Алексей Дуров

Кино-Театр.РУ

НАВИГАЦИЯ

Алексей Дуров фотографии

Дуров Алексей Данилович

Дата рождения: 05.10.1940

биография

Родился 5 октября 1940 года в городе Серпухов Московской области.

Заслуженный артист РСФСР (25.04.1983).
Народный артист России (21.05.2008).

В 1966 году окончил ГИТИС.
С 1966 года - актёр Ульяновского драматического театра, на сцене которого сыграл около 150 ролей.

театральные работы

Семен («Игла и штык» А. Галиева)
Вася («Любовь и голуби» В. Гуркина)
Кузовкин («Нахлебник» И.С. Тургенева)
Пичем («Трехгрошовая опера» Б. Брехта)
Президент («Коварство и любовь» Ф. Шиллера)
Фаюнин («Нашествие» Л.М. Леонова)
Ванюшин («Дети Ванюшина» С. Найденова)
Бенволио («Ловушка для короля» Н. Йорданова)
Сельский врач («Я, бабушка, Илико и Илларион» Н. Думбадзе)
Халезов («Фрегат «Паллада» И. Гончарова)
Семен Гаврилович Бондырев («Блажь» П. Невежина, А. Островского)
Ферапонт («Три сестры» А. Чехова)
Сила Ерофеевич Грознов («Правда – хорошо, а счастье лучше» А. Островского)
Хозяин («Очень простая история» М. Ладо)
Иван Кузьмич («Бесприданник» Л. Разумовской)
Тугоуховский («Горе от ума» А. Грибоедова)
Шабельский («Иванов» А. Чехов)
Ленин
«Маскарад» М. Лермонтова
«Бесприданница» А. Островского
«Обрыв» по И. Гончарову
«Поднятая целина» по М. Шолохову
«Гамлет» Шекспир

призы и награды

Медаль «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В. И. Ленина» (1970)
Диплом международного фестиваля в г. Тольятти - за роль князя Шабельского в «Иванове» А.П. Чехова (2000)
Почетный гражданин Ульяновской области (2002)
Почетный знак Ульяновской области «За веру и добродетель» (2010)

театр

источники информации

фотографии

публикации

  • Из аэроклуба – на сцену театра
  • Не стесняйтесь признаваться своим кумирам в любви. Артисты, словно дети, радуются, когда во взгляде прохожего сквозит узнавание, когда незнакомые люди здороваются с ними на улице. Объяснение этому очень простое: без нас, зрителей, существование актера бессмысленно. «Знать, что тебя не забыли, что ты нужен, – очень важно», – признался на днях почетный гражданин Ульяновской области, народный артист России Алексей Дуров.

    Алексей Данилович стал героем проекта «Портрет нашего современника», который придумали в Областном краеведческом музее и реализуют с 2003 года. Ульяновцы имеют возможность поближе узнать своих современников, достигших высот профессионального мастерства, самых интересных жителей города. Их «портреты» создаются в течение творческих вечеров из рассказов коллег и родственников, из документов, забавных или трагических воспоминаний.

    На встречу с мастером театральных подмостков пришло много молодежи будущих актеров, студентов УлГУ. Может, поэтому Дуров так подробно рассказал о своих студенческих годах. Этот любимый многими поколениями ульяновцев артист – носитель традиций старой русской театральной школы, повторяют его коллеги: народная артистка России Зоя Самсонова, лауреат Государственной премии Кларина Шадько, заслуженный артист России Михаил Петров. Между тем Алексей Данилович вырос в семье простых рабочих: его родители ходили в школу всего по две зимы. Он и сам пошел в первый класс поздно, в возрасте девяти лет.

    Первый выход на сцену случился во втором классе. Дети показывали спектакль «Репка», а «мышка» заболела. На рубашку Алексея срочно пришили «хвост», который отпороли от воротника чьего-то пальто… В школе Дуров пережил немало увлечений – то выжигал, то собирал авиамодели, даже записался с приятелем в аэроклуб и сходил на пару занятий. А потом пришел в драмкружок, и учительница посоветовала поступать в театральный. В Щепкинское училище при Малом театре поступить не удалось: накануне первого экзамена Дуров играл с друзьями в футбол: – Нашего вратаря «завалили», стали думать – кого поставить на ворота?

