Виктор Кульченко

Кино-Театр.РУ

НАВИГАЦИЯ

Виктор Кульченко фотографии

Кульченко Виктор Григорьевич

Дата рождения: 25.11.1931

биография

Родился 25 ноября 1931 года в Новой Черниговке (Саратовская область).

В 1954 году окончил Саратовский педагогический институт, а в 1960 - студию при Саратовском ТЮЗе им. Ленинского комсомола.
В 1961-1966 годах работал в Саратовском театральном училище им. Слонова.
В 1966 году был приглашён в качестве преподавателя мастерства актера и сценической речи в студию при Омском ТЮЗе, где проработал вплоть до 1975 года.
Возвратившись в Саратов, Кульченко в 1975-1976 годах работал в Саратовском ТЮЗе, в 1977-1983 годах - в Саратовском академическом театре драмы им. К.Маркса.

С 1979 года вновь работал в Саратовском театральном училище им. И.А. Слонова, а затем с 1985 года - на театральном факультете Саратовской государственной консерватории им. Л.В.Собинова (ныне - СаТИ) в качестве профессора кафедры сценической речи.
В 1990-2011 годах заведовал кафедрой сценической речи.
В 2000-2009 годах работал в Саратовском академическом театре драмы им. И.А. Слонова в качестве консультанта по сценической речи.

театральные работы

Федя - "Юность отцов", 1957 (Саратовский ТЮЗ)

театр

фотографии

публикации

  • Подняться над уровнем сковородки!
  • В малом зале Саратовской консерватории было, что называется, яблоку негде упасть. Даже мест для всех желающих не хватило, и многие пришедшие на встречу с поэзией стояли, «рассортировавшись» у стен. Стало быть, неправда, что классическая литература ныне мало кого интересует.

    Напротив, в обществе существует неподдельная тоска по великой поэзии. И профессор театрального института Саратовской консерватории, преподаватель сценической речи Виктор Кульченко сполна ее утолил, читая стихи о любви. Это был не просто литературный — литературно-музыкальный вечер. Песни и романсы исполняла лауреат международного конкурса Ольга Кулагина. Аккомпанировала обаятельная женщина, доцент консерватории Светлана Чечина.

    Но главное внимание собравшихся оказалось приковано — да не обидятся прекрасные дамы! — все же к чтецу.

    В ноябре профессору Кульченко исполнится восемьдесят лет. Один из старейших педагогов саратовской театральной школы, он учил искусству сценической речи многих нынешних театральных корифеев.

    — Виктор Григорьевич, как выбрали театральную профессию?

    — Наверное, это она меня выбрала, потому как всегда хотел быть только в театре и нигде больше. Во времена моей юности представители МХАТа набирали в Саратове учеников. На прослушивание пришла уйма народу. Человек двести, если не больше. И я тоже, конечно, пришел. По конкурсу я, к великому сожалению, не прошел.

    — Вы сам саратовский?

    — Я родился в Саратовской области. Детство было неказистым, бедным, ведь мое мальчишество пришлось на войну. Бумага отсутствовала, писали на книжках, сидели в холодных, стылых классах, топились буржуйки, и мы, пацанва, чтобы сорвать урок, умудрялись делать так, чтобы чад наполнял помещение, и учителя отпускали нас с уроков.

    — Короче, отличником вы не были?

    — Отличником не был и рано познал, что такое сельский быт. Летом работал и прицепщиком, и водовозом, и поваром, и штурвальным на тракторе. Матери моей сказали, чтобы она готовила меня в трактористы, мол, кусок хлеба гарантированный у парня будет, и вот когда я про это узнал, то решил немедленно взяться за ум. Когда передо мной замаячила перспектива всю жизнь сидеть за рулем трактора и не видеть больше ничего, я перестал относиться к учебе спустя рукава. И моя успеваемость резко повысилась.

    — Театр — это храм или каторга?

    — Обожаю театр, но при этом никогда не обольщаюсь относительно его святости. Это страшное, жестокое место, погубившее немало судеб. Но это же и прекраснейшее место в мире, потому что, когда ты выходишь на сцену, это уже не просто ты, но и кто-то еще другой в тебе. Это ни с чем не сравнимое состояние!

    — Когда выбираетесь в Москву, в какой театр стараетесь попасть?

