«Москва - Открытый город. Переход» в ЦДР: Машина времени

Кино-Театр.РУ

Рецензии на спектакли

«Москва - Открытый город. Переход» в ЦДР: Машина времени

Спектакль-трансформер запускает новую жизнь театра

«Москва - Открытый город. Переход» в ЦДР: Машина времени
фото: Олеся Хороших

В обновленном Центре Драматургии и режиссуры, который прошлым летом возглавил режиссер Владимир Панков, первая премьера - спектакль-трансформер «Москва - Открытый город. Переход». Три режиссера (Дмитрий Акриш, Александр Барменков, Алексей Золотовицкий), десять авторов, семнадцать эпизодов, совместная работа труппы ЦДР и студии SounDrama, основанной Панковым в 2003 году. К слову, с 2000-го по 2006-й Панков играл на этой сцене, поэтому не удивительно, что перед каждым спектаклем он выходит, как делал это основатель и худрук ЦДР Алексей Казанцев, и говорит о преемственности. И о том, что в «Москве» можно разглядеть всё то, чем театр будет заниматься в ближайшее время, - тоже говорит, называя спектакль «акцией».

На продолговатом помосте - калейдоскоп сцен. Двое полицейских (Григорий Данцигер и Дмитрий Мухамадеев) осматривают зал и обсуждают финансовый вопрос (- Денег как не было, так и нет. - Да денег сейчас ни у кого нет, работать просто нужно). Потом они устроятся охранниками в музей современного искусства - и, разумеется, обсудят современную культуру. Девушки в поисках кавалеров кружатся в танце под кавер на «Это ты, мой город Москва» группы «Браво». Старый москвич (Юрий Оборотов) с атласом в руках вспоминает просторы СССР. Девушка (Сэсэг Хапсасова) наивно пытается при помощи инстаграма пристроить бездомного щенка. Юноша (Алексей Лысенко), завидующий сексуальным похождениям приятеля (Павел и Данила Рассомахины), не слишком успешно знакомится на «арт-хаусном фильме» с милой девушкой-переводчицей (Ксения Макарова). Три беременные женщины обсуждают мужей. В центре города проходит парад к Дню победы. И так далее. И так далее.

«Москва - Открытый город. Переход» в ЦДР: Машина времени
фото: Олеся Хороших

Премьера ЦДР выросла из двух спектаклей - «Москвы - открытого города» Алексея Казанцева и «Перехода» самого Панкова, двух постановок об эпохе перемен, про Россию 2000-х и 90-х соответственно. Новая «Москва» не отличается стилистическим разнообразием первого и острой социальностью второго - и это, кажется, не столько компромисс, сколько попытка уловить дух эклектичных 2010-х. Здесь «переход» - это не хроника пути из одной эпохи в другую, не фиксация процесса, а перманентное состояние, попытка зафиксировать синкретичность российской действительности, понемногу завязшей в нескольких исторических периодах до сих пор.
Написанные учениками Елены Исаевой и Ольги Михайловой, драматургов «Москвы» Казанцева, новые истории складываются в миф о столице. С «оттепельными интонациями», с оптимизмом песен «Браво», с резкой гражданской поэзией Всеволода Емелина и Александра Антипова (Московский театр поэтов) и вербатим-эпизодами, записанными, например, по мотивам эфира «Эха Москвы». Переход растянулся от «Я шагаю по Москве» до эпохи лайков, в нём недоумение по поводу современного искусства сочетается с ностальгией, наив - с грубостью, интеллектуальная поза - с безграмотностью, а надежда - с безысходностью.

«Москва - Открытый город. Переход» в ЦДР: Машина времени
фото: Олеся Хороших

Впрочем, низкие печальные частоты здесь вычищены - нет как раз тех маргинальных персонажей, которые населяли «Переход» Панкова, - как почти нет сейчас в центральных московских переходах случайных палаток, скопления бездомных и запаха урины. Легкое беспокойство могут вызывать разве что проводники по кругам московского мира - те самые полицейские, в которых, впрочем, тоже есть что-то человеческое (и даже интерес к искусству). Спектакль напоминает сравнительно точный портрет момента, когда сильно желание оптимизма, возможна его иллюзия благодаря лайкам, парадам и велодорожкам, но действительных поводов не то чтобы много - и попытка уравновесить «чернухой» открыточную фантазию о жизни лучше обычной не только лишила бы спектакль энергии, но и выглядела бы довольно топорно.

Новая «Москва» балансирует между двумя по(пу)лярными курсами - на «нелюбовь» и на «про любовь», но так и не решается прибиться к какому-то конкретному. Все показанные скетчи заканчиваются ожиданием или фрустрацией - не стоит обманываться энергичной, будто бы позитивной интонацией, присущей Панкову (он числится художественным руководителем, хотя его стиль заметен невооруженным вглядом). Если где-то и сокрыт в несколько затянутой череде музыкально-танцевально-поэтически-комедийных фрагментов элемент, заряженный голубоглазым позитивом, так в самой мысли, что жизнь - это процесс, театр - это процесс, и переход осилит идущий.


Ссылки по теме

фотографии

Обсуждение

анонс