В сетях шпионажа: стереотипы советских фильмов о шпионах 1930-х годов

Кино-Театр.РУ

История кино

В сетях шпионажа: стереотипы советских фильмов о шпионах 1930-х годов

Советские шпионские фильмы 1930-х были построены по двум стереотипным сюжетным схемам:
В сетях шпионажа: стереотипы советских фильмов о шпионах 1930-х годов - шпионы охотятся за советскими военными секретами, стремясь выкрасть у советских ученых, инженеров чертежи новейших самолетов и прочей техники, а также планы/карты месторождений полезных ископаемых («Частный случай», «Высокая награда», «Ошибка инженера Кочина», «Гайчи», «Гость»), вербуют или пытаются вербовать для этих целей неустойчивых советских граждан интеллигентного вида, но в итоге терпят полное поражение – их ждет разоблачение и арест;

В сетях шпионажа: стереотипы советских фильмов о шпионах 1930-х годов - шпионы/диверсанты нелегально переходят советскую границу, но их разоблачают и ловят отважные пограничники, которым активно помогает местное население («Застава у Чертова брода», «Граница на замке», «Дочь Родины», «Ущелье Аламасов», «Морской пост», «На границе», «На дальней заставе», «Пограничники»).

Шпионы эти могли маскироваться под простых трудящихся «народного вида» («Дочь Родины», «Граница на замке»), но, как правило, изначально имели омерзительные черты «гнилой интеллигенции» («Высокая награда», «На границе», «Ошибка инженера Кочина»).

В сетях шпионажа: стереотипы советских фильмов о шпионах 1930-х годовОчень часто ловить и разоблачать вражеских шпионов в советских фильмах 1930-х годов помогали вездесущие дети младшего и пионерского возраста («Печать времени», «Высокая награда», «Гайчи», «Поезд едет в Москву»). Чего стоит одна только фабула фильма «Печать времени» (1933), где шпион в купе с кулаком и священником хочет вызвать панику населения и помешать военным маневрам, да не тут-то было: его разоблачают пионеры. «Особая и двусмысленная прелесть фильма заключается в том, что эта экранизация кукольного спектакля: марионетки вместо людей – можно ли представить более ядовитую самопародию!» [Притуленко,1995. С.105].

Если в начале 1930-х главными врагами в советских фильмах выступали большей частью кулаки, вредители из «бывших», басмачи, да затаившиеся белогвардейцы, то во второй половине 1930-х их по большей части вытеснили зарубежные шпионы. Это легко проследить и статистически: с 1930 по 1935 шпионы (в той или иной ипостаси) появлялись в 8-ми игровых фильмах, а с 1936 по 1939 уже в 20-ти (из них: 1936 год – 2; 1937 – 4; 1938 – 6; 1939 – 8).
Конечно, далеко не всегда шпионы в этих фильмах становились доминирующими персонажами. Иногда положительные герои разоблачали и ликвидировали их как бы между делом, походя. Но суть от этого не менялась – экран активно внушал зрителям, что шпионы буквально наводнили страну и, следовательно, - шпионом может быть каждый – прохожий, сосед, приятель, возлюбленный, родственник… Главное – вовремя проявить бдительность, не расслабляться, сообщить «органам» о своих подозрениях, дать отпор, задержать и т.д. Как говаривал один из главных героев «Высокой награды», «людей надо проверять. Внимательно и зорко проверять, чтобы под маской не спрятался враг». При этом шпионы изображались «чуждыми не только по национальной, но и по классовой принадлежности. Они — представители буржуазной культуры [Снайдер, 1999].
В итоге на основании просмотренного и изученного материала студенты могут выделить обобщенную структуру стереотипов советских шпионских фильмов 1930-х годов.

Структура стереотипов советских фильмов о шпионах

1930-х годов

Исторический период, место действия: 1930-е годы, СССР, иногда зарубежные страны, посольства.

Обстановка, предметы быта: скромные жилища и предметы быта советских персонажей, служебная обстановка кабинетов.

Приемы изображения действительности: условно реалистические по отношению к положительным; по отношению к персонажам отрицательным возможна определенная доза гротеска.

Персонажи, их ценности, идеи, одежды, телосложение, лексика, мимика, жесты: положительные (пограничники, сотрудники контрразведки, мирные граждане) и отрицательные (шпионы, диверсанты и их пособники). Они В сетях шпионажа: стереотипы советских фильмов о шпионах 1930-х годовразделены идеологией и мировоззрением (буржуазным и коммунистическим). Мужские персонажи (как положительные, так и отрицательные), как правило, обладают крепким телосложением. Однако возможны варианты – как положительные мужские персонажи (ученые, инженеры), так и отрицательные (шпионы, их пособники) могут иметь заурядные физические данные и интеллигентную внешность.
При внешне симпатичных данных женские персонажи могут быть положительными героинями без страха и упрека («Дочь Родины», «Высокая награда»), так и отрицательными («Застава у Чертова брода», «Ошибка инженера Кочина»). Само собой, даже если шпионы могут на какое-то время (до разоблачения, например) выглядеть нейтрально или привлекательно, но затем обязательно обнаружат свою мерзкую сущность...
Правда, часто уже с самого начала шпионы могут быть показаны врагами с «заграничной» внешностью и неприятными тембрами голосов (например, персонажи А.Файта в «Высокой награде» или Э.Гарина в фильме «На границе»)...

Существенное изменение в жизни персонажей: шпионы совершают преступление (кража/попытка кражи секретных документов, чертежей, нелегальный переход границы, диверсия, шантаж, убийство).

Возникшая проблема: нарушение советских законов.

Поиски решения проблемы: расследование преступления, слежка, преследование шпионов и диверсантов.

решение проблемы: доблестные советские контрразведчики разоблачают/ловят/уничтожают вражеских шпионов и диверсантов.

В сетях шпионажа: стереотипы советских фильмов о шпионах 1930-х годов Любопытно, что стереотипы шпионских лент 1930-х были талантливо спародированы Геннадием Полокой еще в 1970 году – в фильме «Один из нас», действие которого разворачивается накануне войны с нацистами, и где собраны практически все штампы шпионской серии сталинских времен.
Не менее изощренную постмодернистскую игру со стереотипами шпионскихВ сетях шпионажа: стереотипы советских фильмов о шпионах 1930-х годов фильмов 1930-х затеяли авторы фильма «Шпион» (2012), поставленном по роману Б.Акунина. Но если в черно-белой пародии Г.Полоки внешний изобразительный ряд точно вписывался в стилистику кинематографа 1930-х, то в цветном «Шпионе» возникает своего рода утопический образ ампира сталинской довоенной Москвы, в реальности оставшейся лишь в замыслах, чертежах и макетах. Да и персонажи ленты по своей стереотипности приближены больше к комиксным, нежели к привычно кинематографическим.


Обсуждение

анонс