    — Театр Фоменко. Лучшего, на мой взгляд, в стране нет. Мне ужасно понравилось, как Фоменко однажды сказал про свой театр: «Наш театр — это нафталин. Другие театры — нет, не нафталин». После этого, якобы комплиментарного заверения он сделал впечатляющую паузу и добавил: «Другие театры это… моль».

    — У Фоменко работает Галина Тюнина, ваша бывшая ученица. Какой она была в пору своего студенчества?

    — Очень одаренной девочкой. Правда, то, что называют дисциплиной, у нее иногда страдало. Могла собраться и уехать в Москву, чтобы посмотреть интересующий ее спектакль. Галя — внутренне свободный человек. В актерской профессии это редчайшая и завидная черта. В процессе учебы на театральном факультете ставили спектакль, состоящий из множества телефонных разговоров. Так вот, Галя играла в нем практически все роли. Она всегда отличалась способностью к перевоплощению. Она — хамелеон игры, вбирающая в себя множество интонаций, красок, настроений. И Фоменко это сполна использует. Она у него в спектакле «Носороги» тоже играет несколько ролей. Я был как-то на спектакле с ее участием, потом прошел в гримерную, и она сказала мне очень важные для меня, как для педагога, слова, что всему, что ей надо было усвоить в искусстве сценической речи, она научилась у меня. Это был серьезный комплимент. Ведь после Саратова она училась в ГИТИСе.

    — Сохранился в вашей памяти какой-то сверходаренный курс?

    — Был такой — все ребятишки один к одному. Тюнина, кстати, именно с этого курса, на котором учились и Миронов, Калисанов. Фантастически одаренный был набор у покойной Валентины Александровны Ермаковой. Шесть заслуженных и один народный артист с него вышли. Я, кстати, уверен, что заслуженных и народных могло бы быть и еще больше, но многие ушли из актерской профессии, занялись бизнесом.

    — Меня всегда интересовала кухня преподавания. Скажите, а вы можете процитировать из вашего арсенала какую-нибудь нестандартную скороговорку, которой вы обучаете ваших ребят?

    — Куда интереснее то, что мы называем трудноговорками. Сейчас я вам ее проговорю, а вы попробуйте повторить. Итак: «истерически разнервничавшегося конституциониста Константина нашли акклиматизировавшимся в конституционном Константинополе со спокойной уверенностью изобретавшим усовершенствованные им пыле-, пневмо- и мешковыволакиватели».

    — Господи, помилуй! Этой абракадаброй можно шпионов тестировать: если запомнил — можешь работать Штирлицем, а нет — так пошел вон. Виктор Григорьевич, скажите, а дарование в молодежи, поступающей на театральный, сразу можно разглядеть или нет?

    — По-разному бывает. В ком как. Эльвира Данилина, когда пришла поступать, была очевидна. Яркая, красивая, умеющая себя подать. Смотришь на нее и понимаешь: народная артистка! А иногда абитуриент может быть довольно невыразительным, зажатым, а потом р-раз — и дар открылся такой, что только держись!

    Олег Янковский уже в студенчестве был прогнозируем на большого артиста. До сих пор помню его глаза, взирающие на мир сквозь пенсне, когда он играл Тузенбаха. Это был сложившийся большой артист. А ведь он играл в дипломном спектакле!

    — Вы выпускник Саратовского театрального училища имени Слонова?

    — Я выпускник филфака Саратовского педагогического института.

    — Насколько понимаю, гуманитарная составляющая помогает вам в профессии.

    — Разумеется, ведь сценическая речь — это не просто произношение, дикция, это еще и творческая работа над словом. Если человеку не открылась великая поэзия, поразительная по красоте проза, то он духовно беден. Есть такой замечательный преподаватель сценической речи в Петербурге Валерий Николаевич Галендеев. Так вот, он утверждает, что студентов театральных вузов надо обучать сценической речи преимущественно на примере драматургии. При всем моем глубочайшем уважении к этому профи я с таким подходом в корне не согласен, потому что для драматургии есть мастерство, а душу актера (актер — это ведь всемирное чувствилище!) должна вскармливать великая литература. Пушкин, Толстой, Гоголь, Достоевский — куда же без них. Эти классики придумали ведь не просто литературных героев. На их страницах живут люди, в которых сконцентрированы явления жизни!

    — Виктор Григорьевич, ну а в театр-то вы как попали?

