Ад на колесах

Кино-Театр.РУ

Мнение

Ад на колесах

Гид по киновселенной «Безумного Макса»

Ад на колесах

В четверг на экраны российских кинотеатров выкатит «Безумный Макс: Дорога ярости» - четвертый фильм про Макса Рокатански, бывшего полицейского, который мчится своей дорогой в жестоком постапокалиптичном мире.

Первая картина вышла в далеком 1979 году, главную роль сыграл молодой Мэл Гибсон, а фильм стал дебютом австралийского режиссера Джорджа Миллера. За шесть лет история про воина дорог превратилась в трилогию (везде главную роль сыграл Гибсон), миллеровский постапокалипсис разросся до полноценной вселенной, и четвертый фильм (уже с Томом Харди в роли Макса), события которого разворачиваются между первой и второй картинами, рассказывает о нестройной географии нового мира, выросшего на руинах людской цивилизации, едва не больше, чем все предыдущие.


«Безумный Макс» (1979)

Ад на колесах

А началось все в недалеком (для 1979-го) будущем, когда мир еще не погрузился по колено в песок, но разгул беззакония превратил Австралию и другие страны в дистопичные копии самих себя, где люди гибнут не за идею или металл, а за бензин - самую большую ценность, и где ты - это твоя машина. Макс Рокатански (Мэл Гибсон) - неудержимый и молодой офицер Основного Силового Патруля, который днем отлавливает бандитов с большой дороги, а вечером предается беззаботности с женой (Джоанн Сэмюэл) и сыном. Жизнь Максу и остальным патрульным сильно осложняют байкеры под руководством Пальцереза (Хью Кийс-Байрн), сменивший на посту лидера почившего в огне Ночного ездока (Винсент Джил) - анархиста и отморозка. Банда решает отомстить за экс-вождя, а затем натыкается на отдыхающих жену и сына Рокатански, ничем хорошим это не заканчивается, а Макс становится по-настоящему безумным (чего всегда и опасался).

Ад на колесах

Полнометражный дебют Джорджа Миллера, снятый за 350 тысяч австралийских долларов, а собравший 100 миллионов долларов американских (рекорд прибыльности, побитый «Ведьмой из Блэр» лишь спустя два десятилетия), прорастал из настоящего сора. Денег не хватало, сценарий приходилось переписывать на ходу, в дело шли списанные полицейские машины, перекрашенные по сто раз, а в роли байкерской банды бесплатно снялась вооруженная до зубов байкерская банда, за которой охотилась местная полиция. Воинам дорог потом отошла часть мотоциклов «Кавасаки», которые, вместе с двухколесными «Хондами», для съемок предоставили бесплатно.


«Безумный Макс: Воин дороги» (1981)

Ад на колесах

Бюджет в 4,5 миллиона австралийских долларов и груз ответственности заставили Джорджа Миллера в сиквеле «Безумного Макса» все-таки считаться со зрителем и понятнее проговаривать историю. Так появляется эпилог с голосом за кадром, который описывает наступление постапокалипсиса и кратко пересказывает события первого фильма. Конец света приходит через несколько лет после гибели семьи Макса Рокатански, в мире возникают восстания, власти не справляются, и вскоре все становится совсем грустно. В еще более выжженной пустыне продолжается ад на колесах: Макс борется с бандитами за бензин, встречает изобретателя в розовых кедах (Брюс Спенс), сконструировавшего автожир, но не может без бензина его поднять, а потом втягивается в противостояние поселенцев, которые смогли добыть много топлива, и байкерской секты во главе с человеком в железной маске - лордом Гумунгусом (Кьелл Нильсон).

Ад на колесах

Повествование ведется от лица дикого мальчугана (Эмиль Минти), который во время второго пришествия Макса по большей части рычал, скалился и метал во врагов серебристый бумеранг. Его воспоминания обрываются на том месте, где пути поселенцев под руководством уже человека в розовых кедах и воина дорог расходятся. Макс начинает обращаться в легенду.


«Безумный Макс 3: Под куполом грома» (1985)

Ад на колесах

У последнего фильма с Мэлом Гибсоном еще в три раза вырос бюджет (12 миллионов австралийских долларов), а также появилась звезда на одной из ролей второго плана (дополнительным рекламным манком выступила Тина Тернер), но историю Безумного Макса унесло куда-то в сторону от дорог и погонь, то есть самой сути франшизы. Миллер потерял интерес к франшизе и сначала собирался лишь продюсировать картину, сбросив обязанности режиссера на Джорджа Огилви, но после гибели друга и соавтора Байрона Кеннеди, который разбился на вертолете во время выбора натуры, решил все-таки войти в знакомый песок третий раз.

