«Виноваты звезды»: Любовь и метастазы

Кино-Театр.РУ

Спутник телезрителя

«Виноваты звезды»: Любовь и метастазы

Довольно избитый сюжет об отношениях и смерти

«Виноваты звезды»: Любовь и метастазы

Флегматичная девушка Хейзел (Шейлин Вудли) была больна одним из самых агрессивных видов рака, который поразил ее щитовидку, а вскоре после успешной операции он обнаружился и в легких. Парень чуть постарше, девятнадцатилетний Огастус, или просто Гас (Энсел Элгорт), который уже столкнулся с онкологическим недугом, отобравшим у него ногу, знакомится с Хейзел на занятиях по групповой психологической терапии. На ненужный ему «кружок больных органов» уже здоровый Гас пришел, чтобы поддержать приятеля Исаака (Нэт Вулфф), однако очень скоро вторым, более близким человеком для «героя-любовника» станет, конечно же, Хейзел.

Скептически оценив нового друга, девушка все же делится с ним читательскими пристрастиями, которые идут вразрез с выбором Гаса. Тот читает некое «Противостояние мятежу», полное оптимизма и борьбы со всем, что этого требует, а вот интересы Хейзел оказываются более прозаичными: у нее настольная книга – это труд выдуманного автора Питера Ван Хутена (Уиллем Дефо), который написал целый роман об умирающей маленькой девочке с раковой опухолью и страданиях ее близких, начиная от мамы и заканчивая хомячком. Собственно, эфемерный прозаик и становится поводов для более близкого знакомства подростков, которые отправляются с подачи Гаса в Амстердам – родной город Ван Хутена.

«Виноваты звезды»: Любовь и метастазы

Довольно избитому сюжету о романтической любви не достает свежего дыхания: лента режиссера Джоша Буна, ставшая второй в списке его работ, изобилует штампами, местами, правда, более изобретательными, чем у других представителей жанра. К примеру, Хейзел вполне рассудительна и понимает, что смерть может настигнуть везде, а Гас – причудливый оптимист, все принимающий и понимающий. Когда становится известно о его фатальном рецидиве рака, их антонимичный дуэт рушится, что для современных драм о неизлечимо больных почти стало штампом.

Все это темное царство дополняет Ван Хутен – беспробудный пьяница и довольно грубый тип, который, пригласив Хейзел и Гаса к себе, чтобы обсудить книгу, начинает вместо беседы слушать шведский рэп, опрокидывает четыре стакана скотча с содовой и кричит о бессмысленности выдуманных персонажей. Для Хейзел же это становится потрясением: девушка мечтала узнать, как будут жить герои после окончания книги, так как примеряет художественную действительность на жестокую реальность, ассоциируя персонажей со своими родителями. По иронии судьбы, она же первой и перенесет этот тяжелый опыт, распрощавшись с тем, кто полфильма прикидывался безногим здоровяком.

«Виноваты звезды»: Любовь и метастазы

Эта история не так слезлива, как «Спеши любить» Адама Шенкмэна, но и не так выразительно прекрасна, как «Не сдавайся» Гаса Ван Сента. У Джоша Буна получилось что-то среднее: и смешно и грустно, и правдиво и надуманно. Какие именно звезды виноваты – сказать наверняка сложно. То ли те, что пьют, пишут шикарные книги и затем разрушают наши мечты, а может те, которые амстердамский официант собрал в бутылке из под шампанского, что стала причиной не только духовной близости героев.

Правда, не все метафоры в фильме выглядят уместно. Так, во время похода в дом-музей Анны Франк после неудачной встречи с Ван Хутеном Хейзел впервые целует Гаса не под стандартную мелодию а-ля You are wonderful tonight, а под дневниковые записи еврейской девочки, зачитываемые голосом работника музея. Франк предлагает забыть несправедливости мира и почувствовать счастье. Уместно ли здесь сравнение с Холокостом – едва ли, хотя никто, конечно, не ставит под сомнение, что рак – штука паршивая.

Фильм собрал в себе и много такого, что говорит об эрудированности автора сценария Джона Грина, написавшего одноименную книгу. Апории Зенона (про черепаху и Ахиллеса, который никогда ее не догонит), трубка Рене Магритта, которая на самом деле не трубка, и конечно же «Зима» Антонио Вивальди, которую влюбленные слушают вечером в парке, не подозревая, что ледяные оковы у венецианского композитора были синонимом смерти. Заключает список расхожая фраза со всевозможными вариациями «Если хочешь увидеть радугу, терпи дождь». Именно это высказывание висит в рамочке в квартире Гаса. Сам же фильм-дождь радуги зрителю не сулит.


Ссылки по теме

фотографии

Обсуждение

анонс