Том Тыквер: «Никто не был готов к победе нацистов»

Кино-Театр.РУ

интервью

Том Тыквер: «Никто не был готов к победе нацистов»

26 января в онлайн-кинотеатре ViP Play и на телеканале ViP Premiere стартовал третий сезон сериала о Германии конца 1920-х годов «Вавилон-Берлин» - самого амбициозного и дорогостоящего телевизионного европейского проекта. В его основу легла популярная серия детективных романов немецкого писателя Фолькера Кучера о похождениях кёльнского комиссара Гереона Рата по изнанке Берлина. Бодрящий коктейль, замешанный на борьбе мафиози, троцкистов, чекистов и немецких политиков за добычу контрабандного русского золота, завоевал симпатию зрителей по всему миру - права на сериал приобрели США, Австралия, Испания, Франция, Китай, Россия и другие страны.

Том Тыквер: «Никто не был готов к победе нацистов»
фото: Кадр из сериала

В третьем сезоне комиссар полиции Гереон Рат (Фолькер Брух) и его боевая подруга Шарлотта Риттер (Лив Лиза Фрис) столкнутся с закулисными интригами кинематографа Веймарской республики, расследуя убийство известной актрисы звукового кино Бетти Уинтер. События в сериале разворачиваются всё в том же 1929 году - за три с небольшим года до того, как демократические идеи молоденькой Веймарской республики, не выдержав испытания мировым экономическим кризисом, будут раздавлены тяжелым сапогом популистов из НСДАП. Кино-Театр.Ру посетил берлинскую премьеру сезона и обсудил с бессменными авторами сериала, режиссёрами Томом Тыквером, Ахимом фон Боррисом и Хендриком Хандлёгтеном возрождение ультраправых настроений в Германии и других странах, а также причины, по которым Берлин всегда был центром притяжения для безумцев со всего мира.

Том Тыквер: «Никто не был готов к победе нацистов»
фото: Хендрик Хандлёгтен, Том Тыквер и Ахим фон Боррис

Об исторической достоверности сериала и перекличках с современностью

Том Тыквер: Это наше видение Берлина 1920-х годов, мы не утверждаем, что так оно всё и было. Это то, как мы себе представляем это место, его энергию, атмосферу. Мы пытаемся взглянуть на него с точки зрения людей, которые живут в фильме. Мы не особенно заинтересованы в объективном отражении исторической реальности, хотя, безусловно, мы чувствуем необходимость придерживаться некоторого количества исторических фактов. Мы не можем просто игнорировать их.

Сравнения с современностью кажутся очевидными, потому что город в те времена пользовался огромной популярностью, жизнь здесь била ключом, был огромный приток мигрантов, особенно из восточной Германии. Берлин славился своей ночной жизнью, здесь ощущалось веяние будущего. И в то же время это был город, полный отчаяния, бедности, сложностей и противоречий. Можно сказать, что и сегодня этого в Берлине предостаточно. Безусловно, это уже совсем другой уровень бедности - районы, которые можно было бы назвать трущобами, исчезли.

Том Тыквер: «Никто не был готов к победе нацистов»
фото: Фото со съемок

О крахе Веймарской республики и победе НСДАП

Том Тыквер: Люди на тот момент не осознавали до конца, что они ходят по тонкому льду. Никто тогда - и мы хотели отобразить это в сериале - не мог вообразить, что общество встанет с ног на голову через каких-то три с половиной года. Именно столько времени (с конца 1929 года до начала 1933 года) понадобилось для того, чтобы НСДАП оказалась у руля. Тогда демократия была новой идеей и, несмотря на все противоречия, она должна была сработать. Но не сработала.
Ахим фон Боррис: Вы знаете, ведь 1920-е не были временем обречённым. Это мы из сегодняшнего дня так трактуем эту эпоху. Нам же было интересно показать, что альтернатива была, что всё могло пойти по совершенно другому сценарию.
Том Тыквер: И мы пытаемся связать некоторые события, которые в совокупности своей привели к этой маленькой червоточинке, в которую просочились ребята, буквально воспользовавшиеся коротким моментом и взявшие страну под контроль. А ведь никто не был к этому готов. Поэтому очень забавно наблюдать сегодня всех этих людей, которые самонадеянно верят в то, что подобными процессами можно манипулировать. С точки зрения истории, если оглянуться назад, видна достаточно чёткая цепная реакция.

Ахим фон Боррис: Но это ретроспективный взгляд. Мы же всегда пытаемся увидеть историю в качестве цепочки последовательных событий - потому что нам так проще увидеть какой-то смысл в произошедшем. Должно быть что-то последовательное, что привело к определенному результату. Но это так не работает, это совокупность каких-то параллельных процессов. И нам интересно это показать.

Том Тыквер: «Никто не был готов к победе нацистов»
фото: Фото со съемок

О возврате общества к ультраправой риторике и об очагах возрождения нетерпимости

Том Тыквер: Мы не говорим о том, что сегодня происходит всё то же самое. Всё гораздо сложнее. Но мы все знаем о ситуации с партиями, с тем, как развиваются выборы, и какие настроения витают в политике. Исходя из этого, можно сказать, что ситуация гораздо менее стабильна, чем пять или десять лет назад.

