Елена Ксенофонтова" "В актерской профессии иногда нужно полностью отключать голову!"

Кино-Театр.РУ

интервью

Елена Ксенофонтова" "В актерской профессии иногда нужно полностью отключать голову!"

Актриса Елена Ксенофонтова обладает яркой внешностью, но, как известно, – не родись красивой, а родись счастливой! Собственным примером эта талантливая артистка доказывает, что одно вовсе не исключает второго!
- Лена, всю информацию о Вас я почерпнул из Интернета, и если что-то не соответствует действительности, то мы сможем это уточнить...

- Вы знаете, в Интернете много чего обо мне пишут!

- Я надеюсь, что о Вас не всегда пишут только небылицы. Я знаю, что в детстве Вы занимались лёгкой атлетикой (бегали дистанции 400 и 800 метров), но к концу школы собирались поступать в Историко-архивный институт. Почему в конце-концов победил театр? Этому способствовала роль Бабы-Яги из «Федота-Стрельца» Леонида Филатова, сыгранная Вами?

- Нет, дело в том, что «Федот-Стрелец» был ещё в школе, и вообще я мечтала быть актрисой. Это, скорее, мама считала, что сначала нужно освоить серьёзную профессию, т.к. актёрскую профессию она таковой не считала, и получить хорошее образование, а потом уже идти в актрисы, во что моя мама слабо верила. У меня был выбор: либо послушать маму и поступать в МГУ или МГИМО – мне, например, нравилась журналистика, но я выбрала для себя, правда, ненадолго Историко-Архивный институт, а в результате даже туда и не поступала!

- Между окончанием школы и Вашим поступлением во ВГИК прошло четыре года. Чем был вызван этот немалый промежуток времени?

- Он был вызван многими факторами: я не очень хорошо себя чувствовала – у меня было непростое заболевание, и когда наступала весна, я постоянно лежала в больнице, но дело даже не только в этом. Я себя искала, потому что в связи с болезнью мне было сказано, что я не смогу заниматься актёрской профессией и не выдержу сильные нагрузки, поэтому я пыталась найти себя в каких-то других областях, но потом в результате эта профессия сама меня нашла!

- Вы учились у Иосифа Райхельгауза, который одновременно являлся художественным руководителем театра «Школа современной пьесы». Он уже на 1 курсе пригласил Вас в свою труппу. Однако после окончания учёбы, хотя Вас приглашали к себе 6(!) театров, Вы ненадолго задержались у Райхельгауза, но через год ушли. Я так понимаю, что причина Вашего ухода заключалась в том, что Вы получали однотипные роли, которые не могли в полную меру раскрыть весь спектр Ваших способностей?

- Нет, там всё произошло не потому, что я получала однотипные роли, хотя был такой момент, когда я «ходила по кругу», потому что всё равно использовалась какая-то внешность и определённая фактура, а мне хотелось чего-либо более разнообразного, нового. Основная причина была не в этом – у нас имелись определённые разногласия с Иосифом Леонидовичем. Кроме того, я начала сниматься в кино, что тоже не особо приветствовалось. Вы знаете, так бывает, когда люди перестают друг друга устраивать, у нас было много «подводных камней», я уходила, потом возвращалась, затем снова уходила. История моих взаимоотношений с театром «Школа современной пьесы» была долгой!

- После «Школы современной пьесы» Вы стали играть в театре Армена Борисовича Джигарханяна, где Вы служите и по сей день. Одной из последних постановок – это спектакль «Мона», поставленный Евгением Гинзбургом по пьесе румынского драматурга Михаила Себастиана «Безымянная звезда», где Вы играете роль Моны...

- Армен Борисович очень давно хотел, чтоб я сыграла в этом спектакле, долго искал режиссёра, непросто происходило распределение ролей, но в результате все эти муки оправдались, потому что эта роль для меня очень интересная, у нас аншлаги, и спектакль вызывает интерес у разных зрителей – и молодых, и зрелых. Это – красивая история любви, а может быть и не любви, но не у каждого человека в жизни такое бывает!
- Вы были так поглощены театром, что мало времени уделяли кино, но именно благодаря ему театральные актёры получают всенародную любовь и широкую популярность. Как я понимаю, перелом перешёл благодаря Валерию Тодоровскому, который в 2002 году стал одним из продюсеров сериала «Тайга». Как Вы не побоялись, не умея плавать, прыгнуть в бурлящую реку?

