За что мы любим Викторию Толстоганову

Кино-Театр.РУ

Лайфстайл

За что мы любим Викторию Толстоганову

Сегодня, 4 сентября на канале НТВ стартовал новый остросюжетный сериал «Жена полицейского» с Викторией Толстогановой и Виталием Кищенко в главных ролях. Семейная драма с привлечением органов правопорядка, в которой неожиданно центральный персонаж - не работник полиции, а его жена. Кино-Театр.ру решил вспомнить самые интересные факты из биографии актрисы.

За что мы любим Викторию Толстоганову

В детстве Виктория хотела быть Витей

«Я люблю мужчин, очень хорошо их понимаю и знаю про них многое – знаю как бы через себя, а не через их поступки. Кстати сказать, в детстве я коротко стриглась и просила бабушку называть меня Витей. А потом страшно обижалась, когда она забывала и называла Викой».

У Виктории есть три младших сестры

«Так получилось, что между мной и второй сестрой – девять лет разницы. А между следующими – всего по три года. У них сразу наладилась какая-то своя жизнь. А я жила сама по себе. От меня не требовали никакого участия, да и я не особо стремилась помогать. Помню, пару раз бегала на молочную кухню – и все».

«В детстве мне всегда было хорошо, легко. Оно мне вспоминается картинками – вот мы идем за игрушками, вот катаемся на лодке… Там были внимание, забота… было весело! Наверное, поэтому, когда родилась вторая сестра, Валерия, я не испытала никакой ревности. Я просто не знала, что это такое. И дело не в возрастной разнице – мои сестры тоже никогда не ревновали друг друга. Видимо, мама настолько растворилась в каждом из нас, что нехватки любви не испытывал никто».

За что мы любим Викторию Толстоганову

Начала играть в театре в 11 лет, причем маниакально и с полной самоотдачей

«У меня была театральная студия, началась она с 11-12 лет, и меня никто дома не видел вообще, потому что я 24 часа проводила в театральной студии во Дворце Пионеров, в ТЮМе. Очень хорошо это помню: моя мама бегала за мной вокруг круглого стола и кричала, что я не могу с температурой 38 пойти на репетицию. А я, реально, сделала несколько кругов и успела хлопнуть дверью перед ее носом».

Одна из характерных черт Виктории - невероятное упрямство

«Я потратила пять лет, чтобы забеременнеть своим первым ребенком, Варварой. Это был такой сложный путь. А я очень упрямая. Я прямо помню те работы, от которых я отказывалась. Хотя все это можно было совмещать. У меня еще есть такая истерическая, наверное, черта, что если сейчас я этого не добьюсь, то всё, у меня прям рушится всё. И я пять лет делала только это».

«Знаю многих, кто не прошел и четверти того, что удалось мне. В такой ситуации обычно говорят: «Не получается — значит, не судьба». А по-моему — значит, не судьба этого хотеть. Мне кажется, желание может горы свернуть, если оно истинное. Умру, но добьюсь — моя установка во всем. Я и в театральный институт поступила не с первой попытки. А появление детей было вопросом жизни и смерти. Решила, что если не смогу забеременеть, то возьму приемного. Выход есть всегда».

За что мы любим Викторию Толстоганову

Три раза поступала в ГИТИС

«Я помню, что когда я там с третьего тура слетала, я плакала, но я знала, что через год все возобновится, то есть я была как-то в этом уверена. Я эти три года тупо поступала. Мне кажется, что если бы я не поступила на третий, на четвертый, на пятый я бы превратилась..у нас в ГИТИСе ходили такие сумасшедшие вечно поступающие с косичками женщины. Я могла бы в такую превратиться».

Работала на странных работах

Сразу после окончания средней школы Виктория пошла работать секретаршей в школу, и совмещала работу с занятиями в театральной студии. Уже поступив в ГИТИС в мастерскую к Хейфецу, Виктория читала прогноз погоды на одном из каналов.

Мечтала сыграть роль Чулпан Хаматовой в «Стране глухих»

«Я прям помню, как я плакала на плече у Мирзоева, потому что я очень долго пробовалась в «Страну глухих» на роль, которая в итоге досталась Чулпан. Тодоровский всегда устраивает много проб, но это было очень много встреч, очень много проб, и казалось, что счастье так близко».

За что мы любим Викторию Толстоганову

Испытывала на прочность Никиту Сергеевича

«Родилась Варвара, а никто ж не знал, как я ее хотела, ну родился ребенок, ну прекрасно. Оставь с няней и иди. И мне позвонил Никита Сергеевич, предложил роль. Я пыталась быстро вспомнить, какая там роль есть в «Утомленных солнцем -2», ну, думаю, наверное, на два-три дня какая-то маленькая роль. А потом выяснилось, что роль жены. И я не могла прочесть сценарий где-то неделю. Мне позвонил Михалков и сказал «Ты в своем уме?». Ну я кормила, у меня был ребенок, много дел. Я говорю «Один день, Никита Сергеевич, еще дайте».
Я в зажиме была в таком, в котором я не была уже никогда после. Это продолжалось 6 дней. У меня ничего не получалось. Мне было дико страшно. Я приезжала с эскортом. К нему так же, если я не ошибаюсь, приезжала Соловей с вагоном нянек и мам. Вот и я привозила свою маму, няню, коляску. И выходила когда из вагона, все время осматривалась по сторонам, искала глазами Варю, с которой где-то кто-то гулял. Михалков говорил «Что ты смотришь? Хочешь кого-то удочерить?». Я была же слишком сумасшедшей. Я подходила к Михалкову, который с оператором смотрел на уходящее и приходящее солнце, облака, чтобы успеть снять в момент, когда вышло солнце, а я подходила и говорила, что у меня через 20 минут кормление и «можно я уйду покормить и вернусь сразу же, на 15 минут, клянусь». Михалков, зверея внутри, говорил «Спроси, пожалуйста, у оператора». Я уходила в вагон, кормила, меня ждали, проклиная все на свете. Но это все хиханьки-хаханьки. А когда передо мной сидел Олег Евгеньевич, и я смотрела на него в машине, я действительно не могла двух слов связать. Я была в диком зажиме».


Дорогая Редакция

Ссылки по теме

фотографии

Обсуждение

анонс