    Лешку! И когда в ворота полетел мяч, я схватил его и упал на землю мордой вперед, разорвав подбородок… Меня отвели в больницу, и там наспех забинтовали. Дома я бинт снял – половина губы висит. Конечно, наутро я никуда не поехал. А когда, наконец, явился в училище, приемные экзамены уже закончились. И хотя я из-за раны говорил одной стороной рта, артист из приемной комиссии сказал, чтобы я непременно приехал через год.

    Не приехал Дуров и через год: к тому времени он уже служил в армии.

    Там вместе с сослуживцами занялся самодеятельностью – учил Твардовского, Маяковского, Исаковского, Острового… Однажды в часть приехала звезда советского экрана Наталья Фатеева. Послушав солдатика, рекомендовала ему поступать в театральный вуз.

    Вернувшись домой, он снова отправил документы в Щепкинское училище, а приглашение на экзамены пришло… из ГИТИСа. На первый экзамен абитуриентов «запускали» по десять человек.

    Дуров был в ужасе: через одного читали «Ворону и лисицу» – эту же басню подготовил и он. Алексей пришел в солдатском обмундировании, и когда очередь дошла до него, в приемной комиссии сказали: «Ну, солдат, покажи, как надо читать!». А когда он закончил, то не поверил своим ушам: «Вот так и надо читать!»… – Я ничего не знал о театре, – признается Дуров. – Был несколько раз с классом на спектаклях, как-то мне подарили книгу о театре – вот и все. Но, видимо, у наших педагогов была хорошая интуиция, они смогли заранее увидеть, выйдет ли что-то из нас, абитуриентов. Был даже момент, когда я думал, что меня «попросят» из института, размышлял, как смогу заработать на жизнь – может, плотничать буду…
    Работать в свой театр еще только начинающего карьеру актера пригласил в то время молодой и уже известный режиссер Павел Хомский, тогда -главный режиссер Московского ТЮЗа. Но он поставил ему одно условие: непременно сделать операцию в институте косметики. Дело в том, что Дуров был чрезвычайно худ, и его впалые щеки не нравились режиссеру. Однако в институте Дурова предупредили, что последствием операции может стать то, что он не сможет больше улыбаться.

    - Я решил, - говорит Алексей Данилович, - не цепляться за Москву, тем более что меня пригласили в Ульяновск и даже пообещали дать квартиру.

    Потом, признался артист, у него было много сомнений, правильно ли он поступил. Особенно это происходило в годы творческой невостребованности.

    Алексей Дуров приехал в Ульяновский драмтеатр в 1966 году по распределению и всю свою жизнь посвятил ему. Здесь женился, здесь сыграл все свои роли. И Зоя Самсонова считает, что он «корнями врос в симбирско-ульяновско-волжскую землю».

    - Это настоящий подвиг, – считает его коллега Кларина Шадько. – Попробуйте проработать 40-50 лет в одном месте! Таким актерам нельзя создать некий шаблон, играть одно и то же. Но Алексей Данилович – трудоголик, он ищет новое до изнеможения… Десятилетия назад мы жили по соседству в «Кошкином доме» и, по сути, были одной семьей. Мы и сейчас остаемся семьей, хотя разделены расстояниями, ролями.

    Наиболее удачным периодом он считает свое первое двадцатилетие в театре, особенно когда главным режиссером была Вера Ефремова. У нее Дуров много играл, были большие роли.

    - Юрий Семенович Копылов меня занимал в спектаклях, но все же мало, за что, впрочем, я на него не в обиде, - сказал артист. - Нас предупреждали в училище, что такое бывает. И я всегда причину искал в себе: значит, не смог проявить себя…

    Хотя, если вспомнить, удачные роли в этот период у меня были. Мне самому нравится Ванюшин в «Детях Ванюшина» и Кузовкин в «Нахлебнике».

