«Механик: Воскрешение»: Стой, стрелять буду

Кино-Театр.РУ

Спутник телезрителя

«Механик: Воскрешение»: Стой, стрелять буду

Джейсон Стэтем без мыла пролезает в труднодоступные места, чтобы убивать

«Механик: Воскрешение»: Стой, стрелять буду

Некогда маститый киллер Артур Бишоп (Джейсон Стэтэм), предположительно погибший от взрыва, неплохо проводит время в островной части Юго-Восточной Азии: ходит в шляпе по пляжу, смотрит на линию горизонта и знакомится с красавицей Джиной (Джессика Альба), которая хочет помочь местным детям. Мешает злодей с вороньей фамилией Крэйн (Сэм Хэзелдайн). Он хочет, чтобы Артур убрал три цели, поэтому выманивает пылкого киллера на Джину и затем крадет деву, чтобы «механик» его задания все-таки выполнил. Бишоп будет мазаться средством от акул, любоваться чужими бассейнами и даже залезет в неприступный бункер - то ли ради любви с первого взгляда, то ли потому что может.

Три миссии, без затей воткнутые в незамысловатый сюжет, - гораздо больший ключ к пониманию «Воскрешения» Дэнниса Ганзеля, чем предыдущий «Механик» или оригинальная лента 1972 года. Очередной боевик со Стэтэмом - это экранизация несуществующей компьютерной игры, такая же задорная и безголовая, как обе киноверсии стелс-экшна Hitman («Хитмэн» и «Хитмэн: Агент 47»). Можно даже заподозрить, что это и есть та самая не слишком продуманная компьютерная игра: диалоги, интонации и мотивация один в один (в дубляже, надо думать, выйдет даже живее оригинала). Стэтэма, к слову, прочили на роль наемного убийцы со штрих-кодом на затылке из Hitman, но не срослось.

«Механик: Воскрешение»: Стой, стрелять буду

Провал не то чтобы удивительный: чистый боевик с бритоголовым британцем вообще развлечение для сильных духом, а в случае с «Механиком» вся затея выглядела крайне сомнительно с самого начала. Не самый выдающийся, неспешный экшн 1972-го с Чарльзом Бронсоном, открывающийся сценой без слов, которая длится шестнадцать минут, явно не входил в список главных кандидатов на вторую молодость сорок лет спустя. Отголоски хиппи, увлечение восточными единоборствами, конфликт поколений и зарождающаяся искра «прирожденных убийц» - в 2011-м из всего этого наслоения примет 70-х выдернули идею про наблюдательного киллера и позвали в качестве «нового Бронсона» Стэтэма. Тот ожидаемо не смог говорить рядовые вещи так, будто сэнсэй, наставляющий ученика, неспешность сменилась суетой, сюжет в общих чертах повторяет старого «Механика», а режиссера Саймона Уэста, кажется, больше всего волновала сценка «дома у гомосексуала-киллера» (про оригинальный фильм писали, что отношения между Бишопом и его протеже складываются не совсем по принципу «отец-сын», так что ремейку в иронии не откажешь.)

Когда эту невнятную историю понадобилось как-то продолжить, логика плохих видеоигр оказалась как раз кстати: просто новые уровни, просто Стэтэм в разной одежде, просто небритый злодей, просто девушка в беде, просто пара аттракционов, на повествование влияющих более-менее никак. Зато выдумке Артура Бишопа позавидовали бы Кизяков и Бахметьев из «Очумелых ручек» - и если бы ведущий артист хоть раз повернулся бы в камеру и сказал «А теперь берем двухлитровую пластиковую бутылку и отрезаем ей горлышко», у «Воскрешения» еще был бы шанс. За такие финты - а не за лица кирпичом и плохо нарисованные на компьютере взрывы - категорию «б» вообще-то и любят. Но Стэтэма вновь заставляют убивать, а лента немца Ганзеля изо всех сил пытается делать вид, что еще пока все дома.


фотографии

Обсуждение

анонс