    — Я всегда старался играть. Когда учился в пединституте, занимался у знаменитой Натальи Иосифовны Сухостав. Когда я уже после окончания педагогического и даже армии пришел к ней, она говорит: «Витя, а как же театр? Неужто скуксился и расстался с мечтой?!» Я ей в ответ: «Мечта-то осталась, но где работать, образования театрального нет». И она прямо при мне позвонила в ТЮЗ, великому режиссеру Вадиму Ивановичу Давыдову — напарнику и коллеге Киселёва. И обращается к нему: «У меня тут одаренный парень, возьмите — не пожалеете». А Давыдов в ответ: «У нас все укомплектовано, даже при всем уважении к вам не можем это сделать». Ну а Сухостав была женщина мудрая и жизнью наученная, знала, на какие клавиши в общении с тем или иным представителем искусства нажимать, и потому она холодно так протянула: «Ну раз так, я сейчас в драму позвоню». И Давыдов сразу встрепенулся. Отдать интересного актера в другой театр — да не один режиссер себе этого в жизни не позволит! И Давыдов сказал, что я могу прийти на прослушивание.

    Я пришел, как сейчас помню, 14 сентября 1957 года. Даже театральной студии при ТЮЗе еще не было. Меня прослушали и взяли. Правда, я ровно половину потерял в окладе. Там, где я преподавал до того литературу, получал гораздо больше. Но при этом я нимало не сомневаюсь: если бы мне даже совсем не дали денег, я все равно остался бы в театре.

    — Можете вспомнить атмосферу ТЮЗа того времени?

    — В тогдашнем ТЮЗе работало много фантастических по одаренности актеров: Спирина, Быстряков, Митясов, Петров… А какой замечательной героиней была Шляпникова! Александр Иванович Щёголев — искрометный был актерище… А Василий Никифорович Начинкин — какой божьей милостью был лицедей, гений импровизации, человек, которому в равной степени удавалось и трагическое, и комическое. Так сложилось, что он рано, едва выйдя на пенсию, покинул сцену и, на мой взгляд, это его погубило. Вскоре он скончался. В свидетельстве о смерти такое не напишешь, но лично я не сомневаюсь — его погубила жизнь без театра. И такого рода жизненные финалы тоже доказательство того, какой ценой платят актеры за счастье этой профессии.

    — А каким был Давыдов?

    — Легким и талантливейшим. У него аура светлейшая. Он людей любил, что в театре тоже случается куда реже, чем хотелось бы. Вадим Иванович, знаете, как мог объяснить, что мы играем не так, как ему хотелось бы? Представьте, говорит, тундру и на чукчей падает сверху из самолета текст пьесы. И жители тундры начинают ошеломленно эти листочки подбирать, разбирать по слогам текст и играть впервые в жизни то, о чем не имели раньше никакого представления. Вот так и вы. Его режиссерский анализ мог быть убийственным, но в какую форму он его облекал!

    — Виктор Григорьевич, я задам вам сейчас вопрос старый, как мир: в чем смысл человеческой жизни?

    — Думаю, что в самом процессе жизни! В самой ее динамике, настрое. Очень важно уметь подниматься над уровнем сковородки, над фактами только своей биографии. Скучно, когда человек сидит или идет, а в голове у него одна пустота или скукотища, или злость. Это ведь все в энергетике читается.

    Жизнь чертовски интересна. И жить надо интересно! Я восхищаюсь: сколько в маленьких детях веры в чудо. Вот у кого всем нам непосредственности надо учиться — и актерам, и неактерам. У меня шестилетняя внучка. Некоторое время назад у нас в доме жил щенок Лёнька — толстенький такой, белый. Потом Лёньку отдали, так как Лёнькина мама регулярно снабжает нас потомством. И что вы думаете? Девчушка играет с бабушкой в переписку с Лёнькой. Она пишет ему письма, посылает ему подарки, и он, как и положено вежливому адресату, отзывается, шлет послания и подарки ей. Разве не чудо?!

    — Ну а тайну вашего творческого долголетия можете открыть?

    — Я работаю со студентами. А это неизбежное перетекание энергии от них ко мне, от меня к ним. Я передаю им свои знания, они мне толику своей молодости. Так что стареть несподручно.

    Светлана Микулина

дополнительная информация

Если Вы располагаете дополнительной информацией, то, пожалуйста, напишите письмо по этому адресу или оставьте сообщение для администрации сайта в гостевой книге.
Будем очень признательны за помощь.

Обсуждение