Юрий Бурэ-Небельсен

Кино-Театр.РУ

НАВИГАЦИЯ

Юрий Бурэ-Небельсен биография

Бурэ-Небельсен Юрий Валерьевич

Дата рождения: 14.12.1938

биография

Родился 14 декабря 1938 года в Куйбышеве (ныне - Самара).

Заслуженный деятель искусств РСФСР (9.12.1985).
Народный артист России (27.11.1995).

Сын народного артиста РСФСР Валерия Бурэ (1889-1955).
Окончил Сталинградский институт инженеров городского хозяйства.
В 1967 году окончил режиссерский факультет ГИТИСа им. А.В. Луначарского (курс народной артистки РСФСР М.О. Кнебель).

Еще, будучи студентом, начинал свою творческую деятельность в Волгоградском театре драмы им. М. Горького, представив на суд зрителей собственную инсценировку «Маленького принца» А. Экзюпери, которая была принята с большим интересом. Закончив учебу и сдав дипломную работу с оценкой «отлично», молодой режиссер поставил в этом же театре еще несколько спектаклей, а потом внезапно решил попробовать свои силы в ином жанре театрального искусства – музыкальном, и перешел в Волгоградский театр музыкальной комедии. Позже был Орловский драматический им. И.С. Тургенева. Здесь Юрий Бурэ поставил целый ряд спектаклей, в которых видна рука мастера, великолепно владеющего разными жанрами, отличающегося глубиной проникновения в авторский замысел.
В марте 1982 года Юрия Бурэ пригласили работать главным режиссером Курского драматического театра им. А.С. Пушкина.
В 1991 года он назначается художественным руководителем театра (до осени 1998 года), а также возглавляет Коллегию (художественный Совет) театра и является заместителем председателя правления Курской организации СТД.
В январе 1999 года переходит на преподавательскую работу в Курский колледж культуры на отделение режиссеров народных театров.
В марте 2002 года вновь назначается на должность художественного руководителя театра, им поставлено более 50 спектаклей.
С сентября 2002 года в Курском колледже культуры открыто отделение актёрского искусства, где он является руководителем курса.
Действительный член Академии гуманитарных наук России (1996).

театральные работы

Орловский драматический им. И.С. Тургенева
«Я пришел дать вам волю», нго инсценировка романа В. Шукшина
«Нашествие» Л. Леонова
«Ивушка неплакучая» М. Алексеева
«Русский секрет» («Левша») Б. Рацера, В. Константинова
«Пять вечеров» А. Володина
«Аморальные истории» Э. Брагинского, Э. Рязанова

Курский драматический театр им. А.С. Пушкина
«Не был… не состоял… не участвовал» Ю. Макарова
«Святой и грешный» М. Ворфоломеева
«Люди, которых я видел» С. Смирнова
«Разыскивается опасный преступник» О. Викторова
«Последняя любовь Насреддина» В. Константинова, Б. Рацера, А. Колкера (1985)
«Маскарад» М. Лермонтова (1986)
«Вся его жизнь» Е. Габриловича
«Отелло» В. Шекспира
«Стакан воды» Э. Скриба
«Дама-невидимка» П. Кальдерона
«Вся надежда» М. Рощина
«Босиком по парку» Н. Саймона (1990)
«Поминальная молитва» Г. Горина (1990)
«Крестный отец» М. Пьюзо
«Рыцарские страсти» В. Красногорова и В. Плешака (1992)
«Моя прекрасная леди» Ф. Лоу по пьесе Б. Шоу «Пигмалион» (1993)
«Деревья умирают стоя» А. Касоны
«Сирано де Бержерак» Э. Ростана
«Странная миссис Сэвидж» Д. Патрика
«Рюи Блаз» В. Гюго
«Принцесса Турандот» К. Гоцци
«Ханума» А. Цагарели
«Дурочка» Лопе де Вега
«Семейная идиллия» О. Данилова
«Комната невесты» В. Красногорова
«Жертвы века» А.Н. Островского
«Ох, уж эта Анна!» М. Камолетти
«Традиционный сбор» В. Розова

призы и награды

Государственная премия РСФСР им. К.С. Станиславского (1989) - за постановку драмы М. Лермонтова «Маскарад».
Орден Почета (12.06.2004).
Лауреат премии МВД СССР.
Почетный знак «За особые заслуги перед городом Курском» (2003).
Премия имени н.а.РФ А.П. Буренко за вклад в развитие театрального искусства Курской области (2004).
Почетная грамота администрации города Курска (2008).
Памятный знак "За Труды и Отечество" (2008).
Премия Центрального федерального округа (2009) - за спектакль «Традиционный сбор» В. Розова.
Почетная грамота Министерства культуры РФ (2012).
«Человек года 2012».
Лауреат премии «Курская антоновка» (2012).

