит блин. Как он его обмазал горячим маслом. Потом, разжигая аппетит и наслаждаясь предвкушением, обмазывал его икрой. Места, на которые не попала икра, он облил сметаной. И, казалось бы, есть… Нет. Он посмотрел и не удовлетворился. Он положил на блин самый жирный кусок семги, кильку, сардинку. Свернул блин в трубочку. Выпил рюмку водки. Крякнул, открыл рот… Но тут его хватил апоплексический удар - вот вам история!

Так и в кино. Кино ничем не отличается. В кино должна быть история. Когда смотришь фильм, и там ничего не происходит, мы с вами имеем отношение к сериалу, когда все стоит на одном месте. И люди не говорят, хотя они произносят какие-то буквы. Ничего не происходит. А если что-то и происходит – не интересно. Вот и всё.

Меня, когда я читал этот сценарий, сама история удивила с самого начала. Ни фига себе – ангел-хранитель! Потом я следил, как развиваются постепенно отношения, к чему приходит молодой герой, какие в нем открываются человеческие стороны. И чем это заканчивается неожиданно. Для меня было очень много неожиданного в самой этой истории.

А потом я видел, каким красивым языком это написано. Вот вам, пожалуйста. Все аргументы для того, что бы принимать участие в этом деле.

Интервью с Мерабом Нинидзе

«ЧБ». Съемки
Мераб Нинидзе – исполнитель одной из главных ролей. Он играет Нурика – его персонаж мог бы стать кавказским Остапом Бендером, если бы не постоянные неудачи. Занимался всем, что может принести легкие деньги. И каждый раз терпел крах. В желании материально состояться бросил свою жену, как потом оказалось, беременную. В итоге он в прямом смысле становится ангелом-хранителем националиста Ярослава. И их встреча меняет обоих…

Кто ваш герой и за что вы его любите?
Мой герой - совершенно нормальный человек, на мой взгляд. Он как одинокий волк.

И… Как-то не получилось у него с семьей. Хотелось ему быть одному. И семейные узы его не связали. И он немножко, может быть, современный Бендер, в каком-то смысле. Он ищет свой шанс везде. В каждой новой ситуации, среди новых людей, каждый день. На дороге.

Он существует через принцип «как выжить?». Как сделать из предлагаемого жизнью маленький бизнес, маленькое дело? Как самому себе помочь и тому, с кем он в данный момент находится? Он связывает все эти вещи, импровизирует. Он относится к жизни артистично, и под конец получается, что Нурик очень неординарный, нетипичный. Мы делаем его почти ангелом, завершая эту историю.

Когда я прочел сценарий, я подумал, что это прекрасно написано. И что для меня, как артиста, это шанс сделать что-то новое, показать новый пласт себя через эту характерную роль. Такие роли мне редко дают, потому что, в основном, приглашают на какие-то серьезные депрессивные роли – но их я, кстати, тоже люблю.

И здесь ребята в меня поверили. И от этого большой энтузиазм и азарт. Из-за того, что, работая над этой ролью, я делаю и для себя что-то необычное. То, что я в кино в таком качестве пока не делал.

Как изменяется ваш герой?

Он становится человечнее. История ведь про двух людей. Очень простая, в двух словах. Люди, которые никогда бы не подумали, что их жизнь могла бы свести. Люди, которые по своей воле более трех минут никогда не были бы друг с другом, вынуждены быть друг с другом.

Конечно, изменения следуют, потому что с самого начала есть это враждебное отношение, недоверие к другому, и в каком-то смысле даже ненависть к чему-то «чужому», «неясному». Чужому языку, чужой культуре. Но, то, что героев, которых играем мы с Алексеем Чадовым, буквально связывает один Путь, делает их друг для друга нужными. Они начинает друг у друга учиться тому, чего нет в каждом из них по отдельности.

Они зрелые люди. Не третьеклассники. И когда в зрелом возрасте по выбору судьбы тебе приходится что-то в себе изменить в положительном направлении, я думаю, что это просто подарок. И желаю, чтобы у всех были такие откровения, такие связи в жизни, которые научат вас, как быть человечнее…

Про что для вас этот фильм?

Я боюсь, что это будет громко сказано, но думаю, что, в первую очередь, это о человеческой способности меняться и не бояться этого. Это фильм о приключении двоих потерянных людей, которые благодаря друг другу находят себя. Благодаря существованию другого или той маленькой дружбе, благодаря тому, что они дополняют друг друга. И в этой паре то, что один не додумал, додумывает другой.