- Из-за своей глупости! (заразительно смеётся). Я считаю, что в актёрской профессии иногда надо полностью «отключать голову» ради кадра, сцены, но сейчас у меня есть серьёзный сдерживающий фактор – это мои дети! Тогда я была свободна, поэтому мне было легче совершать такие поступки. Это действительно происходило так: в то время я не думала о том, что не умею плавать, а для меня было важно сделать хороший кадр. Я вспомнила о том, что не умею плавать за секунду до того, как мне нужно было прыгать в воду. Для того, чтобы меня пустили в эту бурлящую реку, я даже стала перед режиссёром и всей съёмочной группой на колени, чтоб он мне это позволил. Какой же был ужас в глазах режиссёра, когда он выяснил, что я не умею плавать. А Александр (Александр Аравин - режиссёр сериала "Тайга". Прим. автора) не позволял мне этого делать, потому что в реке была очень холодная вода – 5 градусов, поэтому он не пускал девушку и даже предположить не мог, что эта ненормальная девушка даже не умеет плавать!
- Какие из киноролей последнего времени Вы бы хотели отметить?

- Снималась картина о Максиме Горьком «Плен страсти», я в ней играю одну из главных ролей, мы снимаемся с Георгием Тараторкиным, он играет Максима Горького, а я – его гражданскую жену Марию Андрееву. Она была актрисой МХАТа – очень интересной и демонической личностью и являлась прототипом Маргариты в романе Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита». Пока мы возим эту картину по фестивалям. Скоро я поеду представлять этот фильм в Мурманск. Это – такое историческое кино. У меня сейчас был перерыв – я вынашивала ребёнка, но, будучи беременной, я снялась и в этой картине, а ещё сыграла комедийную роль в проекте «Гаражи» для Первого канала.
- Кроме театра, Вы участвуете в антрепризе – в спектакле по пьесе современного французского драматурга Бернара Вербера «Наши друзья человеки». Ваш партнёр по сцене Дмитрий Марьянов признался мне, что согласился участвовать в этом проекте именно благодаря Вам, так как Вы с ним несколько раз снимались в разных фильмах в качестве мужа и жены, а в одной из картин даже собирались друг друга убить!

- У нас с Димой – большой «кинороман», у нас было всё: мы были и врагами, и любовниками, и мужем и женой – в кино мы прошли многое! Нам было интересно вместе работать!

- У Вас есть возможность сравнить работу в репертуарном театре и антрепризе. В чём разница между ними?

- Вы знаете, я никогда не связывалась с антрепризой – это мой первый опыт, и, наверное, я бы не стала связываться, потому что она меня не прельщает и для меня, извините, сродни халтуры.

- Это, в большой степени, зависит от выбора пьесы...

- Это зависит не от пьесы, а от людей, потому что любую хорошую пьесу можно опошлить. Мне, конечно, очень понравился материал и возможность выбора партнёра, но больше всего я «купилась» на пьесу Бернара. Но, честно говоря, если бы мы ту же самую пьесу ставили в стационарном театре, то было бы гораздо больше времени. Всё равно антреприза всегда тебя ограничивает: есть определённые сроки, в которые надо уложиться, и есть, в той или иной степени, коммерческий подход. В стационарном театре имеется возможность ставить спектакли без оглядки на то, будет ли это интересно широкой части зрителей, потому что задача антрепризы – понравиться всем или максимальному количеству зрителей. В стационарном театре всё-таки зачастую у художника есть больше возможностей для поиска – мне так кажется. Дай Бог, если я ошибаюсь!

- Но, наверно, качественный материал – это уже определённый залог успеха?

- А что Вы понимаете под качественным материалом? Вы считаете, если берётся классика, то это – качественный материал? При «Квартете И» есть проект «Другой театр», и там я играю в «Психологическом триллере», который поставил Максим Виторган: мы играем втроём: я, Андрей Ильин и Сергей Белоголовцев. Этот проект как раз пропагандирует современные пьесы и открывает новых авторов, и я Вам должна сказать, что там очень много интересных пьес и историй!
- Лена, что бы Вы хотели пожелать зрителям, которые придут на Ваш спектакль?

- Вы знаете, мы не пытаемся никого удивить, а просто хотим, чтобы зрители прожили с нами эти полтора часа, и после того, как они уйдут, у них осталось послевкусие, как от хорошего дорогого вина!

- Большое спасибо, Лена, за этот интересный разговор!

- И Вам, Евгений, тоже спасибо!


Беседовал Евгений Кудряц

фотографии

Обсуждение

анонс