Ольга Белинская

Кино-Театр.РУ

НАВИГАЦИЯ

Ольга Белинская фотографии

Белинская Ольга Владимировна

Дата рождения: 28.12.1974

Фильмография: 25 работ в 25 проектах

биография

Родилась 28 декабря 1974 года.
В 1997 году окончила факультет искусств Санкт-Петербургского гуманитарного университета профсоюзов (мастер курса З.Я.Корогодский).
С 2003 года работает на экспериментальной сцене под руководством Анатолия Праудина.
С 2005 года сотрудничает с Театром Поколений.
С 2015 года работает в Александринском театре.

театральные работы

Экспериментальная сцена под руководством Праудина (2005-2010): "Поющие призраки" - Анна Ахматова
"Вишневый сад" - Дуняша
"Дом на пуховой опушке" - Крошка Ру
"Царь Петр" - Девочка

ТЮЗ им. Брянцева (2011):
"Титий Безупречный" М.Курочкин - Порк, жена Тития ( режиссер Б.Павлович)

Лаборатория театр-он:
"Пять вечеров" А. Володин - Тамара (режиссер А. Трусов, 2011)
"Фро" А. Платонов - Фро (режиссер Т. Артимович, 2010)

Театр-фестиваль Балтийский дом:
"Чайка" А.Чехов - Аркадина (режиссер Йонас Вайткус, 2012)
"Антитела" А. Совлачков - мать Паши (режиссер М. Патласов, 2012) - национальная премия "Золотая маска"
"Зеленый шатер" Л. Улицкая - Олька (режиссер А. Бубунь, 2012)

Театр "Приют комедианта":
"Кукольный дом" Г. Ибсен - Нора (режиссер Ю.Квятковский, 2012)

БДТ им. Товстоногова:
Катарина Эгерман - "Из жизни марионеток" (2013, реж. Анджей Бебень)

Александринский театр:
Леди Макбет - "Макбет" (реж. Кшиштоф Гарбачевский)
Ослица - "Теллурия" (реж. Марат Гацалов)
Лиза Протасова - "Третий выбор" (реж. Валерий Фокин)

Социальный проект:
Яша Яблочник - "Неприкасаемые" (реж. Михаил Патласов)

призы и награды

Лауреат международного фестивля Монокль 2009 года за моноспектакль "Фро" режиссер Татьяна Артимович

театр

фотографии

публикации

  • Если материал дается мучительно, значит, я на верном пути
  • Минувший сезон стал для актрисы Ольги Белинской поворотным: за участие сразу в двух премьерах – «Кукольный дом» в «Приюте комедиантов» и «Зеленый шатер» в «Балтийском доме» – эксперты «Золотого софита» назвали актрису в числе номинантов высшей театральной награды Санкт-Петербурга. В той же номинации – «Лучшая женская роль» – ее имя прозвучало на последней «Золотой маске» – за роль в спектакле «Антитела». Этот спектакль – одно из самых ясных театральных высказываний на тему ксенофобии в нашем обществе. В этом спектакле Ольга Белинская играет роль матери убийцы. О том, как актриса вживается в свои такие разные и такие непростые роли, она рассказала корреспонденту «НИ».

    – Насколько близок вам, матери 16-летнего парня, ваш персонаж в «Антителах» – мать подростка, ставшего убийцей?

    – Если персонаж мне чужд и зацепиться в нем не за что, нет темы – я за работу не берусь. А тема этого спектакля, сделанного на страшном реальном сюжете – убийстве студента-антифашиста Тимура Качаравы, – никого не оставила равнодушным. Ни режиссера Мишу Патласова, ни драматурга Андрея Совлачкова, ни моих замечательных партнеров-актеров, которые лично встречались с прототипами, работая над своими текстами. Кстати, в Питере до этого документального театра не было, «Балтдом» оказался первопроходцем. Так вот, когда я прочла этот материал, даже испугалась, потому что нашла много общего с собой. Признаваться в этом себе было больно. Но поняла, что если так мучительно дается, значит, я на верном пути. Значит, вскрываются и мои потаенные «сундуки». Многие родители думают: шестнадцать лет – переходный возраст, это пройдет, надо подождать, перетерпеть. Но нельзя терпеть и не надо ждать – ты никогда не знаешь, во что выльется подростковый кризис. Вот недавно моя подруга, у которой не было проблем с сыном, нашла у него бейсбольную биту – оказалось, что он ходит избивать узбеков, вступил в нацистскую организацию. Нет такой проблемы – отцы и дети. Она придумана в оправдание самих себя. Есть проблема отцов и матерей, которые предпочитают быть друзьями-подружками своим детям, но не взваливать на себя обязанности взрослых воспитателей. Огромная разница между истинной любовью к ребенку и попыткой заслужить любовь ребенка любым способом! Испанский студент с синдромом Дауна Пабло Пиннеда пишет, что родители, которые ограждают своего ребенка от столкновений с миром, чрезмерно опекают его, – преступники.