    Сколько всего ролей он сыграл, не перечесть. Тут, по сути, вся русская классика. Был даже молодой Ленин. К этому образу Дурову сделали потрясающий грим во МХАТе. Похож был здорово. Знаменитый актер и режиссер Олег Ефремов, когда увидел Алексея Даниловича в этом воплощении, руку ему пожал, сказал: «Замечательно!»

    Над своими героями актер готов работать круглые сутки. Может ночью вскочить с постели, если его осенило, как нужно решить образ. Главное, убежден он, сначала необходимо ответить на вопросы: зачем и почему так или иначе поступает твой персонаж, а потом уже думать, как его изображать.

    - Нас педагоги учили, - вспоминает Дуров, - что инструментом артиста является его душа.

    Годы спустя сомневавшийся в своих силах студент актерского факультета словно прибавил росту. Михаил Петров, который пришел в Ульяновский театр драмы лет на 15 позднее, шутит, что молодые актеры боялись столкнуться в коридоре с Дуровым – высоким, широкоплечим («и блондином с голубыми глазами», – смеясь, добавил тот).

    - Для нас было счастье, если он нас замечал или если нас ему рекомендовали, – рассказал Михаил Николаевич.

    - А меня к тому же лет через десять «подселили» к нему в гримерку. Первые месяцы я зайти в нее боялся – для меня это было все равно, что зайти к президенту и развалиться перед ним в кресле. Я стучал в дверь и спрашивал: «Можно?». Алексей Данилович разрешил входить без стука. А потом стал моим другом, позволял шутить над ним и смеялся вместе со мной. Вот тогда я выдохнул… В театре говорят, что Дурову одинаково подвластны любые роли – что трагические, что комические. Самому Алексею Даниловичу ближе всего простые люди и простая одежда. Именно такова его самая большая роль в текущем репертуаре театра – роль Хозяина в «Очень простой истории» Марии Ладо. Войти в спектакль, который уже несколько лет шел на сцене, да после того, как эту роль играл Борис Александров, было нелегко. Но ему помогли его партнерши по сцене – Кларина Шадько, Зоя Самсонова, заслуженная артистка Ирина Янко.

    Нам, зрителям, может показаться: большая, значит, любимая. Но Алексей Данилович не может назвать любимую роль: «Если я всего 13 минут на сцене, но вложил в них всю свою душу, как эта роль может быть нелюбимой?». И он не верит в то, что какая-то роль может даваться актеру легко: каждая требует большого труда, хотя бывали и внезапные прозрения: «Вскочишь посреди ночи и запишешь сцену!». К слову, три личные рукописи работ над ролями Дуров передал в фонд Краеведческого музея. Этот необычный экспонат, а также фотография и приз, полученный в 1996 году вместе с премией Союза театральных деятелей, стали основой личного фонда Алексея Дурова в Областном краеведческом музее.

    Анна Школьная

  • Актер драмтеатра Алексей Дуров о военном детстве: «Ели лебеду, а крапива была деликатесом»
  • Народный артист России Алексей Данилович Дуров, актер ульяновского драмтеатра, - один из тех, кто хранит в своем сердце и в своей памяти картины жизни военного и послевоенного времени. Его история опаленного войной детства в материале 73online.ru.

    - Родился я в октябре 1940 года в городе Серпухове, в 100 км от Москвы. В июне 41-го мне было всего 9,5 месяцев. Поэтому, как началась война, не помню. Припоминаю, как в ноябре 1944 года отец вернулся домой израненный. Левая нога у него в 3-х местах была повреждена: пятка, голень и под коленом. Позже ногу ему по колено отрезали. До войны отец отслужил в армии, затем работал чернорабочим на железной дороге. Оттуда его и призвали на фронт.