театр

источники информации

публикации

  • Сын Отелло и Дездемоны
  • Недавно исполнилось 70 лет Юрию Бурэ, заслуженному деятелю искусств и народному артисту России, лауреату Государственной премии, художественному руководителю одного из старейших в стране Курского государственного драматического театра им. А.С.Пушкина. С 1982 года этот человек определяет творческое направление и авторитет театра в городе, являясь сам известнейшей личностью. Меж тем, Юрий Валерьевич – представитель знаменитой театральной династии, берущей свое начало еще в позапрошлом веке…

    – Юрий Валерьевич, старые театралы нашей страны знают вас как потомка и продолжателя театральной династии Бурэ. Расскажите, пожалуйста, о вашем знаменитом отце, о вашей матери, имена которых стали историей Куйбышевского драматического театра.

    – Да, мой отец Валерий Анастасьевич Бурэ в течение 15 лет, с 1938 по 1953 годы, был «властителем дум» в Куйбышеве. Играл он в местном театре все ведущие роли – Арбенина, Хлестакова, Сирано, Отелло, Петруччио… Он первым на этой сцене получил звание народного артиста России и был действительно культовой фигурой. И я даже помню столь знаменательный момент, когда зрители-студенты после оваций выносили его из театра на руках… Да, его безумно любил весь город. Мою мать Тамару Александровну Доросинскую, игравшую на той же сцене, тоже все знали и любили. А вообще, в то время в Куйбышеве было два актера, создававших славу местного театра – это Бурэ и Зоя Александровна Чекмасова. Они держали на себе весь репертуар и играли вместе почти все: он – Ромео, она – Джульетту; он – Сирано, она – Роксану; он – Хиггинса, она – Элизу. (Георгий Александрович Шебуев, тоже известный куйбышевский актер, был несколько старше их и этих ролей уже не играл.) Я знаю много интересного о своем отце! Например, во время войны в Куйбышеве работал эвакуированный туда Большой театр. И одна молодая балерина ходила в куйбышевский драматический на «Ромео и Джульетту», а потом говорила своим партнерам по сцене: идите в драму на Бурэ и Чекмасову и смотрите, как надо двигаться! Фамилия этой балерины была Уланова…

    – Браво! А какие режиссеры в то время работали в Куйбышевской драме?

    – Работали многие, но самой яркой фигурой для меня был Мейер Абрамович Гершт (в свое время он был сорежиссером Таирова по «Оптимистической трагедии»), поставивший в Куйбышеве «Живой труп» с моим отцом в главной роли. В спектаклях Гершта была особая театральность, которая помнится до сих пор. У него был и блестящий спектакль по Кальдерону «Дама-невидимка», где мой отец играл Мануэля, а Чекмасова – Анхелу; и, благодаря Гершту, я безумно полюбил эту пьесу и потом сам ставил ее несколько раз... Еще в те времена ставилось много пьес про Сталина, Ленина, Кирова, Орджоникидзе – и отец играл и Сталина, и Ленина, и Орджоникидзе, а также Пушкина, Лермонтова, Белинского. Уже позже, спустя годы, «властителем дум» этой сцены стал Николай Николаевич Засухин…

    Вообще, от Куйбышева у меня, проведшего там детство, остались самые радужные воспоминания! Ведь Куйбышев – это еще и Волга, которая является неотъемлемой частью этого города и которая крепко связана с любым человеком, живущим в этих местах. А жили мы тогда в знаменитом «доме специалистов» на Ленинградской улице, и я даже помню, как я ездил вокруг обеденного стола на велосипеде. Потом в нашей квартире жил Засухин… А моя мать очень дружила с семьей Игнатюков, с вашими, Оля, дедушкой и бабушкой, которые были отчаянными театралами.

