«Старый дом» в ЦДР: И в вечном сговоре с людьми

Кино-Театр.РУ

Рецензии на спектакли

«Старый дом» в ЦДР: И в вечном сговоре с людьми

Владимир Панков продолжает возвращать на сцену гуманную интонацию длинных 70-х

«Старый дом» в ЦДР: И в вечном сговоре с людьми

В начале осени в Центре режиссуры и драматургии состоялась премьера спектакля Владимира Панкова «Старый дом» по пьесе Алексея Казанцева. Сегодняшний худрук ЦДР остается верен не только персональному интересу к «длинным семидесятым» («Утиная охота»), но и продолжает наследовать основателю театра: первой премьерой обновленной площадки стала «Москва - Открытый город. Переход», родившаяся как синтез спектаклей Казанцева и самого Панкова про 90-е и 2000-е соответственно. «Старый дом» логично вписывается в режиссерский вектор на освобожденный от партийных установок гуманизм и отчаянную искренность, которые оказались присущи «длинным семидесятым». Прозванный так период с 1968-го по 1982-й симптоматично совпал с эрой Нового Голливуда, но охватил не только кинематограф, а, в частности, и драматургию. Пьеса Казанцева датирована 1976-м.

«Старый дом» в ЦДР: И в вечном сговоре с людьми

На сцене - коммунальный муравейник, устроенный в особняке, где когда-то гостил Лев Толстой (художник-постановщик Максим Обрезков). Внутри - зарождающаяся любовь старшеклассников Олега (Никита Жеребцов) и Саши (Фаина Колоскова), которых будут растаскивать по разным углам обстоятельства, родители и ошибки молодости. Семья Олега, носящая романтическую фамилию Крыловы, кичится интеллигентностью, сватает сына в институт и косо посматривает на семейство «невесты», у которых и фамилия попроще (Глебовы), и глава (Дмитрий Костяев) - изводящий жену алкоголик с характерным платочком на голове. Живёт в том же доме и обаятельная начитанная женщина Юлия Михайловна (Елена Яковлева), к которой тайно ходит Крылов-старший (а потом и младший), нарушая миф о семейной идиллии, и энергичный Петр Рязаев (Антон Пахомов), полукомедийный стукач, прикрывающийся социалистическими порядками, и дородный лектор (Петр Маркин), рассекающий по коммуналке то в халате, то в плаще и уклоняющийся от участия в местных разборках.

Через пятнадцать лет, когда повзрослевший и успешный Олег (Павел Акимкин) приедет навестить мать (Елена Шанина), он встретит Сашу (Анастасия Сычева), которая всё-таки презрела родительский запрет и стала актрисой, а теперь точно так же приехала на рандеву с пепелищем детства - к кровати тяжело больного отца. Предательство Олега она помнит остро - так же и живые картины отрочества возникают перед глазами от знакомых мест или запахов. В сущности, «Старый дом» - это калейдоскоп воспоминаний, которые сначала кажутся ярче и живее настоящего, но потом тускнеют и съёживаются, уступая место задрипанной реальности. Все семьи несчастливыми по-своему, а каждый носит в сердце большую или маленькую трагедию, даже неприятный типчик Рязаев (Михаил Янушкевич). Лишившись запала и энергии он превратился в жалкого старичка, требующего у Олега, одной из своих жертв, любви и уважения, но остается наедине со стаканом, мыслями и молодой любовницей.

«Старый дом» в ЦДР: И в вечном сговоре с людьми

Новый спектакль Панкова, хоть и многофигурная мелодрама, выглядит второй частью дилогии, начатой «Утиной охотой». Дилогии про то, что «жизнь, в сущности, проиграна»: взрослым персонажам «Старого дома» в той или иной степени известно внутреннее неудовлетворение Зилова. В этом смысле иронично, что Антон Пахомов, прекрасно играющий главную роль в спектакле Панкова на сцене Et Cetera (там же задействован Акимкин), выполняет здесь обратную функцию - въедливой печатной машинки по производству доносов и общественного порицания. Душой же «Старого дома» - а несмотря на фирменную многоголосицу в саундраме Панкова всегда есть наиболее магнетический персонаж - оказывается молоденькая Саша в исполнении Фаины Колосковой. Девочка в белом платье, которая мечется и бьется внутри клетки предубеждения и обмана, образ не то чтобы оригинальный, но точный по нерву.

У Панкова есть и комедийные сценки с дворниками, и беготня в духе «Покровских ворот», и вокальные номера, и печальные паузы, но главное в спектакле - примирительная печаль, пошлейшая, казалось бы, вещь. Вместе с тем человеку с его острыми углами и краткосрочным планированием (будь то мечты или конъюнктура) рано или поздно придется обернутся - и взглянуть на прошлую кутерьму немного философски. Вон оно как сложилось.

«Старый дом» в ЦДР: И в вечном сговоре с людьми


Ссылки по теме

фотографии

Обсуждение

анонс