Косметика врага (2008)

Кино-Театр.РУ

НАВИГАЦИЯ

Косметика врага кадры из фильма

Косметика врага

2008

Рейтинг:
ваш голос будет первым

   

Регистрация

В голосовании могут принимать участие только зарегистрированные посетители сайта.

Если вы уже зарегистрированы - Войдите.

Вы хотите зарегистрироваться?

Да Нет

информация о фильме-спектакле

драма

Телеверсия спектакля Драматического театра им. А. Пушкина (запись 2008 года). По пьесе Амели Нотомб (перевод Н. и И. Поповых).
В аэропорту случайно встречаются два человека, между ними возникает диалог, кажущийся поначалу пустой болтовней. Но постепенно взаимосвязь между ними становится все очевидней, разоблачения - все ужасней, пока, наконец, не наступает неожиданная для зрителей развязка. Спектакль исследует темные стороны человеческой души и до конца держит зал в напряженном внимании.

последнее обновление информации: 23.06.10

критика

Враг, который не сдается

Cам спектакль (к слову сказать, очень стильный, сдержанный, начисто лишенный бурно произрастающей в наших широтах сценической пошлости) в отличие от литературной основы содержит в себе некое театральное открытие. Открытие это - игра Константина Райкина. Худрук "Сатирикона" за последние годы воплотил на подмостках много самых разнообразных - жутких, гротескных, уродливых - мерзавцев и чрезвычайно в этом деле преуспел. В "Косметике врага", однако, он решил задачу иную, чем прежде. Райкин сыграл тут не злодея, а зло как таковое. Зло с пустыми глазницами. Концентрированное, но имперсональное. Сущее, но не существующее. Лишенное индивидуальности. Не злую душу, а отсутствие души. Пугающее ничто. Любопытно наблюдать, как вертлявый бес, в виде которого предстает поначалу перед нами Текстор Тексель, по ходу дела превращается в эдакую черную дыру, от которой веет смертельным холодом и которая, словно толкиеновский Мордор, притягивает к себе неокрепшие души.

На фоне такого Райкина герой Козака, на мой взгляд, должен был бы быть совсем другим. А именно - предельно индивидуализированным. Сам способ его игры (вот где пригодились бы изыски русской психологической школы) должен был бы составить прямую противоположность игре Райкина. Между тем Козак - очень, надо сказать, технично - играет деиндивидуализированного "магритовского" персонажа в черном костюме и котелке. Он не человек, а имярек. Некто. Каждый из нас. Абсолютное зло, вступающее в диалог с имяреком, - это интересно (во всяком случае, с театральной точки зрения). Но если бы с человеком - было бы еще интереснее.

Марина Давыдова

кадры из фильма

дополнительная информация

Если Вы располагаете дополнительной информацией, то, пожалуйста, напишите письмо по этому адресу или оставьте сообщение для администрации сайта в гостевой книге.
Будем очень признательны за помощь.

Обсуждение