Иммерсивное шоу «Вернувшиеся»: Призрачный мир Генрика Ибсена

Кино-Театр.РУ

Рецензии на спектакли

Иммерсивное шоу «Вернувшиеся»: Призрачный мир Генрика Ибсена

Самый необычный спектакль Москвы по пьесе «Привидения»

фото предоставлено пресс-службой

В неприметном особняке (sic!) «Дашков 5», затаившемся посреди московской архитектурной эклектики, с декабря прошлого года идёт иммерсивный спектакль «Вернувшиеся» по пьесе Генрика Ибсена «Привидения» (1881). Продлится он до конца мая (шоу пролонгировали несколько раз), а потом один из ярчайших столичных аттракционов этого года поедет в Америку.

Иммерсивный театр - когда зритель примеряет маску и становится участников представления в каком-нибудь особняке - в последние месяцы обсуждают всё чаще: Максим Диденко осенью прошлого года разукрасил «Дубровского» в макабрическую «бродилку» «Чёрный русский», в Петербурге Талгат Баталов буквально на днях выпустил «Декабристов», где зрители могут выпить коктейль «Гильотина» и решить судьбу, собственно, декабристов. Между ними состоялась премьера «Вернувшихся», над которыми работали режиссеры Виктор Карина, Мия Занетти и Мигель, выступивший также хореографом и продюсером шоу. Впечатляющий трехчасовой опыт язык не поворачивается назвать спектаклем.

фото предоставлено пресс-службой

Шоу, которое разворачивается на четырех этажах «Дашкова 5», апеллирует к такому количеству культурных практик, какие только можно представить: от кино до квестов (компьютерных и театрализованных). Не в последнюю очередь благодаря поливариантности и универсальности опыта в 2011 году хитом стал нью-йоркский иммерсивный спектакль Sleep No More по «Макбету», который чаще называли хичкоковским триллером, чем постановкой Шекспира. С «Вернувшимися» та же история: как только зрителю дают маску, заставляют отключить мобильный телефон, запрещают говорить и трогать артистов (и разрешают прикасаться ко всему остальному), он попадает в зазеркалье, в морок XIX века, где каждый видит индивидуальный спектакль. Полная свобода с участием пятидесяти комнат, 18 артистов, сравнительно аутентичного антуража и густой, хоть режь, атмосферы сновидческого триллера.

За первой лестницей начинается ибсеновский «Твин Пикс»: красные драпировки в пол, подобие Черного вигвама ближе к чердаку и стелющийся дым на нижних этажах, рассеянный свет и потусторонняя музыка (композитор Антон Беляев из Therr Maitz) везде, большие зеркала в залах и старинные вещи в каждой комнате, которые можно изучить (и выяснить, например, что большинство книг в здании XIX века, у анахронизмов вырваны страницы с датой публикации, но есть и не купированные, которые можно обнаружить, если уж задаться такой целью).

фото предоставлено пресс-службой

Все три часа, что длится спектакль, зритель волен передвигаться, где ему хочется, - даже вернуться в бар и слушать музыку в компании алкоголя. Или с запалом авантюриста-археолога изучать локацию: во врачебном кабинете пахнет лекарствами и много занятных приборов, по этажам разливается аромат ладана, на столике в ванной фру Альвинг можно увидеть старинные духи и крема. Или следить за траекторией душ героев - их «двойники» в бессловесном танце сообщают режиссерскую интерпретацию сюжета: экспрессивно при помощи глины обыгран первый припадок Освальда и его внутренние метания; разливающаяся по дому похоть после череды пластичных этюдов выливается во впечатляющую оргию в конвульсиях стробоскопа. Сцены с текстом тоже присутствуют: актеры в красивых нарядах разыгрывают заново переведенную пьесу Ибсена. В каждой сцене они игнорируют толпу зрителей, которая то обступает персонажей, то даже преследует их дурным предзнаменованием. Изредка кто-то из актеров может коснуться гостя или даже увлечь его в комнату для персональной сцены, но в остальное время все люди в масках - натурально призраки: незримые свидетели мучений и метаний, драмы и повседневности, бестелесные сочувствующие и вуайеры из «С широко закрытыми глазами», которым уже недоступны радости плоти. Не случайно название шоу навевает мысли о французском фильме 2004 года «Возвращенные» («На зов скорби»), где небольшой городок сталкивается с воскрешением всех недавно умерших граждан, которым теперь нужны жилье и работа.

Зрителю «Вернувшихся» же нужно прочесть текст «Привидений» перед походом на спектакль. Почти полтора столетия назад Ибсен написал лаконичную и безжалостную пьесу про мораль XIX века, где за разговорами о душе и священной роли мужа проступают поломанные судьбы семейства Альвинг. Текст звучит очень современно, опровергая взаимосвязь классики и скреп, и знать его хотя бы в общих чертах полезно, чтобы, забежав в очередную комнату, понимать, кто кому из присутствующих пастор. Да и двигаться по сюжету для литературоцентричных зрителей без шпаргалки будет затруднительно: спектакль состоит из двух «лупов», то есть историю проигрывают дважды, при этом второй круг не копирует первый, зато венчается пронзительным общим финалом. В одной комнате собираются практически все зрители - и от ответственности момента под удобной до этого маской впервые начинает собираться пот. Не самая большая неприятность, учитывая, сколькими способами можно провести вечер до этого момента.

фото предоставлено пресс-службой


фотографии

Обсуждение

анонс