    - Помню, что после Победы о самих сражениях и событиях, происходивших на фронте, все воевавшие говорить не любили. И отец мой не хотел говорить о войне. Между собой, когда отец и его товарищи выпивали, могли что-то вспомнить. А нас, детей, разгоняли. Нас к этим разговорам не допускали, потому что это была, действительно, страшная война. И взрослые своими рассказами не хотели травмировать нам души. Отец был награжден Орденом Славы, были у него и медали. Но за что они ему были вручены - никогда не рассказывал.

    - Страшным было не только военное, но и послевоенное время. Те, кто остался в живых, очень много пили. Много было таких, кто остался инвалидом - без ног, без рук. Протезов тогда не было, они позже появились. Вместо них к культям конечностей привязывали «деревяшки».

    - Моя мать всю жизнь работала на хлебозаводе. Она в войну на лошади развозила хлеб под бомбежками. Как-то на маму опрокинулся фургон, в который попала бомба. Он ей все ноги переломал. Мама говорила, что видела, что немцы бомбят. Да, бомбят, а что делать: хлеб-то все равно везти надо.

    -Я помню День Победы... О-о-о! Это было нечто. О победе объявили по радио. Сам текст люди слышали, но не могли в то, что говорят, поверить. Они ходили по улицам и не верили, что Победа.

    - Взрослые ощущали этот День Победы, наверное, по-другому, нежели мы, дети. Я видел радостные лица. Я видел пьяные лица. Все, кто пришел, кто уцелел, кто изранен - они после Дня Победы целый год пили.

    - Были такие страшные «забегаловки» под названием «Голубой Дунай». Так они назывались из-за цвета краски, которой были покрашены. Так вот там с утра солдаты и офицеры начинали пить. Я сам, бывало, ездил отца оттуда забирать. Зимой - на санках, летом - на тележке. Пьяные они были «в дупель», а мы, дети, развозили отцов по домам. Как мужики пили после войны? По-черному.

    -Где-то в 1946 году взрослые начали возвращаться к жизни: заниматься семьями, восстанавливать дома, устраиваться на работу. Русский народ был дружным раньше. Я помню, мы где-то в 49-50-х годах ремонтировали дом, поднимали фундамент, меняли несколько бревен. Отец нанял двух плотников, а соседи сами приходили нам помогать. У людей тогда было что- то вроде воинского братства. Отстраивать дома помогали друг другу. У кого лошадь была - помогали по огороду.

    - Когда отец пришел с войны, земля была мерзлая, без снега, поэтому 1946, 47, 48 года были очень сложными. Неурожай был. Ой, сколько я крапивы съел за это время! А как она закончилась, люди стали лебеду есть. Неурожай такой был, что даже картошки не было.

    - В то время все жили по карточкам, по ним давали крупу, сахар, соль. Сестренка у меня маленькая совсем была, ей мама покупала молоко в синих литровых бутылках. Я помню случай: от сестры осталось молока немного, и мать мне его в чашку вылила, а у самой вот такие слезы льются. Больно ей было, что только одному ребенку может молочка дать.

    - А в ночь мы, дети, в очереди в магазин стояли и спали рядом с очередью на камешках. Бывало, раза три-четыре за ночь номер поменяют тебе на руке химическим карандашом, пока спишь... В 48-ом, когда карточки отменили, стало легче.

    - Хлеб тогда отрезали и взвешивали точнейшими гирями. Тогда расстреливали за обвес, за обман. Когда шли пешком домой из магазина, а жили мы далеко от центра города, отец разрешал маленький кусочек хлеба съесть, остальное делили на всю семью. Щавель и крапива в послевоенное время были деликатесами. Страшно время было. Люди ходили и побирались. К соседям как-то зашли двое мужчин, просили еду. Им дали две картофелины. Мужики прямо сырой ее съели. Люди с голоду падали: идет человек, и раз - падает плашмя, как в Ленинграде. Страшно.

    Марина Долгова

дополнительная информация

Если Вы располагаете дополнительной информацией, то, пожалуйста, напишите письмо по этому адресу или оставьте сообщение для администрации сайта в гостевой книге.
Будем очень признательны за помощь.

Обсуждение