Ад на колесах

События «Купола грома» разворачиваются через тринадцать лет после «Воина дороги» (можно только гадать, какой это приблизительно год). Макс лишается средства передвижения в лице автомобиля, ведомого верблюдами (его недружественно уводит пилот автожира из второй части), и направляет стопы в виднеющийся на горизонте городок Бартертаун, где у людей два развлечения: собственно, бартер – и смертельные поединки один на один под куполом грома. Местная владычица Тетушка Энтити (Тина Тернер) плотоядно улыбается незнакомцу и предлагает - в обмен на бензин и прочие приятности - решить ее спор о власти с МастерБластером (Анджелло Росситто и Пол Ларссон). В Бартертауне энергию вырабатывают благодаря свиному навозу, и руководящий этим процессом МастерБластер – тандем карлика Мастера и могучего великана Бластера, который носит его на плечах, - претендует на звание реального правителя города.

Ад на колесах

Одолев Бластера под куполом, Макс не решается добить, как оказалось, великана с разумом младенца, за что подвергается наказанию Гулагом – изгнанием в пустыню. Там его случайно находит девушка Саванна (Хелен Бади), чье племя живет в оазисе и верит в Город завтрашнего дня (Tomorrowland), куда на самолете забрали всех достойных. За его посланника группа побеленных сектантов-детей и принимает Макса, который старательно пытается развеять их иллюзии. Макс же, чья историю в этот раз рассказана от лица Саванны, снова уходит в закат, пока голос за кадром повторяет, что «это история не одного человека, это история всех нас».

«Безумный Макс: Дорога ярости» (2015)

Ад на колесах

Проект мечты Джорджа Миллера, который пережил десятилетие простоя в гараже (съемки должны были стартовать еще в начале 2000-х) и по прихоти режиссера вместился между первым и вторым фильмами. У «Дороги ярости», в отличие от трилогии с Гибсоном, нет проблем с сюжетом и бюджетом – это грохочущая, яркая, лихо придуманная и объединяющая все идеи прошлых картин опера на колесах, где Гибсона сменил Харди, но сделал это довольно скромно – с минимумом реплик и ролью, скорее, харизматичного талисмана, чем двигателя сюжета.

Ад на колесах

Дистопия будущего сменилась постапокалипсисом, люди гибнут за бензаг, Макса Рокатански обуревают призраки прошлого, а затем ловят измазанные мелом безумцы из племени Несмертного Джо (Хью Кийс-Байрн) – предположительно все-таки выживший после первой части Пальцерез, сколотивший на останках цивилизации свою ужасную империю. У него есть сыновья и армия выкрашенных в белый бойцов (воины полураспада), готовых в любую секунду отправить в Вальгаллу к несмертным ради своего вождя. Среди них выделяется бритоголовая Фуриоса (Шарлиз Терон), обладательница механической руки и тяжелого взгляда. За рулем боевой фуры она решает сбежать из адской Цитадели, прихватив весь гарем Джо (пять юных дев), которые, вслед за предшественницами, без остановки рожают ему наследников – от болезных карликов до сравнительно здоровых крепышей. Сам Несмертный отправляется в погоню за изменщицей, а за ним и весь караван обезумевших любителей Вальгаллы, а среди них – Накс (Николас Хаулт), ярый фанатик, раненый в предыдущем бою и подпитываемый кровью Безумного Макса. Донора приходится взять с собой и огромная гонка по пустыне превращается сначала в множественные попытки бегства, а потом - в историю искупления.


Персонажи

Макс Рокатански (Мел Гибсон / Том Харди)

Ад на колесах

Получивший фамилию в честь австрийского патологоанатома Карла фон Рокитанского, Безумный Макс, чье лицо в первом фильме зритель видит примерно на 12-ой минуте, возникает в киновселенной Миллера как крутосваренный герой, а затем медленно костенеет и бронзовеет, с каждой картиной все больше превращаясь в циничного, но чуть ли не былинного персонажа, легенды о чьих похождениях пересказывают очевидцы. От человеческой личности Макса с каждым фильмом остается все меньше: во второй картине уже не звучит его фамилия, в третьем - он представляется на манер Одиссея (Неважно).