    – А почему вы переехали в Сталинград?

    – Видите ли, у моего отца была некая старорежимная закваска. Ведь он когда-то начинал работать еще в антрепризе, привыкнув вместе с ней все время куда-то переезжать. Вот в 1953 году и перебрался в Сталинградский театр драмы.

    А умер он прямо на сцене… Это произошло в 1955 году. Шел спектакль «Отелло», где отец играл Отелло, а мама Дездемону. И вдруг к нам домой прибегает молодая актриса из театра, говорит: «Юра, бежим в театр, с папой плохо!» Я прибежал и увидел, что все уже кончено: он умер прямо в последней сцене с Дездемоной – упал, и на этом все закончилось. Закрыли занавес, зрители не расходились; тут же были вызваны врачи, но никто ничего не смог сделать.

    – Расскажите нам о вашей знаменитой швейцарской фамилии…

    – Настоящая фамилия моего отца шведская – Небельсен. Он родился в Москве, у его родителей был собственный дом на Триумфальной площади, напротив Концертного зала им. П.И.Чайковского. Потом, после революции, дома этого у нашей семьи, естественно, не стало. И был у него дальний родственник, актер Владимир Бурэ, прямой потомок Павла Бурэ, часовщика его императорского величества Николая Второго. И этот Владимир Бурэ сагитировал отца пойти на сцену. Отец поступил в театр, где его стали называть «Бурэ Второй». У меня даже сохранились программки, где фамилия отца значилась именно так.

    – Все свое детство вы, вероятно, провели в Куйбышевском театре?

    – Я просто жил там, пропадал там! Когда мой отец играл Бориса Годунова в «Царе Федоре Иоанновиче», костюм его весил 40 килограммов (это была настоящая кольчуга, настоящий шлем, настоящий меч), и я, будучи мальчишкой, все это на себя, конечно, надевал, приходя в полный восторг! Совершенно естественно, что я, актерский сын, вырос в театре: сидел всегда в ложе, смотрел все спектакли – словом, был истинное дитя театра.

    – И потом поехали поступать в Москву?

    – Конечно. В 1962 году, на режиссерский факультет в ГИТИС, где нас учили и актерскому мастерству. Но, видя мои актерские пробы, мой учитель Мария Осиповна Кнебель мне говорила: «У тебя несоответствие внешних и внутренних данных: комедийная внешность и внутренняя трагичность».

    – На самом деле ничего хотя бы мало-мальски комедийного в вашем лице нет, поверьте!

    – А мне, между тем, в годы учебы пришлось переиграть массу комических ролей и даже играть и петь в опереттах!

    – Расскажите о Кнебель.

    – О, она была удивительный человек и педагог! Кстати, при подготовке к печати ее книги «Вся жизнь» фотоиллюстрации монтировал я сам. И за это даже получил от самой Марии Осиповны гонорар в размере около ста рублей. Я пришел к ней в двухкомнатную квартирку на Студенческой улице, где она жила со своей сестрой, она высыпала на стол громадное количество фотографий – и поручила мне их систематизировать и отбирать для этой книги. Помню, меня поразили стены в ее квартире, на которых я увидел подлинники Лансере, Бенуа, Рериха, Добужинского… Ее рассказы о старом МХАТе, о Москвине, Качалове, Книппер-Чеховой были бесценны для меня. Как-то Алексей Дмитриевич Попов предложил ей поставить «Вишневый сад» на малой сцене Театра Советской Армии. Так вот, она пришла к нам, начинающим студентам, и сказала: «Попов предложил мне поставить «Вишневый сад». Как вы считаете, ставить или нет?» Я первый заявил: «Мария Осиповна, что вы, ни в коем случае! Кому же это будет интересно, кто это вообще будет смотреть? Это же такая скука!» Она все это выслушала, ничего мне не сказала, не обругала (она вообще позволяла говорить все, что нам было угодно) – а потом поставила этот спектакль. Я пришел, посмотрел его – а потом на курсе извинился перед нею.

    – Вероятно, все понятия о режиссерской профессии у вас именно от нее? Вы ведь абсолютный «сын Кнебель»?

