«Черепашки-ниндзя: Восстание» // Панцирь безалаберности

Кино-Театр.РУ

Обзор сериалов

«Черепашки-ниндзя: Восстание» // Панцирь безалаберности

На Nickelodeon показали первые пять серий нового сериала «Черепашки-ниндзя: Восстание», который в России стартует в сентябре. Алексей Филиппов посмотрел вышедшие эпизоды и считает, что Энди Сурано и Ант Уорд изрядно освежили популярную подростковую франшизу.

«Черепашки-ниндзя: Восстание» // Панцирь безалаберности

Крохотный диковинный зверек с большими ушами и махонькими клыками скрывается от погони – странный дуэт из крупного афроамериканца и насупленного рыжего в спортивных костюмах и с собачками в нагрудных сумках не отстает. На счастье способного к телепортации создания в Нью-Йорке тоже обитают удивительные твари – квартет гигантских черепах с именами художников эпохи Возрождения, которые освоили искусство ниндзюцу и готовы очистить город от моральных нечистот. Ну или хотя бы попытаться – первая же драка Леонардо (Бен Шварц), Донателло (Омар Миллер), Микеланджело (Брендон Смит) и Рафаэля (Джош Бренер) с нарушителями спокойствия в мегаполисе оборачивается сардоническим фиаско.

Читайте также: Лучшие мультсериалы XXI века

Шоураннеры мультсериала Энди Сурано и Ант Уорд первой же потасовкой в переулке замахнулись на святыню культа Teenage mutant ninja turtles – боевые навыки, отточенные в канализации под присмотром крысы-сэнсэя Сплинтера (Эрик Бауза). Иными словами - новые черепашки не бравые мастера единоборств, которым есть еще куда расти, а ребятишки, только записавшиеся в секцию и пока не справляющиеся даже с приемом «невидимый стиль ниндзя». И вряд ли в ближайшее время значительно прокачают навыки, так как Сплинтер теперь не стереотипный восточный наставник, сочетающий отцовскую строгость, дух старой школы и любопытство к американскому телевидению, а низкорослый домосед, нон-стоп хохочущий над японской рекламой.

Что бы ни говорили сторонники черепашьего «канона», уже требующие вернуть квартету былое величие, а Сплинтеру - мудрость из китайских печений с предсказаниями, «Восстание» выглядит самой остроумной инкарнацией TMNT за последние лет пятнадцать. Уорд и Сурано крайне уважительны к наследию комиксистов Кевина Истмена и Питера Лэрда, вместе с тем – креативно безжалостны. Именно так и стоит обходиться с феноменом поп-культуры, который спустя три десятка лет остается квинтэссенцией этой самой массовой культуры.

Читайте также: рецензия на перезапуск «Утиных историй»

Комикс про черепах-подростков-мутантов-ниндзя родился в 1984 году как мрачная пародия на самурайский киберпанк Фрэнка Миллера «Ронин», супергеройские комиксы «Сорвиголова» и «Новые мутанты», а также на бесконечное фэнтэзи Дэйва Сима «Церебус» (в свою очередь – пародию на «Конана-варвара» Роберта Говарда с трубкозубом в главной роли). Это был андерграунд в чистом виде: Истмен и Лэрд напечатали первый выпуск на собственные деньги – дурно нарисованная черно-белая графомания про легендарный сегодня квартет, который подражал сразу всему, что ассоциировалось со словом «круто». Суровый закадровый голос, как в фильмах нуар, жестокие драки, как в лучших боевиках (Шреддер умирал в первом же выпуске), кивки в сторону японской культуры, начавшей проникать в США в лице манги и аниме, собственный штаб в канализации, как в книжках про детей-сыщиков, триумф фаст-фуда, а также киловатты подростковой самоуверенности и невероятные приключения в духе тех самых супергеройских комиксов.