Не отрицать ни себя, ни другого, но делать что-то вместе, дополняя друг друга. Фильм о гуманизме. В конце концов, это о том, что то, что нас различает, – это и есть самое интересное и ресурсное. Развить терпимость к «другому», что бы это не пугало. Картина про дружбу, про терпимость, про разницу культур. Про возможность это совместить, а не рвать. Не превратить это в войну, а наоборот – в мир.

То есть получается, для человека естественен внутренний конфликт с чем-то «иным», «чужим», «неизвестным», но в национальный конфликт его превращают какие-то внешние обстоятельства?

Я думаю и так и так. В нашей ситуации это не природа человека, но окружение, в котором он живет, превращают его в националиста. А в обычной жизни даже маленькие дети боятся странностей, каких-то неизвестностей. Страх в человеке заложен. Но в 21 веке некоторые вещи уже непростительны, и пора научиться быть более открытыми, не бояться непохожих людей, думая, что именно они отнимают у нас хлеб или рабочее место.

Непохожие на нас языком, кухней, традициями всегда были во всех культурах. Но теперь у каждого есть возможность нести ответственность за то, как относиться к этим «непохожим». У каждого появляется возможность сказать громко: «Давайте попробуем создать общий мир. Может быть, есть шанс на это…»

Вот такое кино, с появляющейся в нем легкостью, которая нужна и помогает рассказывать о таких вещах с юмором. Потому что у людей всё это очень болит. Особенно у тех, кому приходиться сталкиваться с этим каждый день.

Общие истории помогают создавать этот «общий мир». Кто для вас лучший рассказчик?

Я вырос в Грузии. У нас все рассказчики. И рассказать историю это была не наука, это было искусство. Искусство, как наши деды рассказывали. Истории, которые были или их не было – это уже не имеет значения – главное, как они эти истории рассказывали. И мое поколение взяло это у них. Культуру тамады, общения за столом. Но не только это. Культуру рассказывания.

А что бы выделить кого-то… Федор Михайлович Достоевский для меня самый гениальный рассказчик. Я всегда мечтал играть его персонажей, но я знаю, что в этой жизни мне это не удастся, потому что мне никто не даст эту роль, в России тем более. Я только в Германии могу играть русских, потому что для них все равно, - главное, что бы говорил. В России я могу, наверное, только грузин, евреев, кавказцев играть. То есть я все время кого-то «чужого» играю. Единственное место, где я могу быть «своим», - это Грузия. А там пока очень мало кино. Постепенно что-то начинается. И, надеюсь, со временем я чаще смогу играть у себя на родине на родном языке. Мне интересно играть чужаков, это судьбой моей актерской стало, но иногда интересно играть своего. Человека, который находится в том месте, к которому он принадлежит.

Вы снимались и за рубежом, и здесь. Отличаются ли «наши» истории от «их» историй? В чем секрет «красивых и правильных» историй?

Мне сложно судить, потому что российское кино я смотрю урывками. То, что попадается на DVD, случайно. И у меня нет полной картины. Хорошие истории везде дефицит. Посмотрите на американцев. Они покупают истории уже снятые, ремейки. Новые истории рассказать почти невозможно. Как рассказываешь, вот это, может быть, интересно зрителю. В этом новизна. Показать, что важно для рассказчика. А если ты пытаешься взять меня за нос и показать то, что я уже сто раз видел, вряд ли получится хорошо.

Здесь радость в том, что мы даже не поставили цель сделать что-то неординарное, но получается само. Потому что химическая реакция между артистами, которые на эту картину подобраны, работает.

Мне кажется, очень правильный выбор со стороны режиссерской группы был сделан. И они точно знали, что именно с этими людьми кино будет интересным. Не таким типичным. Или же не тем, что мы ожидаем. Этим картина мне и легла на сердце. Очень обаятельно здесь все. Я чувствую себя дома…

Интервью с Игорем Жижикиным

«ЧБ». Съемки
Игорю Жижикину в «ЧБ» досталась небольшая, но важная роль майора полиции.

О чем для вас этот фильм?

История актуальная… История взаимоотношений между людьми. Национальных взаимоотношений. В этом «зацепочка».

А этот национальный вопрос внутри каждого человека сидит или скорее навязывается определенными обстоятельствами?