Ад на колесах

В человеке без имени легко видеть героя, посланника небес («Купол грома» заимствует этот мотив из встречи ацтеков с первыми конкистадорами), закоренелого парня из вестерна, пройдоху-сыщика из фильма-нуар, одинокого самурая или ронина (если в качестве хозяина рассматривать семью или государство). В «Дороге ярости» Макс еще все-таки называет свое имя, напоминает голосом за кадром свою фамилию, но в кадре уже существует не как главный герой, а как придаток к чужой судьбе - попытке к бегству Фуриосы и жен Несмертного Джо. Макс Рокатански - человек без свойств, грязный ангел, персонаж, который приходит и молча исправляет все (лишь за бензин и свободу), герой нескольких жанров и стилистических ответвлений. В конце концов, свободный дух веет там, где хочет.


Злодеи:

Пальцерез (Хью Кийс-Байрн, «Безумный Макс»)

Ад на колесах

Лидер банды байкеров, человек со сравнительно добрым лицом и злыми глазами, возглавляющий шайку садистов и, как водится, самый страшный из них. Настоящий вожак небольшой, но безумной стаи.

Лорд Гумунгус (Кьелл Нильсон, «Безумный Макс 2: Воин дорог»)

Ад на колесах

Великан в железной маске, глава загадочной банды сектантов, которые исповедуют те же принципы, что и байкеры из первого фильма, но обременены практически религиозной верой в своего лидера.

Тетушка Энтити (Тина Тернер, «Безумный Макс 3: Под куполом грома»)

Ад на колесах

Глава города Бартертаун, эдакий очень властолюбивый мэр, мечтающий об абсолютной власти. Вновь злые глаза выдают в улыбчивой афроамериканке очередного тирана, с которым Максу приходится столкнуться на пути к свободе от оков рухнувшей цивилизации.

Несмертный Джо (Хью Кийс-Байрн, «Безумный Макс: Дорога ярости»)

Ад на колесах

Предположительно - переродившийся Пальцерез, чье тело теперь обезображено ожогами и прочими болячками, волосы поседели, а стремление к власти породило целую империю полураспада, где обитают чтящие его за бога фанатики, рабы и гарем. Образцовый тиран, суммирующий все государевы комплексы, которые когда-либо с усмешкой изображал Миллер.


Мифология

Не время для героев

Ад на колесах

Несмотря на финансовые пертурбации, монтаж фильма на дому и прочие неприятности, Миллеру и Кеннеди еще в первом фильме удалось отчасти реализовать мечту о самурайской постапокалиптике (хотя «Макс» лучше коррелирует с вестерном), стильно презентовать молодого и неизвестного Мэла Гибсона, а также начать развенчание мифа о настоящем Герое, в которого уже не верят не только жители нового скорбного мира, но и кинозрители.


Доброта и надежда - вредные иллюзии

Ад на колесах

Макс в начале первого фильма в шутку примеряет маску чудовища, в глубине души опасаясь, что он на самом деле и есть тот монстр, которого от байкеров отличает лишь полицейский значок. В дальнейшем он творит порой ужасные вещи, строит из себя циника, но почти всегда, прикрываясь шкурным интересом, все-таки помогает тем, кому надо, получая в обмен тяжелые увечья и своеобразную славу (в финале он обязательно уходит со сцены, чтобы не почивать на лаврах). В «Дороге ярости» он также заявляет, что надежда - вредная штука, но сам же уповает на лучшее.


Субкультуры / Секты

Ад на колесах

«Безумный Макс», с первой части пропитанный любовью и уважением к Энтони Бёрджессу и его «Заводному апельсину», - это цирк переполненных адреналином ряженных, которые мчатся в опасной близости друг от друга не в решетчатом шаре, но в исполосованной дорогами пустыне. Беспечные ездоки внешне напоминают героев «Юбилея» Дерека Джармена, говорят почти на надсате, а по сути - Ангелы ада 2.0. Разрисованные и необузданные садисты не чураются насилия любого толка, собирая под крылом и наркоманов, и сумасшедших, и гомосексуалистов (про вопрос гендера в мире «Макса» читайте ниже). В дальнейшем банды оборванцев сменили сектанты и мини-авторитарные режимы, но изначально самая темная сторона вселенной Миллера родилась из интереса к субкультурам, замешанным на насилии и адреналине.


Тираны

Ад на колесах

Галерея тиранов во вселенной «Безумного Макса» включает и лидера шайки, и самопровозглашенного божка, и алчную до власти женщину. В «Дороге ярости» прямо звучат лозунги «Мы больше не будем рождать тиранов» (написанные на стенах пещерного гарема), а Несмертный Джо усугубляет социальную дифференциацию, насаждает «детям полураспада» культ не только своей личности, но и что-то среднее между скандинавским верованием (воин, погибший в бою, отправляется в Вальгаллу) и китайской философией (сказания о чибургере можно воспринять как ироничную отсылку к энергии чи).


