«Нимфоманка. Часть первая» Ларса фон Триера

Кино-Театр.РУ

Арт-хаус в кино

«Нимфоманка. Часть первая» Ларса фон Триера

Однажды поутру в одном из дворов, предположим, Лондона пожилой холостяк Селигман (Стеллан Скарсгаард) находит избитую женщину средних лет (Шарлотта Генсбур). Решительно отказываясь от предложения вызвать скорую помощь, незнакомка напрашивается на чашечку чая с молоком.

«Нимфоманка. Часть первая» Ларса фон Триера

Оказавшись в скромной обители Селигмана, женщина (которую зовут Джо) соглашается объяснить ситуацию и рассказывает ему историю своих сексуальных похождений. Поминутно настаивая на том, что она - очень плохой человек, Джо начинает свою повесть в восьми главах с рассказа о детстве. В следующих четырех главах промелькнут: унизительный эпизод дефлорации, азартный секс-марафон с незнакомцами в поезде, богохульная секта нимфоманок, полифонический секс по расписанию и первая любовь.

«Нимфоманка. Часть первая» Ларса фон Триера

Селигман, не обремененный никакими предрассудками и совершенно чуждый ханжеству, внимательно слушает историю Джо, украшая ее необычными комментариями. С ироничной объективностью он пускается в серьезные сравнения: в количестве фрикций видит числа Фибоначчи, а в искусстве соблазнения - уловки рыбака. Эта философская беседа строится вокруг предметов, находящихся в полупустой комнате, будь то мушка или рогалик. Завершив очередную главу, Джо обращает внимание на новый предмет, которому, как выясняется, отведена определенная роль в следующей главе.

«Нимфоманка. Часть первая» Ларса фон Триера

В ноябре прошлого года появилась новость о том, что Триер смонтировал фильм, продолжительностью пять с половиной часов (обогнав, таким образом, еще один откровенный опус - "Жизнь Адель" - на два с половиной часа). В результате разногласий с продюсерами, режиссер отказался принимать личное участие в сокращении фильма. В итоге зритель получит "урезанный" (не благословленный Триером) четырехчасовой вариант, который покажут в двух актах, а в России - еще и с трехнедельным антрактом. Этот садистский ход, если призадуматься, вполне соответствует насильственным нормам самого режиссера. Первая часть «Нимфоманки» завершается кульминационной пятой главой, в которой новое для героини сочетание любви и секса оборачивается невосполнимой потерей. С появлением титров к успевшему втянуться в историю зрителю приходит обидное чувство неудовлетворенности. В контексте тематики фильма сравнение с прерванным (при этом долгожданным) половым актом не будет таким уж преувеличением.

«Нимфоманка. Часть первая» Ларса фон Триера

Фрустрация вдвойне обеспечена тем, кто по крупицам собирал информацию о фильме и уже знаком с интригующими отзывами журналистов, посмотревших "Нимфоманку" целиком. Известно лишь то, что вторая часть посвящена поискам утраченного оргазма, сопряженным с разного вида сексуальными экспериментами. Скормив зрителю наживку в виде избитой Джо, Триер не спеша препарирует секс и сопутствующие ему явления с помощью самых разных аналогий. И тем самым добивается ошеломляющего комического эффекта. Соло Умы Турман в главе о супружеской измене - драгоценный эпизод первой части, торжество черного юмора. Но есть тут и "старый" Триер, внимательный к судорогам и смакующий беспомощность. Черно-белая глава про отца Джо (Кристиан Слейтер) - затянутая пытка, обязательный элемент программы, выполненный в запатентованном фирменном стиле режиссера.

«Нимфоманка. Часть первая» Ларса фон Триера

Назвать "Нимфоманку" порнографическим фильмом не получается, по крайней мере, по итогам первой части. Абсолютно все заявки в нем трансформируются в нечто принципиально иное. Даже изображенные на постере к фильму скобки, символизирующие, вроде бы, вагину, вмещают в себя гораздо больше лежащей на поверхности хулиганской коннотации. Печальные признания Джо, проходя сквозь фильтр рациональных воззрений Селигмана, теряют первоначальный смысл, меняют эмоциональный окрас и нравственный курс.

«Нимфоманка. Часть первая» Ларса фон Триера

Безусловно, это исповедь. Но вывернутая наизнанку исповедь, в которой заинтересованным лицом является не грешница, а исповедник. Джо не нуждается в прощении и не выражает желания наполнять смыслом свои действия. Но Селигман спешит выдать ей очередную индульгенцию, пытаясь измерить ее чувственный опыт числами и перевести его на язык прочитанных книг. Селигмана это все забавляет (за его фигурой, особо не прячась, стоит сам Триер - интеллектуал-вуайерист, которому многие по ошибке приписывают наличие каких-то там комплексов). А вот что думает и чувствует Джо, при том, что она только и говорит о своих мыслях и чувствах - понять практически невозможно.

«Нимфоманка. Часть первая» Ларса фон Триера

За рамками пагубного пристрастия ее личность достаточно размыта. О Селигмане, впрочем, тоже мало что известно помимо того, что он склонен к бессмысленному накоплению теоретических знаний. Оба - полностью противоположны друг к дугу, но кажется, одинаково несчастны. Сложно делать выводы, не посмотрев вторую часть. Но, кажется, Триер продолжает настаивать на том, что "не надо стесняться". Чем все это закончится - даже подумать страшно. Но оттого еще интересней. Кто знает, может быть, встреча Джо с Селигманом - очередной эксперимент?


Ссылки по теме

фотографии

Обсуждение

анонс