Я вообще о нем не думаю. У меня этого вопроса нет. Я последние двадцать пять лет прожил в Лос-Анджелесе, и его там не существует. Там Америка - страна полностью на иммигрантах. И они этот вопрос решают. А здесь ситуация хуже…

Расскажите подробнее о своем герое…

Я не знаю, герой он или нет. Он начальник РОВД. Я вообще люблю «офицерско-военные роли». Они мои, мне они нравятся. Я люблю военных играть. Может, я в армии не наигрался, не знаю. Но мне нравится. Я себя в них вижу. А особенно интересно, когда мне достается не просто военный, а человек, у которого есть какая-то своя харизма. Мой герой - царек в своем небольшом царстве, в своем вот этом отделении полиции, отдаленном от окружающего мира. И вроде он там главный, и в то же время «на нерве», что бы начальству угодить. То есть у него есть какая-то внутренняя линия, которую можно поиграть, и это уже интересно. Не просто такого смелого и боевого… А где он чуть-чуть задумался, чуть-чуть «подобосрался» - и всё. Такие качели определенные…

То есть на маленькой роли тоже можно какую-то историю создать?

Конечно можно. Маленькая, большая – какая разница? Я с удовольствием играю в комедиях какие-то эпизодические роли. Сейчас подряд сделал пару комедий, очень интересных с яркими эпизодами.

А в чем секрет хорошей истории? Учитывая, что в основном мало хорошего материала?

Секрет хорошей истории в хороших писателях, которые могут её хорошо написать и «разложить». Интрига важна. Как она открывается, как решается. Это для актера самое важное. А уж что конкретно написано… Знаете, я столько всего читал – интересных книг, которые мне нравились. Потом по ним пишут сценарий. Читаешь его – и говно полное.

Человек должен написать, а дальше по цепочке: хорошо сыграть, хорошо снять, хорошо смонтировать. Все из этих мелочей. Просто если сравнивать с Голливудом, там к каждой такой мелочи слишком дотошно подходят. У нас иногда торопятся. Или что-то пропускают. Либо что-то считают неважным.

Поэтому на этой картине мне нравится то, что люди делают все спокойно, неторопливо, снимают обстоятельно. И есть возможность подготовиться. Есть возможность на каждый кадр что-то сделать, сотворить. В общем, вот такая скрупулезность иногда и решает судьбу картины.

«ЧБ». Съемки
Интервью с Евгением Шелякиным и Андреем Галановым

Евгений, вы и режиссер, и соавтор сценария. Почему вы выбрали именно такую тему для фильма?

Евгений Шелякин: Я считаю, для этого сейчас самое точное время, потому что у нас тема ксенофобии, бытового национализма как-то активно развивается внутри общества. Хотелось бы высказаться на эту тему. Чтобы люди, которые еще колеблются между националистическими настроениями и самоощущениями обычных человеколюбивых граждан, посмотрев наш фильм, ответили бы, прежде всего, себе на вопросы, которые мы ставим в картине. Это попытка поговорить со зрителем. Поговорить с обществом на эту тему. Очень много резких настроений, резких взглядов сейчас. И в ту и в другую сторону.

Национальный конфликт сидит внутри человека или это внешние обстоятельства его инициируют?
Евгений Шелякин: Тут все вместе. Понимаете, естественно человек, видя, что происходит вокруг, не может как-то на это не реагировать. Я говорил о внутренних колебаниях, и, естественно, на чашу весов все время гирьками падают те или иные резонансные случаи. Но часто люди слишком быстро и слишком резко становятся на ту или иную сторону. Может быть, прежде чем делать каждый шаг, нужно что-то продумать и прочувствовать.
Андрей Галанов: Если говорить в общем, то жизнь была у всех более или менее. А когда начались такие глубинные процессы по изменению границ, изменению экономики, люди попали в совершенно иную ситуацию. Были вынуждены как-то на огромном постсоветском пространстве выживать. Привычные места проживания стали меняться.

Многие из тех, кто живет в Средней Азии, никогда бы никуда не поехали работать, если бы у них дома было все хорошо, как раньше. Точно так же и с нашими северокавказскими республиками. Я сам живу в Махачкале и вряд ли бы переехал в Москву. Там тоже можно писать сценарии, заниматься творчеством. Но сложилась такая взрывоопасная обстановка, когда переживаешь за то, что будет с твоими детьми завтра.

Мераб Нинидзе, играющий главного героя нашего фильма Нурика, уехал из Грузии в Австрию. Он рассказывал: «Мне было 26 лет, а я, что бы купить хлеб, должен был перебегать улицу под пулями. В Тбилиси тогда не было ни света, ни воды». Он тоже никуда бы не уехал. Он любит и тоскует по Грузии, по родному Тбилиси. Это его родина.

