Ну ты и «Тварь»: Российский хоррор — проклятье или нет?

Кино-Театр.РУ

Рецензии на фильмы

Ну ты и «Тварь»: Российский хоррор — проклятье или нет?

Страх быть родителями

Ну ты и «Тварь»: Российский хоррор — проклятье или нет?

У супругов Полины (Елена Лядова) и Игоря (Владимир Вдовиченков) бесследно пропадает шестилетний сын Ваня — выходит поиграть на улицу и не возвращается. Проходят три года, тело Вани так и не удается обнаружить. Пара, между тем, решает усыновить ребенка из приюта, причем Полина почему-то останавливает выбор на странном полудиком мальчике, живущем в подвале. Он не разговаривает, шипит на домашнего кота и ворует сырое мясо из холодильника. Тем не менее, в Полине поселяется уверенность в том, что это ее родной ребенок, каким-то образом одичавший за проведенные вне семьи годы.

Ждать от отечественных хорроров свежих идей и неожиданных сюжетных решений довольно бессмысленно, и к «Твари» следует подходить именно с этих позиций. Правда, кое-что сравнительно неожиданное лента все-таки может предложить: прежде чем вырулить на территорию, тщательно исследованную создателями «Омена» и «Кладбища домашних животных», она некоторое время напоминает «Нелюбовь» Звягинцева. Дело не только в линии с пропажей ребенка, но и в холодной сдержанной картинке — кстати, довольно эффектной. С визуалом в «Твари» вообще более-менее порядок — капли и отражения оператору удались. Ситуация ухудшается, когда дело доходит до компьютерной графики: она напоминает скорее о монстрах из вышедшей полтора десятка лет назад игры Silent Hill 4, а не о том, что сегодняшняя аудитория привыкла видеть на больших экранах. Впрочем, собственное настроение — неуютное, давящее — у «Твари» все же есть (и это заслуга не только изображения, но и угрожающе булькающего за кадром саундтрека).

Ну ты и «Тварь»: Российский хоррор — проклятье или нет?

Чего в «Твари» нет — так это авторской позиции, какой-то яркой и внятно озвученной мысли (это довольно странно — все-таки идея, положенная в основу сценария, принадлежит Анне Старобинец). Это чисто жанровая история, работающая на клише и штампах. Разумеется, на нее можно смотреть под разными углами — в частности, кто-то разглядит символизм уже в том, что Лядова и Вдовиченков и вне экрана состоят в браке. Другие дотошные зрители, возможно, прицепятся к мысли о том, что ребенок нередко становится полем боя для родителей — и те, якобы демонстрируя свою привязанность, на самом деле манипулируют родственниками (отношения приемной семьи к нео-Ване — влюбленность Полины и настороженность Игоря — со временем меняются на противоположные, причем каждый неизменно убежден в своей правоте и отказывается слушать другого). Впрочем, авторы не склонны углубляться в разбор семейных отношений, а ближе к финалу и вовсе концентрируются на типичных для хоррора элементах — кровавые разводы на полу, иглы в каше; тут уж мысли начинают путаться, повествование становится совсем сбивчивым, градус банальности зашкаливает.

Не очень понятно, чем эта довольно безликая история привлекла актрис вроде Лядовой и Розы Хаируллиной (последней по традиции досталась роль второго плана). К обеим нет претензий — так же как и к Евгению Цыганову, весьма убедительному в роли безэмоционального психолога, дающего неудачные советы — но всем им, в общем-то, нечего играть. По крайней мере, Лядова пару раз убедительно изображает испуг. С другой стороны, можно предположить, что фильм стал бы только лучше, если бы его создатели не так усердствовали в попытках напугать и героев, и зрителей. Возможно, авторам стоило сконцентрироваться не на монстре (то есть, простите, твари), а на тревогах и опасениях, связанных с родительством и семейной жизнью. Есть вероятность, что картина бы вышла более жуткой.

«Тварь» в прокате с 28 ноября.


Ссылки по теме

фотографии

Обсуждение

анонс