«Черепашки-ниндзя: Восстание» // Панцирь безалаберности

Широкий рынок к такому, разумеется, не был готов, поэтому большинство появившихся с тех пор экранизаций этот противоречивый и эклектичный слепок юности из 1980-х упрощал до добродушного и богатого на выдумку развлечения, где сохранялись почти все заложенные Истменом и Лэрдом философские основы за исключением жестокости. Зато по кино- и телеверсиям «Черепашек-ниндзя» можно замерять дух времени. Культовый мультсериал 1987 года – образец постиронического произведения, одновременно упивающегося приключениями и не устающего иронизировать в собственный адрес. Фильм 1990-го – не менее ироничная последняя вспышка 1980-х с преклонением перед лентами про боевые искусства и насмешливой подростковой интонацией на грани фола (а также ламповыми куклами кудесника Джима Хенсона, которого вскоре не стало). Мультсериал 2003-го – демонстративно аккуратный (как любили на телевидении в 2000-е), более мрачный и близкий к первоисточнику, но скатывающийся в бесконечно однотипное повествование. Фильм 2007-го – разбившийся о возрастной рейтинг 0+ триумф компьютерной графики и попытка вернуть «Черепашкам-ниндзя» их первозданную нуарную мрачность, которая набрала популярность после «Бэтмена» Нолана. Мультсериал 2012-го – эквивалент пластмассовой игрушки из Mcdonalds, чудовищно наивный и плохо нарисованный на компьютере, эдакие «Черепашки-ниндзя в детстве». Наконец, дилогия, спродюсированная Майклом Бэем, постаралась вписать детище Истмена и Лэрда в блокбастерный ландшафт 2010-х, но справилась с этим примерно так же хорошо, как с «Трансформерами». И вот Энди Сурано и Ант Уорд вернули бренду подлинно подростковое звучание.

Читайте также: рецензия на «Грэвити фолз»

«Восстание» – это «Черепашки-ниндзя» в эпоху «Времени приключений», «Гравити фолз» и перазапуска «Утиных историй». Работавший художником на еще одном культовом мультсериале «Самурай Джек» Сурано не только сделал анимацию более нескладной, как в детище Дженнди Тартаковски, но и дополнительно насытил визуальное повествование отсылками к аниме (в одном из эпизодов можно заметить цитату из «Моего соседа Тоторо» Миядзаки). Впрочем, западная мультипликация уже лет тридцать портирует визуал из страны восходящего солнца (это несложно обнаружить даже в сериале 1987-го). Следом в мир канализационной безнаказанности пришло диверсити: теперь Леонардо, Донателло, Микеланджело и Рафаэль не четыре одинаковые черепахи модели «красноухая», которых можно распознать только по оружию или цвету масок (всю историю TMNT это было предметом юморесок). Каждый обладает уникальным дизайном, мордой и даже размером – поэтому лидером шайки стал, например, бестолковый исполин Рафаэль (он, кстати, каймановая черепаха, Лео – красноухая, Майки – коробчатая, а Дон – мягкотелая). Ну и наконец их похождения – не изнуряющая ежедневная борьба за спокойствие города и не единый нарратив, сплоченный фигурой ключевого врага, а череда мелких неурядиц, какие случаются со скучающими подростками в городе. Почти как в первой трети фильма и комикса «Пипец», только менее кровожадно и болезненно. Хотя стилистически шоу ближе, конечно, к «Гравити фолз» в мегаполисе.

«Черепашки-ниндзя: Восстание» // Панцирь безалаберности

Подобная эволюция кажется максимально конгениальна сегодняшней культурной среде, к которой «Черепашки-ниндзя» виртуозно адаптируются уже больше тридцати лет. Из угловатых и живущих идеей свободы 80-х в полные мрачных предчувствий 90-е, в растерянные «нулевые» и нацеленные на эмпатию и принятие 10-е. Не раз и не два испытывала кризис фигура брутальных и наивных одновременно героев, которые умудрялись много тренироваться, есть много пиццы (или только пиццу), превыше всего ставить семью и впитывать блага общественного телевидения. В сущности, черепашки-ниндзя – это идеальный аватар для гика, сочиненный им самим. Отсюда и эта странная фиксация на телевидении как главном источнике маскульта, а также на новостях - с сакральной фигурой отважного репортера Эйприл О’Нил, которая одновременно и поддерживает справедливость с позиции слова, и олицетворяет незамысловатую подростковую мечту. В новом шоу по понятным причинам телевидение не фигурирует (даже премьера первой серии «Восстания» прошла на YouTube, ау), а Эйприл (Катерина Грэм) превратилась в боевитую юную афроамериканку. На фоне квартета лоботрясов, которые постоянно влипают в истории, это и не удивительно. Впрочем, главное достоинство шоу Уорда и Сурано в том, что они не просто выставляют дутые фигуры кумиров симпатичными дурачками, а предлагают иной угол зрения – взглянуть на свой аватар со стороны, рассмеяться и принять его/себя как есть.


фотографии

Обсуждение

анонс