Прогулки на свежем воздухе

Кино-Театр.РУ

Обзор сериалов

Прогулки на свежем воздухе

Дама явно превзошла своих коллег мужчин, и, едва заприметив имя Валерия Подорожнова в титрах, уже можно было заранее предположить, что фильм про Колю (Владимир Фекленко) получится лучше остальных. В «Глухаре» серии, написанные этой сценаристкой, выглядели очень убедительно.
Пусть фильм «По праву» обычный, пусть со стандартными ходами, но хотя бы добротный и не вульгарный. К тому же, больше похож на реальную жизнь. У Подорожновой здесь все даже круче, чем в «Глухаре». Там, как мы помним, героинь (Марину, Вику) похищают просто так – чтобы попугать (почти французский гламур из рыцарских романов). А здесь Вика (Юлия Самойленко) даже выиграла от такого обострения ситуации с побоями и изнасилованием: характер проявила, как натура стойкая, несгибаемая и не теряющая головы. Жаль только что этой эволюционирующей героине с мужчинами так не везет, видимо, у нее не очень хорошо со вкусом: при таком амбициозном характере девушку привлекают только так называемые «лучшие» мужчины, которых принято называть «мачо», а они, как правило, оказываются вероломными любовниками и подосланными врагами.

И тут обнаруживается стандартная беда сериала «Пятницкий» - предсказуемость. Банковский красавчик Артем (Армандс Нейландс-Яунземс) ясен с самого начала всем, кроме Вики. Уж слишком назойливо он навязывает ей свое общество. Но Вика явно переоценивает степень своего обаяния и обольстительности, как, кстати, делала это и раньше. Ей, современной девушке-интриганке, пора бы уже догадаться, что нет ничего обольстительнее пачки зеленых бумажек. Еще ее и остальных должна была насторожить постоянная осведомленность бандитов о действиях нашей команды героев, но не насторожила. «Ему можно верить, он свой», - говорит Вика Коле. А почему, собственно, «свой»? Чтобы считать человека своим, с ним надо побывать в бою или перестрелке, но уж точно не в постели. Однако Коля верит своей бывшей подруге на слово, потому что все так же наивен, а она верит, потому что влюблена. Глупейшая ситуация, и досадная, потому что героев вновь спасает не их сообразительность, а чистая случайность.
Впрочем, все ходы и линии, включая стрельбу взвинченной Марины (Мария Рассказова) из оставленного ей на всякий случай пистолета, напоминают хорошо подогнанный часовой механизм и не раздражают. Зато в других картинах цикла происходит явно что-то странное.
Я уже предвижу реакцию моих знакомых, проживающих за границей. Они скажут, конечно, что в нашей стране никогда не будет ни толерантности, ни миролюбия. Явно в угоду агрессивному большинству авторы предлагают не только хамски поржать над вполне безобидным английским геем Роем (Игорь Серебряный) в «Страшных лейтенантах», но и порадоваться за свиноподобную свадебную публику с ее «русским духом». Сразу вспоминается пародийное: «Я могуч, я вонюч», и вслед за этим понимаешь, что мы все больше и больше скатываемся куда-то в пещерное средневековье или – что еще хуже – на скотный двор. Шутки сомнительные, реплики в духе современного телевизионного юмора, придуманного своими и для своих, как в плохом капустнике. Черенков и Агапов, которые так нравились в «Глухаре» своей наивной простотой и абсурдными диалогами, предстают в бенефисной серии наглыми хамами с трамвайной остановки (в данном случае – с бензоколонки).
Вспомните, как порой поражал контраст глупости и «нужности» героев в «Глухаре». Агапов (Александр Бобров), не умеющий писать рапорты и раскрывать преступления, оказался единственным, кто сумел подобрать пароль к засекреченной флешке Колиного отца. Черенков (Борис Покровский), с его любвеобильностью и корыстолюбием, вдруг вопреки логике его характера отказывается от выгодного союза с бизнесвумен Александрой (Анна Христич) и от ее денежного вознаграждения. Эти внутренние противоречия делают двух комических персонажей живыми, разносторонними людьми, которым все хорошее не чуждо.
И серию с блестяще придуманным названием «Страшные лейтенанты», намекающим нам и на «Бешеных псов» и на картину Абеля Феррары «Плохой лейтенант», можно было бы снять стильно, пародийно и с нарочитым пафосом. Получился же пьяный междусобойчик с плоскими шутками и сомнительными поворотами сюжета. «Подкидными дураками» в нем выглядят самые трезвые и нормальные герои – жених и невеста (Кирилл Иванченко и Людмила Светлова), у которых с лица не сходит серьезное и унылое выражение чужаков на собственной свадьбе.
Не хочу вновь впасть в умствование, но ничего не поделаешь – опять потянуло в литературу. Есть такой рассказ Чехова – называется «Шведская спичка». Кто его читал, сразу поймет, что фабула «Страшных лейтенантов» списана оттуда. То есть эффектная концовка чеховской миниатюры призвана была спасти этот полнометражный, наспех снятый фильм. Думаю, тот, кто рассказ Чехова не читал, тоже сразу догадался, что никакого преступления не было. Тогда для чего наломали столько дров? Кого разоблачили? Кого оскорбили? Кому плюнули в душу? Может, британцам. Может, нам. Британцы, кстати, гораздо лучше, чем мы, умеют понимать романы Достоевского, которого не читал Агапов. Общеизвестно, что сейчас вообще читать не модно, однако от всего этого как-то не по себе.

Скромное обаяние серии про Зимину (Виктория Тарасова) может несколько сгладить впечатление от «Страшных лейтенантов», но здесь наблюдается иная крайность. Трудно не заметить, что эта серия напоминает нам небезызвестную картину Карлсона «Одинокий петух». Там, если вы забыли, вся картина была пустая, а в углу герой Астрид Линдгрен изобразил нечто маленькое, которое назвал петухом. Карлсон не был знаком с законом симметрии, да и профессиональным художником не считался. Но в профессиональном кино такая симметрия все-таки должна быть. И становится непонятно, почему две трети фильма «Отдел» тянутся не шатко не валко в дневниковых рефлексиях главной героини, а в последней трети все события налезают друг на друга в таком ритме, что на некоторые эпизоды просто не остается времени: о них мы узнаем только из случайных реплик. Если уж было принято решение построить фильм как размышление с закадровым комментарием, то стоило бы и выдержать весь фильм в таком «ознакомительном» духе, как это делает иногда детективщица Полякова. Это ее, как теперь говорят, творческая «фишка». Неторопливость и домашняя уютность повествования характерны и для польской писательницы Хмелевской. И мы охотно принимаем этот стиль. Но в истории Зиминой рассудительность и размышления об околичностях нынешней милицейской работы сбиваются вдруг на хаотичный боевик с дамскими шпильками и не очень убедительными хуками под дых.
Я уже боюсь предполагать, что в сериале «Пятницкий» будет дальше. После сельского боевика «Дэн», триллера «По праву», дневникового «Отдела» и капустного междусобойчика «Страшные лейтенанты» нас ожидают и другие серии. На что они будут похожи на этот раз?


Обсуждение

анонс