«Бы» в театре «Практика»: Людмила Трошина и ее возможные жизни

Кино-Театр.РУ

Рецензии на спектакли

«Бы» в театре «Практика»: Людмила Трошина и ее возможные жизни

В Театре «Практика» молодой режиссер и драматург из Екатеринбурга Дмитрий Соколов поставил свою пьесу «Бы» - сборник диалогов Надежды с сыном Сергеем. Ученик Николая Коляды, Соколов написал её в прошлом году и уже успел представить в Центре современной драматургии с Тамарой Зиминой из «Коляда-театра» в главной роли. Та версия была характерно пестрой - с разноцветными стульями, с боксерскими перчатками цвета леопардовой шкуры. Новая реинкарнация текста гораздо сдержаннее и тише - оттого и звучит очень пронзительно.

«Бы» в театре «Практика»: Людмила Трошина и ее возможные жизни

В зале непривычно прохладно - на температуру пожалуется и один из персонажей спектакля: город Сухой Лог встречает Сержа (похожий на молодого Бурляева Даниил Газизуллин) прохладой и язвительными комментариями матери по поводу сыра с плесенью («Воняет, как грязные носки соседа-алкаша»). Надежда (Людмила Трошина) отмечает 60-летний юбилей - живущий во Франции сын приехал навестить. Привез сыр, хамон, еще какую-то забугорную дрянь. И жениха. Испортили его в своих Франциях. Нет бы нормальным человеком быть.

«Бы» как раз и есть альманах сослагательных наклонений: у Надежды юбилей, и к ней приезжает сын. Из Франции. Или из Москвы (Алексей Мартынов). Или не приезжает, а живет. Он может быть гомосексуалом. А может - ученым (что едва ли не хуже). Или традиционным алкашом (Игорь Титов). А могло бы его и вовсе не быть. Сцена обрамлена тонкой красной линией, которая в районе пола изгибается то ли как три ступени пьедестала, то ли - как три бугорка пульса.

«Бы» в театре «Практика»: Людмила Трошина и ее возможные жизни

Сценография Евгении Гаташ, лаконичная и многозначная, прекрасна в своей ёмкости: Серж взаимодействует с металлическими фигурами, похожими на замысловатые музыкальные треугольники, подставки для цветов или инструменты для подпольного аборта. Сергей Анатольевич (сотрудник московского НИИ) робко сидит на табуретке-пульсе. Решетчатые двери дома, запирающие разных сыновей как бы в наказание, украшены колками. Как и треугольники - это въевшиеся в быт напоминания об отце-музыканте.

Сыновей Надежды играют брусникинцы - четыре молодых артиста (Михаил Плутахин появляется в новелле про ребенка с аутизмом), чьи пластика и лица говорят о персонажах не хуже текста. И все же «Бы», в первую очередь, - пронзительный бенефис Людмилы Трошиной, встречающей рассаживающихся зрителей в белом платье. Она сидит к залу лицом - с легкой растерянностью, с глазами на мокром месте. Все диалоги как будто прокручиваются у неё в голове: коробка сцены превращается в подвальчик страшных мыслей, где разворачиваются конфликты разных мировоззрений. Ни один из сценариев не напоминает долгую счастливую жизнь - и лицо Надежды даже во время самых язвительных реплик не покидает полутень тревоги и усталости. Бы или не бы - вот в чём вопрос.

«Бы» в театре «Практика»: Людмила Трошина и ее возможные жизни


Ссылки по теме

фотографии

Обсуждение

анонс