    – Вы в этой роли рассказываете о страшных вещах, посмеиваясь. Откуда этот прием?

    – Так реагирует и прототип. Это результат срыва – женщине, окончившей консерваторию, чтобы поднять детей, приходилось работать на нескольких работах, причем не по специальности (сейчас она электрик). И в результате жизни, положенной к ногам детей, она стала матерью убийцы. Помню, как разговаривала со своей героиней, которая как раз приехала с зоны после свидания с сыном. Я пыталась узнать о сыне, а она все уходила в какие-то политические темы, говорила о том, как мы тяжело живем… Этот смех звучит в самых неудобных местах, когда она говорит о каких-то пограничных темах – про смерть, например. Так, видимо, проявляется тотальное разрушение ее внутренней гармонии. Впрочем, как почти у всех моих героинь – им, как правило, в начале спектакля бывает очень плохо, а в конце спектакля – совсем невыносимо жить.

    – В «Зеленом шатре» вы как раз сыграли барышню, вполне гармоничную вначале, – пламенную комсомолку, искренне вписанную в плакатный имидж сталинской эпохи…

    – Самое удивительное было, что этот мой персонаж, Олька, как-то настойчиво «просилась в рисунок», как будто кто-то изнутри в меня стучался, требовал. Всех своих персонажей во время репетиционного периода я рисую, но здесь рисунков было много, гораздо больше, чем обычно, – ежедневно я ее рисовала пастелью. Тогда я еще не знала, что Олька – реальный человек, а когда Людмила Евгеньевна Улицкая приехала и рассказала об этом, все сошлось. Еще до начала репетиций я поехала в Москву, чтобы посетить все места, где происходит действие, подышать этим воздухом, посмотреть на архитектуру, на камни, на асфальтовую пыль. Сорвала и засушила колокольчик в Аптекарском саду, потом вставила в рамку, в которой храню эскиз костюма Оли. Вообще, я очень благодарна Анджею Бубеню за эту работу: он так чувствует женскую суть! Моя «кибитка», мир, в котором существует Олька, завешана туфлями – это Анджей подсказал ее «бытовую привязанность». И каждому из моих партнеров он выстроил такую же четкую материальную и эмоциональную партитуру.

    – И у вашего персонажа в спектакле Юрия Квятковского «Кукольный дом» тоже есть реальный прототип – писательница Лаура Киллер, которая, как и Нора, многим рискнула ради мужа и поплатилась за это. Вас не смутило такое несходство с прототипом твоего огламуренного персонажа?

    – У Юры Квятковского и Полины Бахтиной очень острая концепция – все действие переносится в «роботизированное» будущее. В котором люди становятся киборгами. Для меня здесь было важно, как из идеальной электронной куклы Нора превращается в человека. Как по кусочкам в течение спектакля отлетают механические выученные реакции, подиумная пластика, даже обколотое ботоксное натянутое лицо старится. Идеально заточенная на успех машина превращается в человека. В работе над Норой, кстати, совсем не хотелось рисовать – зато собрала целую коллекцию модельных барышень из глянцевых журналов.

    – Все свободное время у вас занято хобби – вы рисуете, лепите, играете на пиле – это от актерской «недозанятости»?

    – Совсем нет! У меня получается примерно 12 спектаклей в месяц. Но я еще успеваю, например, заниматься керамикой – хожу в мастерскую и леплю из глины чашки, бусы и всякую всячину. Сейчас побегу «молочить»! Раскаленное изделие после обжига опускают в молоко, и оно становится черным, это такой древнерусский способ. Недавно увлеклась ломографией – купила на блошином рынке советский пленочный фотоаппарат ломо-компакт. Прелесть его в том, что он искажает изображение и цвет – результат непредсказуем. Получается особый фантастический мир. Результат моей актерской работы всегда находится внутри меня, но, если я не на сцене, его невозможно увидеть, поэтому мне так важно зафиксировать своих персонажей на бумаге, а мир – на пленке. Уверена, что любые знания и умения со стороны только обогащают мою профессию.

    – А для чего вам еще и йога?

    – Для меня это дополнительный тренинг (действующему актеру архиважно обновлять самые разные техники, участвовать в тренингах и мастер-классах). А в йоге начинаешь преодолевать стереотипы, связанные со своим телом и сознанием. Хоп – и вот я стою на руках. Хоп – стою на голове. В «Зеленом шатре», например, мне приходится произносить текст и вниз головой, и в стойке на плечах, и с пережатой диафрагмой, и вертясь на турнике. В общем, плотное сочетание голоса и тела. Раньше я этого очень боялась. Когда преодолеваешь страхи, связанные со своим телом, легче преодолевать страхи обстоятельств, с которыми сталкиваешься в жизни.

    Светлана Полякова

дополнительная информация

Если Вы располагаете дополнительной информацией, то, пожалуйста, напишите письмо по этому адресу или оставьте сообщение для администрации сайта в гостевой книге.
Будем очень признательны за помощь.

Обсуждение

новости