МХТ/ "Мещане"

Кино-Театр.РУ

Рецензии на спектакли

МХТ/ "Мещане"

Кирилл Серебренников – законодатель мод и лучший (то ли за неимением других, то ли в силу своих талантов (которых, действительно предостаточно) новый российский театральный режиссер четыре года назад взялся за классический драматический материал – горьковских «Мещан». Материал невероятно сложный и богатый своей сценической историей. Именно с этого спектакля начался Художественный театр в Камергерском переулке, именно «Мещане», поставленные Товстоноговым в 1966 считаются эталонным спектаклем советского психологического театра. Таким образом, взявшись за такой сложный и интересный материал, Серебренников, возможно и против своей воли, вписал свое имя в историю классического русского театра.

Пьеса, написанная в не самые простые для автора времена, была первым театральным произведением Горького. Пытаясь подражать Чехову, Горький создал оду быту, в котором теряется все живое. Пьеса - это история одной мещанской семьи, где когда-то могучий, а ныне затухающий отец Бессеменов, пытается справиться со своими детьми, так и стремящимися вырваться из-под его опеки. Все конфликты, ссоры, драмы происходят в одном доме, внутри одной семьи - но ясно, что Горького волнует больше само время, смена поколений. Но, тем не менее, несмотря на казалось бы исключительно психологический конфликт, не предполагающий какой-то морали и жесткого вывода, Горький все же не удержался от соблазна создать почти идеального, героического персонажа, как будто застрявшего в бытовом болоте – доме Бессеменова, главы малярного цеха. Таким героем в первоисточнике был Нил (приемный сын Бессеменова - у Серебренникова его играет Алексей Кравченко), в отличие от детей (Петра и Татьяны), Нил представлялся человеком деятельным, героем нового времени. Со временем трактовка персонажа была изменена, и уже в Товстоноговском телеспектакле (от сравнений с легендарной постановкой уйти крайне сложно) Нил в исполнение Кирилла Лаврова был пускай и деятельным, сильным человеком, но по сути таким же мелочным и жалким, как и другие персонажи.
Серебренников, как и Товстоногов, ушел от героически-пророческого прочтения этой пьесы и сделал центрального (центрального композиционно, но никак не главного) героя отнюдь не резонером, а малоприятным рабочим-недоучкой, самодовольным и гордым, самцом – во всех смыслах этого слова. Такая, казалась бы, незаметная деталь говорит о многом. Именно по образу Нила становится ясно, как именно Серебренников понял пьесу Горького. Выхода из этой болотисто-мутной, тягучей и гнетущей мещанской среды нет и быть не может. Нил может уйти из дома своего приемного отца, но в итоге станет ровно таким же, как он – мелочным и гордым мещанином, человеком пускай сильным, но замкнутым.

Бессеменов (Мягков) в постановке Серебренникова, человек сильный и твердый, в определенном смысле он заслуживает уважения, но ко второму акту становится ясно, что на самом деле он жалок. Своим положением первого человека (он в отличие от своих детей добился всего сам и не пользовался положением родителей) он не пользуется, а только кичится им – так как иначе детей своих удержать он не может. Жена Бессеменова (Алла Покровская) только и успевает, что собирать за ним разломанные стулья и битые тарелки. Бессеменов в исполнение Мягкова - домашний тиран, но, тем не менее, человек, чем-то симпатичный. На фоне остальных, он кажется едва ли ни достойнейшим. В Бессеменове видятся интонации короля Лира, запутавшегося в своих детях и выброшенного роковым просчетом (он наделся и растил Петра и Нил, пока Татьяна (Корделия) томилась одиночестве) из жизни, он несчастный отец, оставшийся один в своем мире и обреченный на гибель.

Тетерев (Дмитрий Назаров), еще один центральный персонаж выступает в роли резонера, пускай он пропитый и, в общем-то, уже конченый человек, но отстраненное положение позволяет ему смотреть на вещи максимально объективно. Он пускай и малоприятный тип (тут обаяние и народная любовь к артисту Назарову сыграла злую шутку – по большому счету, герой оказался провальным), но в отличие от других в нем нет лукавства, он независим.

Акценты в постановке расставлены на удивление удачно. Пьеса смотрится крайне свежо и современно, эффект достигнут и без фирменного серебренниковского переноса действия в другую историческую эпоху, и без эпатажно-авангардистских решений, также столь близких Серебренникову. Фактически, «Мещане» - лучшая московская постановка дореволюционной классики последних лет. Не срываясь на банальности, она достигает сильного эмоционального эффекта у зрителей, над сценой как будто все время кружится какой-то дух ужаса, во внутреннем спокойствие всего происходящего видится действительная трагедия. Постоянные приемы пищи героями пьесы ко второму акту превращаются в настоящую агонию, и попытки хозяйки дома, жены Бессеменова, вернуть все на свои места кажутся предсмертными конвульсиями – жизнь, конечно, будет продолжаться, но время ушло – вернуть спокойствие и видимое благополучие в дом не представляется возможным. Порядок нарушен из-за нежелания вовремя измениться, принять новое время. Страх нового и помешательство на правилах (в числе которых еженедельные походы в церковь, помощь местному юродивому и ежедневный совместный прием пищи) – все это превращает обычную с виду жизнь московской семьи на сломе времени в настоящую трагедию о непонимании и душевной бедности.

Серебренников справляется с постановкой крайне тонкой и сложной пьесы с видимой легкостью. В этой легкости и динамичности видится истинный талант ростовского режиссера, который год от года взрослеет и постепенно становится классиком современного российского театра.


Обсуждение

анонс