    – Абсолютный «сын Кнебель». И «внук Станиславкого», поскольку она была его прямой ученицей. Именно по их методам и я учу своих актеров. Основное, чему она научила меня: главное в театре – это артист. Только через него я, режиссер, могу что-то сказать. А всевозможные приемы и трюки – это второстепенное. Ведь театр строится на трех китах: пьеса-артист-зритель. Убери хоть что-то одно – и театра нет. А режиссер – это уже второстепенное. К тому же это профессия достаточно молодая, появилась не так давно, со времен Станиславского. Гениальность его была именно в том, что он, ничего не придумывая, как сам он говорил, просто «саккумулировал опыт великих актеров русского театра» и вывел свои сценические законы, которые действуют в любых пьесах, и в пьесах абсурда в том числе.

    – Кто были ваши однокурсники?

    – Валерий Яковлев – главный режиссер Чувашского театра, Илья Рутберг, Олег Кудряшов. Кстати, еще во время учебы в ГИТИСе я осуществил свою первую постановку в Волгограде – «Маленького принца» Экзюпери. И потому после учебы поехал в театр драмы Волгограда. Успел поработать и в Волгоградском театре музыкальной комедии, ставил там разные оперетты – и «Марицу», и «Веселую вдову». Но роль режиссера музыкальной комедии показалась мне скучна, и я уехал в Орловский драматический театр. А в 1982 году меня пригласили в Курск, где я и работаю до сих пор.

    – В вашем театре, по традиции, всегда огромный репертуар, в котором около тридцати названий! Все эти постановки ваши?

    – Нет, моих здесь одиннадцать спектаклей: «Сирано де Бержерак», «Рюи Блаз», «Принцесса Турандот», «Деревья умирают стоя», «Ханума», «Дурочка», «Семейная идиллия», «Комната невесты», «Жертвы века», «Ох, уж эта Анна!», «Традиционный сбор».

    – Какая драматургия вам особенно близка?

    – Предпочитаю высокую классику: моя любимая пьеса «Сирано де Бержерак», я безумно люблю Островского… А вообще, помните, как говорил Мейерхольд? Он говорил, что режиссерам, конечно, надо платить много – но за право постановки трех пьес они должны платить сами: это «Маскарад» (я его ставил, и получил за него Государственную премию), «Ревизор» (я ставил его музыкальный вариант) и «Горе от ума».

    – Почему вы его еще не поставили?

    – Боюсь. Сегодня его надо ставить как-то по-особому, чтобы это было и по-грибоедовски глубоко, и по-сегодняшнему современно. Мне, например, кажется, что Скалозуб не такой уж и дурак, и что, например, Молчалин там самый умный человек, мне кажется, что Фамусов тоже не глупец, а вот куда сегодня направлять свой разоблачительный пафос Чацкому – я пока еще понять не могу.

    – Кто из режиссеров сегодня ставит еще на вашей сцене?

    – Наш театр выпускает шесть спектаклей в год, из которых два моих, а на остальные я приглашаю самых разных режиссеров. За все годы моей работы я приглашал на свою сцену около семидесяти разных постановщиков. Вот сейчас, например, мы сотрудничаем с молодой Мариной Есениной, ученицей Марка Захарова, ее работы нам нравятся.

    – Вы же еще преподаете в Курском колледже культуры и искусства?

    – Да, выпускаю там уже третий свой курс. И мои выпускники пополняют потом нашу труппу, состоящую из прекрасных актеров, таких, как Сергей Симошин, Виктор Зорькин, Валерий Егоров, Андрей Колобинин, Эдуард Баранов, Лариса Соколова, Ольга Яковлева, Людмила Мордовская, Елена Петрова и другие.

    – Что собираетесь ставить сейчас?

    – Пьесу А. Касоны «Семь криков в океане». А вслед за этим хочу «реанимировать» «Соловьиную ночь» В. Ежова, поставив ее ко Дню Победы.

    Игнатюк Ольга

    Страстной бульвар, 10
    Выпуск № 8-118/2009, Лица

дополнительная информация

Если Вы располагаете дополнительной информацией, то, пожалуйста, напишите письмо по этому адресу или оставьте сообщение для администрации сайта в гостевой книге.
Будем очень признательны за помощь.

Обсуждение

пресс-центр