И, естественно, происходит столкновение с непривычной для тебя культурой.

Сюда приезжает много людей из Средней Азии. Они несут свою культуру, свои обычаи, к которым они привыкли. А здесь, если раньше люди были рады гостям, то когда приезжает сразу такая масса… это вызывает проблемы с работой, общением. Появляются группы людей, которые общаются на своем языке. Живут по своей сложившейся традиции.

А еще все стали жить хуже. Пропала уверенность. И сразу у человека вопрос: «кто же виноват?» И ищут виноватого. Когда-то кричали: виноваты во всем евреи. Были еврейские погромы. А сейчас говорят: понаехали черные.

Причем, действительно, не всегда сюда приезжают самые лучшие. Есть те, кто ищет легкого заработка и наживы. Понятно, что именно они и создают эти прецеденты со стрельбой с выяснениями межклановыми, межмафиозными. Экономический передел.

Это все создает негативные настроения у людей.

Люди ищут легкие ответы на все свои вопросы, а их нет. И мы легких ответов не дадим. Мы показываем в своем фильме, как два человека за четыре дня сумели понять, что все то, что было для них ценностями до этого момента, – это все так… воздух.

А есть любовь. Есть дети. Есть дружба. И она может быть между людьми абсолютно разных религий, разных национальностей. Это и про нашу команду можно сказать, которая делает фильм. У нас столько разных людей здесь собралось. И это не мешает нам вместе делать одно дело. Вместе творить.
Евгений Шелякин: У нас нет цели всех примирить. Это слишком сложно. Но есть цель предложить людям подумать на эту тему. Именно подумать. Без острых эмоций. Посмотреть на происходящее на экране со стороны.
Андрей Галанов: Мы всячески старались избегать назидательности. Нравоучения.

А вы сами как расшифровываете «ЧБ»?

Евгений Шелякин: ЧБ – это черно-белое. Одна из проблем сегодня (о чем мы говорим в фильме) – это черно-белое восприятие жизни. Очень многие не видят других цветов. Либо все плохие, либо все хорошие. А это не так.

А с другой стороны у нас один герой действительно «черный», а другой «белый»… Хотя «белый» уже больше загорелый.

А то, что герои – болельщики разных команд, специально?
Евгений Шелякин: Конечно. Что-то вставлялось по ходу написания сценария, но ничего случайно не возникало. Мы искали краски. Дополнительные разногласия между героями. И, конечно, футбол здесь одна из наиболее ярких красок. Причем мы специально взяли не российские команды.

Кому из героев вы больше симпатизируете?
Евгений Шелякин: Мы одинаково любим обоих главных героев. Обоих своих детей. Если бы мы кому-то симпатизировали, кино не было бы честным. А мы стараемся его снимать честно.
Андрей Галанов: Мы очень трепетно к этому относились. Чтобы ни один из героев не перевешивал в симпатиях. Мы, конечно, хотели, чтобы они оба были симпатичными при всех своих недостатках. В каждом есть и хорошее, и плохое.

В чем секрет хорошей истории?

Евгений Шелякин: Ну, я вот про честность сказал. Мне кажется именно в этом. Мы писали этот сценарий, не рассчитывая угодить кому-то. Кого-то рассмешить или убедить в чем-то.

Андрей Галанов: Я еще о двух вещах хотел сказать. Должна быть мысль, сформулированная в двух-трех предложениях, которая сразу показывала бы, что это будет интересная история. Такая мысль у нас была. И на нее навертелось уже все остальное повествование, и оно вызывало интерес и живой отклик. Это, видимо, такая тема, которой все сейчас болеют. А второе – хоть, я и боюсь это говорить, потому что это звучит пафосно, – мы с Женей очень искренно переживаем за то, что сейчас происходит…

Интервью с Ярославом Гарнаевым

«ЧБ». Съемки
Молодой актёр Ярослав Гарнаев играет в эпизоде нового фильма Евгения Шелякина «ЧБ». Несмотря на то, что роль ему досталась небольшая, работа над ней оставила яркие впечатления. Ярослав рассказал нам о рабочих моментах съемки, о том, что и в короткой роли есть возможности для импровизации, а также о своем знакомстве с Сергеем Маковецким.

Ярослав, как вы попали в этот проект?

