«300 спартанцев. Расцвет империи»: Это не Спарта

Кино-Театр.РУ

Спутник телезрителя

«300 спартанцев. Расцвет империи»: Это не Спарта

Древнегреческий боевик, выполненный «под Зака Снайдера»

«300 спартанцев. Расцвет империи»: Это не Спарта

Леонид (Джерард Батлер) и его три сотни воинов повержены. Ксеркс (Родригу Сантору), персидский царь и самопровозглашенный бог, обращает взор на остальную Грецию, которая тратит время на споры: нужно ли объединиться, чтобы дать отпор врагу, или воевать поодиночке. Новым героем противостояния с персами становится ярый сторонник демократии Фемистокл (Салливан Стэплтон), а фигуру Ксеркса отодвигает на второй план его сторонница Артемиссия (воинственная Ева Грин). Заявленная в первом фильме схватка самоуверенной тирании и безбашенного мужества превратилась в дуэль демократии с авторитарным режимом и имперскими замашками. То, что началось как антиклерикальный и сатирический кинокомикс, продолжилось в виде костюмированного боевика о торжестве демократии.

«300 спартанцев. Расцвет империи» снял не Зак Снайдер, который предпочел «Человека из Стали», а израильтянин Ноам Мурро. Снял настолько подобострастно по отношению к первой части, словно американец, выступивший в качестве продюсера ленты, взял его в подмастерья и наказал как можно точнее скопировать узнаваемый почерк. Мурро, имевший за плечами только один полнометражный фильм, неплохо справился со стилизацией под Снайдера, правда, такого, которому отказало визионерское чутье, а коронное слоу-мо вообще перестало удаваться.

«300 спартанцев. Расцвет империи»: Это не Спарта

Формальный сиквел «300», который задумывался как спин-офф про Ксеркса, в итоге так и не определился с ключевой фигурой: одеяло перетягивают три с половиной персонажа (Ксеркс, Фемистокл, Артемисия и чуть-чуть вдова Леонида), а сам сюжет собран из тех же сцен, что были в первом фильме: взросление, инициация, копье, брошенное в главного врага (в этот раз удачно), попытка Ксеркса переманить на свою сторону лучшего греческого полководца - чемпиона по морскому бою Фемистокла.

«Расцвет империи» - это рахитичный и добрый брат-близнец «300», пытающийся скрыть прямолинейный и прекраснодушный посыл (демократия лучше тирании, полководец должен беречь жизнь солдата) за литрами крови, многочисленными замедленными сценами и десятками отрубленных голов. Обезглавливание - главный фетиш «Расцвета империи», создатели которого, очевидно, решили, что если в кадре пятнадцать минут никому не будут отрубать голову - зритель начнет скучать. Если у Снайдера все только и говорили, что о мастерстве воина и почетной смерти в бою, то у Мурро еще больше шутят про гомосексуализм афинян и импотенцию воинов демократии.

«300 спартанцев. Расцвет империи»: Это не Спарта

Второй фильм, лишенный полноценной сюжетной поддержки Фрэнка Миллера и визионерского чутья Снайдера, превратился в нагромождение самоповторов и скатился в самопародию с серьезным лицом. Фильму Мурро не хватает ни яиц, ни совести. Самая запоминающаяся сцена, в которой заядлые соперники Фемистокл и Артемиссия начинают возбужденного извиваться в объятиях друг друга, выглядит настолько же пошло, насколько уместно. «Расцвет империи» не рождает никакого напряжения и не дает никаких намеков - картина сразу и во всех смыслах демонстрирует, что зло всегда сверху, но побеждает почему-то добро. Занудное бородатое добро, которое на поле боя демонстрирует больше страсти, чем на импровизированном любовном ложе.


Ссылки по теме

фотографии

Обсуждение

анонс