«Последние рыцари»

Кино-Театр.РУ

Спутник телезрителя

«Последние рыцари»

Один в поле не ронин

«Последние рыцари»


Средние века. Некое мультикультурное царство-государство. Чернокожий дворянин Барток (Морган Фриман), несмотря на предупреждения своего верного рыцаря и советника Рейдена (Клайв Оуэн), отказывается платить взятки могущественному и коварному министру Геззе Мотту (Аксель Хенни из «Охотников за головами»). Рейден, можно сказать, накаркал – Бартока после отказа от вручения «дара» и нанесения ранения министру приговаривают к лишению титула и земель и немедленной казни, причем привести её в исполнение должен его самый преданный рыцарь. Рейден отрубает повелителю голову, мучимый угрызениями совести, распускает рыцарский отряд и пускается во все тяжкие. Остальные рыцари подаются кто куда, пока их бывший предводитель спивается, но одолеваемый паранойей Гезза Мотт не готов так легко в это поверить. Министр посылает своих людей денно и нощно следить за Рейденом, чтобы убедиться, что его уже не стоит опасаться. Однако месть, как известно, - блюдо, которое надо подавать холодным, и если ты видишь, как пьяный человек продает ростовщику свой меч, это еще не значит, что он разучился с ним обращаться.

«Последние рыцари»

Фильм совместного корейско-американского производства снял японец Казуаки Кирия по известному японскому преданию о ронинах, который перенес её действие на земли условной Европы. Актерский состав тоже вполне интернационален: американец Фриман, англичанин Оуэн, норвежец Хенни и иранец Пейман Моаади («Развод Надера и Симин») в роли императора хорошо оттеняют друг друга. Беда только в том, что режиссура не позволяет никому, кроме Хенни, сыграть что-либо интересное. Конечно, в подобных псевдоисторических фильмах актерская игра не так важна, как умопомрачительные батальные сцены, но и здесь Кирия, несмотря на долгую подготовку зрителя к решающей схватке, не сумел ничем поразить.

«Последние рыцари»

Для фильма про дворцовые интриги «Последним рыцарям» не хватает психологической тонкости и нюансов, а для боевого кровопускания под забралом исторического экшена – банальных колото-рубленых ран. Как писал Борхес, в мире создано всего четыре истории, и осада крепости – одна из них. Жаль, что осада, вернее, атака на замок здесь показана намного менее впечатляюще, чем в «Плоти и крови» Пола Верхувена или даже в первом «Железном рыцаре» Джонатана Инглиша. Герои и злодеи гибнут направо и налево в лабиринте из живой изгороди словно из фильма «Сияние», пока клинки и стрелы свистят в воздухе, но крови за два часа проливается явно меньше, чем за время любой из серий «Игры престолов».

«Последние рыцари»

Разница между фильмом и японским преданием заключается еще и в такой мелочи – настоящий ронин оставил жену, пил и предавался любовным утехам с наложницами, чтобы усыпить бдительность мерзкого министра, а заменивший его рыцарь, делая все то же самое, всего лишь притворялся. Кажется, что и Кирия притворялся, что снимает зрелищный исторический фильм, но это не значит, что мы обязаны делать вид, что нам это нравится.

«Последние рыцари» в прокате с 2 апреля.

«Последние рыцари»


Ссылки по теме

фотографии

Обсуждение

анонс