Почти случайно. Как обычно ходил на кинопробы. Меня направили на кастинг фильма «ЧБ». Мне дали небольшую роль — в картине не оказалось ролей моего типажа. Но эпизод очень яркий и забавный. Когда мы непосредственно с режиссером проводили кинопробы, это была сцена, где главный герой Ярослав отбирает у меня мобильный телефон. Евгений «кидал» текст за Чадова, а я должен был просто наблюдать за ним, реагировать. Мы прошли дублей пять. И я каждый раз по-разному делал дубль. Когда текста немного, очень хочется импровизировать, показать себя. А на следующий день мне перезвонили, сказали, что утвердили, и что съемки в Переславле. И мне нравится, что режиссер и сценарист не привязываются напрямую к тексту и дают некую свободу сотворчества. Даже в нашем коротком эпизоде мне удалось поимпровизировать так, что режиссеру понравилось, и мою «находку» оставили. Мне, например, не нравилось, что я молчу, хотя события в эпизоде фактически инициированы мной. Я посоветовался с Женей, и он согласился. А из-за этого весь процесс съемок идет легко, несмотря на жару. Все занимаются одним делом. Такой замечательный процесс сотворчества! Да и сам текст помогает что-то добавлять в роль. Когда же я увидел весь список утвержденных актеров, то понял, что фильм должен быть интересным.

На съемочной площадке вы познакомились с Сергеем Маковецким. Как это произошло?

Я и еще один актер заходим в отель, вдруг подходит Сергей Васильевич с администратором и так непринужденно протягивает нам руку: «Здравствуйте, я Сергей…» Это было удивительно для меня, двадцатилетнего парня… После этого, во время ужина, я случайно попал за столик с ним, режиссером, сценаристом и продюсерами. Я сажусь и молча сижу, испытывая откровенную неловкость среди таких людей. Маковецкий же не умолкал. Он зацеплялся за какое-нибудь слово («мобильный телефон», например) и начинал рассказывать сразу несколько историй, с ним связанных. Он говорил очень тихо, помещение огромное, но все столики киношников не просто затихали, но прекращали есть и слушали Сергея Васильевича. Хотя он не прибегал к каким-то специальным ухищрениям… Просто рассказывал что-то. Я не удержался и задал ему вопрос: «Как у вас получается ТАК удерживать внимание?» И он отвечал очень долго. Может быть, по сравнению с тем, чему нас учат в институте, он ничего нового не говорил, но это было донесено так легко, по-актерски, что все становилось ясным.

Сергей Васильевич играет роль кавказского бизнесмена Алхана. Как он относится к этому персонажу?

В разговоре с режиссером о своей роли он сказал, что не будет прибегать к привычным внешним атрибутам, тем приемам, с которыми у людей и ассоциируется предприниматель с юга. И уж точно не будет нарочитого акцента. Сергей Васильевич четко дал понять, что для него главное — осознать, чем живет этот Алхан, что ему нужно. Попробовать убрать его из сценария и посмотреть, что будет без него. «Когда я все это пойму, я смогу его сделать кем угодно», - подчеркивал он. И все время, которое мы проводили за ужином, он делился своим пониманием героя, тем, как он его будет «делать». Мы как-то с ним просидели до двух часов ночи. Договорились о том, что я приду к нему на спектакль, а он посетит в сентябре спектакль ГИТИСа посмотреть, как я играю, — тем более, что этот спектакль по Чехову, которого он очень любит.

Он поделился с вами какими-нибудь театральными историями? Может быть дал какие-то советы?

Рассказал про случай, как в одной пьесе он ждал своего выхода и наблюдал за партнером на сцене. Вдруг для него становится очевидным, что партнер забывает текст и делает движения к кулисе, чтобы ему подсказали. Но во время его «движений» ни один зритель не шевельнулся, не кашлянул, будучи буквально «прикованным» к актеру. И на контрасте вышел другой партнер, который все очень эмоционально преподносил, прекрасно зная монолог, но внимание зрителя удержать не смог. Эту историю он заканчивал так: «Я не знаю, как удерживать внимание. Врожденное это или приобретенное. Но очень важно разобраться в себе самом. Вплоть до биографии. Не биография? Так прочти про своих дедушек. Не знаешь ничего про них? Так прочти книгу, которая тебя зацепит до спазмов. Память об этом и помогает рождаться роли. И волнение никогда не проходит перед спектаклем или съемками, но именно самоосознанность помогает использовать это волнение во благо…


Ссылки по теме

Обсуждение

анонс