Социальная дифференциация

Ад на колесах

Помимо деления на тиранов и безвольных подчиненных, тех, у кого есть бензин, и тех, у кого - пустой бак, «Безумный Макс» описывает и общество, в котором между слоями - огромная пропасть. Особенно в этом преуспела «Дорога ярости», где существуют больные и нищие, прячущиеся в пустыне, и дети полураспада - медленно умирающие, но сравнительно здоровые сектанты, для которых есть больница с пунктом переливания крови и возможность с честью умереть в бою, а также тиран Джо и его уродливые отпрыски, более-менее активные, но подключенные к кислородным баллонам. Также есть безжалостная элита вроде банкира-людоеда.


Гендер

Ад на колесах

Если в первых двух фильмах про «Безумного Макса» находилось место для амазонок, а также гомосексуалистов, которые наконец-то существовали наравне со всеми, то в «Дороге ярости» роль женщин возросла настолько, что героини Шарлиз Терон, Зои Кравиц, Роузи Хантингтон-Уайтли и остатки племени Тысячи матерей стали главной движущей силой картины. Механический кулак феминизма оказался удачной альтернативой зашкаливающему ужасу принудительного секс-рабства.


Хэппи-энда больше нет?

Ад на колесах

«Безумный Макс» - это четыре невеселых притчи Джорджа Миллера в стиле дизель-панк о том, что все дороги ведут в тупик. Дебютная картина наряду со смертью Героя и превращением человека в собственный кошмар констатирует непродуктивность для анархизма, капитализма и других больших идей (не случайно гонка в начале фильма происходит на Шоссе 9, в трех километрах от которого раскинулась Anarchy road). Но главное, конечно, что никакие идеи не остановили человечество от возвращения в варварство: бей, беги, хватай дизель. Финалы «Воина дороги», «Под куполом грома» и «Дороги ярости» дают надежду на возрождение цивилизации, которая ни в одном из фильмов пока даже частично не оправдалась.


Джордж Миллер

Ад на колесах

Дипломированный врач и сын греческих эмигрантов, Джордж Милиотис родился в 45-м, в 71-м снял с братом первую короткометражку, чуть позже познакомился на семинаре киношколы с будущим соратником Байроном Кеннеди, в 72-м закончил медфак Университета Нового Уэльса и продолжил снимать экспериментальный короткий метр, проходя ординатуру и работая на скорой помощи. Почти десятилетие кино и первой помощи не прошло бесследно: в 1979 году Миллер и Кеннеди при поддержке сценариста Джеймса МакКосленда перековали врачебный опыт Милиотиса и свои культурные ориентиры в культовый постапокалипсис «Безумный Макс». Дальше Миллер умудрился снять два сиквела, вписавшись в новую австралийскую волну наравне с группой актеров и режиссеров (например, режиссер Филип Нойс и Питер Уир, актеры Мэл Гибсон, Николь Кидман, Сэм Нил), перебраться в Америку, приложиться к созданию «Сумеречной зоны», «Иствикских ведьм», дилогий про похождения поросенка Бэйба (по мотивам книги Дика Кинг-Смита) и танцующих пингвинов «Делай ноги». Дорога длинною в 36 лет пошла на круг - и Миллер снова вернулся к Максу Рокатански, но уже с внушительными бюджетом, россыпью звезд и мощной рекламной поддержкой.


Культурное поле

Ад на колесах

Франшиза «Безумный Макс» создавалась с оглядкой не только на классиков вроде Куросавы (Макс, очевидно, писался с гордых самураев и их наследников - одиноких ковбоев), Пекинпы (революционная жестокость) и Леоне (в первом фильме цитируется сцена на вокзале из «Однажды на Диком Западе»), но и современников Миллера - Кубрика (костюмированный праздник насилия в «Заводном апельсине»), Копполы (в «Куполе грома» есть навозная цитата из «Апокалипсиса сегодня») и Рэйми (в течение трилогии австралиец использует ту же ползущую камеру, что стала фирменным знаком «Зловещих мертвецов», и несколько раз пускает в ход бензопилу). Другим вдохновителем был постапокалиптичный фильм «Парень и его пес», откуда явно в мир после конца света явно перекочевала собака Макса.

Сама трилогия оказала влияние на многих режиссеров: «Воина дорог» называют среди любимых картин Дэвид Финчер, Роберт Родригес, Гильермо Дель Торо и Джеймс Кэмерон.

Ад на колесах


Алексей Филиппов

фотографии

Обсуждение

анонс