«2morrow/Завтра». Страх

Кино-Театр.РУ

Фестивальная колонка

«2morrow/Завтра». Страх

Если кинематографисты из самых разных стран и жанровых ниш обращаются к одной теме, стоит говорить о тенденциях. Так, в 2011 году Ларс фон Триер и Абель Феррара, Андрей Звягинцев и даже Майкл Бэй в своей манере воплотили на экране возможные сценарии Апокалипсиса. Задача хорошего фестиваля - распознать актуальные темы и правильно настроить оптику зрителя на их восприятие.
На фестивале «2morrow/Завтра» ряд картин объединяет тема страха – перед смертью, одиночеством, самим собой. Преодоление этого зачастую иррационального чувства дается героям фильмов не всегда просто, как персонажам «После нашей эры» М. Найта Шьямалана, а порой и не дается вовсе.

Четыре фестивальные картины, в разной степени пугающие и давящие, многопланово обрисовывают одну из граней фестиваля с жизнерадостным названием.

«Жена полицейского»

Кадр из фильма «Жена полицейского»

Филип Грёнинг снял страшный сон любого ребенка, составив из 59 главок общий кошмар для мужа, жены и их чада. Мужская слабость и страх перед ответственностью, перерастающие в беспричинную злобу, венчается раскаянием. Беззащитная и матерински всеобъемлющая любовь женщины, сотрясаемая ударами и конфликтами, становится жертвой внешнего мира. А характер растущей дочурки становится полем для безжалостная схватки между материнским и отцовским. Размеренная картина немецкого документалиста периодически дает «Антихриста» и «Древо жизни», и главное Грёнинг показывает без слов – долгими плавающими движениями камеры, которая фиксирует все поверхности с многочисленными вмятинами, оттенками, синяками.


«Левиафан»

Кадр из фильма «Левиафан»

Рыболовецкий траулер занимается тем, чем и положено заниматься траулерам – тащит сетями улов, потом матросы отрубают скатам крылья, а рыбам головы – и ненужные останки даров моря отправляются обратно в пучину. Гремящий «Левиафан» движется по водной глади, как хроника объявленной смерти: много пены, за борт летят кровавые комья, когда-то бывшие живыми существами, а моряки лениво и механически выполняют свою работу, не забывая попыхивать сигареткой. Для полноты картины гибнущие рыбы (некоторые – с сородичами в пасти) пучат глаза, как на картине Брейгеля «Большие рыбы пожирают малых». Если на секунду представить, что человечество ежедневно и также бесславно недосчитывается нескольких тысяч, становится действительно жутко. Пока же – смерть это то, что бывает с другими.


«Галлея»

Кадр из фильма «Галлея»

Мексиканец Себастьян Хофманн тоже снял картину о смерти: «Галлея» - это восемьдесят минут из жизни человека, который умер, начал разлагаться, но все еще находится в мире живых. Альберто, охранника в тренажерном зале, настигает пугающее откровение: в современном мире стыдно быть больным и даже мертвым. «Галлея» хоть и пугающе, в духе раннего Кроненберга, физиологична, но в определенном смысле гуманна. Неизвестно, кто еще отвратительнее - блестящие от пота и грозящиеся лопнуть фанаты собственного тела, религиозные деятели, обзывающие болезнь грехом, или мертвый человек с подкожными червями, ищущий покоя. Устав от соблазнов, Альберто отправляется жить во льдах, ведь одиночество – лучший охранник душевного спокойствия, когда ты не соответствуешь ни одному из многочисленных поводов для любви.


«Злоупотребление слабостью»

Кадр из фильма «Злоупотребление слабостью»

Новый фильм Катрин Брейя – сборник страхов, а независимый режиссер Мод – еще одна хорошая роль в и без того богатой коллекции Изабель Юппер. После инсульта у Мод отказывает почти вся левая сторона тела, съемки фильма переносятся на следующий год, а на главную роль она решает пригласить обаятельного афериста, который только вышел из тюрьмы. Ужас перед старостью, беспомощностью, одиночеством и смертью толкает сильную женщину на череду глупых поступков. «Это была я, но это была не я», - объясняет она близким. Рассказывать, что, когда тебя используют, ты чувствуешь себя нужным, она не стала.


Ссылки по теме

фотографии

Обсуждение

анонс