Ахим фон Боррис: В третьем сезоне есть арка, посвященная мировому экономическому кризису 1929 года. После этого события у людей оставалось всё меньше надежд на достойную жизнь. Как и сегодня. Например, цены на жильё в городах заоблачные - и не только в Берлине, который всё ещё можно назвать одним из самых дешевых городов Германии. Полицейские, почтальоны и даже учителя больше не могут себе позволить жить в городе. Люди чувствуют, что они за гранью элитарной системы. И это очень опасно, на мой взгляд.
Неудивительно, что по всему миру растут настроения правого толка - даже у нас в Германии насчитывается уже 20% правых популистов. Но я действительно думаю, что опыт катастрофы падения Веймарской республики и рождения популизма в этой стране и в этом городе привел к тому, что на данный момент Германия в гораздо более выгодной позиции, чем остальные страны. Мы усвоили этот урок. Так что я преисполнен оптимизма в отношении Германии. Не могу с уверенностью говорить о других странах, но я вижу, что желание рискнуть, зайти немного дальше в таких странах, как, например, Америка, Великобритания, Австрия и, конечно, в восточных частях Европы - выше. Потому что у них нет этого опыта превращения в монстров.
Том Тыквер: Но это уже началось. Повсюду. Даже в Германии. Вы знаете, у нас есть эта партия AFD - очень пугающее явление. У них, на секундочку, 28 процентов голосов.
Ахим фон Боррис: Так я и не отрицаю, что это большая проблема. Но я верю, что опыт нацистской Германии убережет нашу страну от повторения подобных ошибок.

Хендрик Хандлёгтен: Честно говоря, я не разделяю твой оптимизм. Так, вероятно, думает наше с тобой поколение, но люди помоложе - у них этого опыта нет… Ну то есть люди, прошедшие войну, уже мертвы. И, честно говоря, я этому рад. Потому что мне не хочется жить в стране, населённой нацистами в отставке, вне зависимости от того, изменились они или нет. Но поскольку в семьях больше не живут люди, на личном опыте пережившие правление Гитлера и войну, произошло своего рода обнуление. И тут мы оказываемся в точно такой же опасности наравне с другими странами. А в тяжелые времена люди ищут простых ответов. К сожалению, всё вот так жестоко. И я могу это понять. Если ты чувствуешь, что существующая государственная система выкидывает тебя на обочину жизни, то недалёк тот час, когда ты начнёшь слушать людей, которые, как минимум, пообещают вернуть былое величие.

Том Тыквер: «Никто не был готов к победе нацистов»
фото: Лив Лиза Фрис, Ахим фон Боррис и Фолькер Брух

О Берлине и о скорости превращения иммигранта в берлинца

Ахим фон Боррис: Была такая популярная в 1920-е годы песенка, в которой пелось: «Ты сумасшедший малый, тебе надо поехать в Берлин». Конечно, Берлин всегда был центром притяжения для безумцев. Этим он отличается от остальных крупных городов Германии. Берлин всегда был столицей модернизма и безумия, бедности и распущенности.

Хендрик Хандлёгтен: Берлин всегда был и до сих пор остается очень американским городом. Он не очень-то европейский. Здесь нет никакой капиталистической элиты, владеющей и управляющей городом. В этом смысле он совершенно не похож на Лондон, Париж, Гамбург или Рим, в которых жили или живут семьи, столетиями удерживающие какую-никакую власть. Здесь, в Берлине, всё не так. Ведь тут толком и денег-то не сделаешь, не построишь крупный бизнес. Это причина, по которой так много симпатичных людей приезжают жить в Берлин - потому что невозможно делать здесь серьёзные деньги. Люди, конечно, не теряют надежд и всё время пытаются это сделать. Как правило, этим занимаются новоприбывшие берлинцы. Ведь, вы же знаете, что берлинцами становятся все, кто прожил тут хотя бы пару лет. В этом смысле это самый радушный город. В подростковом возрасте я прожил три года в Париже. И я уверен, а это было 34 года тому назад, что если бы я остался там жить на следующие сорок лет, я бы так и не стал парижанином. Не-а. А в Берлине можно прожить полгода, вуаля - и ты уже берлинец!

Ахим фон Боррис: Точно. И тогда ты начинаешь брюзжать и жаловаться на всякие перемены: «Я не хочу, чтобы здесь что-то строили, меня устраивает то, как улица выглядит сейчас, что вы тут понаворотили?» Это классика. Наблюдаю это с тех пор, как здесь живу. Мы все трое родом не из Берлина, но сейчас это наш дом, и мы ощущаем себя стопроцентными берлинцами.

Третий сезон сериала «Вавилон-Берлин» смотрите в онлайн-кинотеатре ViP Play и на телеканале ViP Premiere.


Женя Шабынина

Ссылки по теме

фотографии

Обсуждение

анонс