«Орлова и Александров»

Кино-Театр.РУ

Обзор сериалов

«Орлова и Александров»

На фоне советской власти с человеческим лицом

«Орлова и Александров»

По заснеженным улицам революционного Петрограда волочит за собой санки с бидонами немолодая девочка. У девочки лицо сорокалетней, косички десятилетней и взгляд истосковавшейся по хорошим ролям актрисы. Навстречу ей по той же заснеженной улице двигается молоденький красноармеец в буденовке. У красноармейца такой же взгляд и лицо 45-летнего мужчины. Косичек у него, к счастью, нет, но головой он намертво приклеен к парику, изображающему разудалый чуб. Это движутся навстречу друг другу две судьбы – Любовь Орлова (Олеся Судзиловская) и Григорий Александров (Анатолий Белый), чтобы, на миг столкнувшись париками, расстаться на десять лет и вновь встретиться уже взрослыми.
Так начинается очередной сериал из бодрой советской жизни – «Орлова и Александров», что показывают на Первом канале.

«Орлова и Александров»

Перед зрителями – вся жизнь звездной пары, от знакомства до общей старости. Судзиловская и Белый играют в «Больше, чем любовь», старательно развивая нехитрую мысль о том, что богатые тоже плачут. Вероятно, авторы знают кого-то, кому эта мысль покажется новой. Впрочем, если посмотреть, то львиная доля всей мировой кино- и телепродукции – об этом. Но мы – о другом.

Мы сейчас – о загадке кино. И о его, кино, убогом дитяте – телевизионном кино, о котором даже самый ленивый успел сказать, что это то же кино, но на маленьком экране. Не будем спорить с очевидной ложью. Лучше о загадке.

«Орлова и Александров»

Так вот. Пусть порвут меня на части, но у «Орловой и Александрова» вполне себе пристойный сценарий. Такой, как и должен быть у незамысловатого телесериала для уставших офисных работников, тянущихся к высокому через низкое. Сценарий как сценарий – история любви, не более того. Наплевать на амбиции авторов, думающих, что они показали историю страны через призму любви советской звезды и ее голливудоцентричного мужа. Никакой истории страны здесь нет и в помине, как нет ее и в других отечественных кинобиографиях, чьи авторы утешают себя сладкой мыслью о том, что они учат зрителя любить прошлое своей страны, каким бы это прошлое ни было.

«Орлова и Александров»

Словом, сценарий – обычное и вполне себе удобоваримое сырье для телепродукта. Дальше. Ингредиенты для продукта отечественные, да – так ведь других нет да и быть не может. Каждый по отдельности, в своей емкости в той или иной степени подходящ. Судзиловская моментами даже напоминает внешне Орлову. Белый смахивает на Александрова. Неслабо похож на Утесова Николай Добрынин. Виталий Хаев с вздыбленным париком еще немного – и убедит, что похож на Эйзенштейна. Евгению Князеву для роли Сталина сделали нос еще больше. Андрей Смоляков без всякого грима курносый и похож на Горького.

«Орлова и Александров»

А загадка в том, как из сносных ингредиентов получается несносный продукт. В данном случае у авторов были в загашнике еще какие-то компоненты, не указанные в титрах, но активно участвующие в приготовлении продукта. В гастрономии их называют усилителями вкуса. Сколько и какого усилителя положить – дело вкуса каждого изготовителя. Авторы «Орловой и Александрова» решили не слишком заморачиваться поиском «усилителя вкуса, идентичного натуральному» и использовали самый дешевый, раздав каждому персонажу по мешку. Горькому-Смолякову, например, выдали волжское «оканье». Сталину-Князеву – грузинский акцент и лукавый взгляд из-под бровей. Орловой-Судзиловской – взор роковой женщины и бедра ходуном. Александрову-Белому – громкий голос и резкие движения. Утесову-Добрынину – еврейский акцент. Раневской-Рутберг – мудро поджатые губы. И решили, что этого хватит. Для большей убедительности чуть не во всех эпизодах на улице выставили дворника с метлой и в фартуке, развесили афиши с именами известных исполнителей тех лет – ну и все, точно хватит, уф, ура.

«Орлова и Александров»

Конечно, хватит, если у тебя задача оттарабанить очередной байопик, как это полюбило наше телевидение. Если тебе все равно, про кого делать кино – попало бы «в струю». А в струю нынче попадает все, что способно, по мнению государственных каналов, пробудить у зрителя интерес к советскому периоду, а по ходу дела – к советскому строю. Под прикрытием возбуждения у зрителя интереса к истории собственной страны штампуются агитки про Орлову-Александрова, Фурцеву, Жукова, Галину Брежневу и так далее. «Непростая судьба на первый взгляд успешной (-ого) актрисы, актера, политика, дочери генсека, военачальника – нужное подчеркнуть», «на фоне трудной истории страны», «история любви и невидимых миру слез», «и вожди любить умеют»… и прочие удобные оправдания собственной халтуры, которую нет ни малейшего смысла разбирать всерьез. Мертвое кино нуждается в скорейшем погребении, а не в изучении.

«Орлова и Александров»

И все было бы вполне безобидно, если бы шаг за шагом из этих сериалов не вырастал образ нашей советской родины – близкой и ласковой. С каждым таким фильмом он становится все более душевным, все меньше советская власть нуждается в оправданиях, все чаще звучат примирительные нотки за кадром. В «Орловой и Александрове», например, мы уже видим такого Сталина, какого еще не доводилось, - в исполнении Князева это почти романтик, влюбленный горец, человек с чистым сердцем, которому просто не повезло управлять такой сложной страной в такой сложный период. Пока кто-то очерняет Россию, вызывая народный гнев, кто-то обеляет советскую власть, вызывая властный восторг.

«Орлова и Александров»

Национальная идея в России провалилась. Коммунизм умер, православие рвалось на его место, но не сумело, немного разве что ненависть к Украине, Европе и Америке сплотила народ, но надолго ли? Поэтому лучший и наиболее безболезненный способ вправить народу мозги – посадить его перед телевизором в прайм-тайм и долгими вечерами рассказывать сказку о том, что и в советские времена любили, а не только ссылали в лагеря, а Сталин хоть и деспот был, но без него отечественный кинематограф не состоялся бы.

Ну а в остальном – никакой политики, да.

«Орлова и Александров»


Обсуждение

Ссылки по теме

фотографии

анонс