«В поисках Немо 3D». Премьера

Кино-Театр.РУ

Пресс-релизы

«В поисках Немо 3D». Премьера

«В поисках Немо 3D». Премьера
9 сентября в киноцентре Каро Фильм «Октябрь» состоялась московская премьера анимационного фильма Disney/Pixar «В поисках Немо 3D», который выйдет на широкие экраны 13 сентября 2012 года.

Благодаря эффектным декорациям гости премьеры смогли окунуться в бурные воды мирового океана вместе с любимыми героями, и отправиться в невероятно захватывающее путешествие в поисках Немо.

Среди гостей премьеры были и отечественные знаменитости: Лиза Курченко и Вася Ракша (Канал Disney), актер Григорий Антипенко с сыновьями, Алексей Куличков (ведущий телеканала «Перец»), актер Оскар Кучера с семьей, телеведущая Татьяна Шилова и Алексей Лысенков («Сам себе режиссер»), а также Генеральный директор компании Disney в России Марина Жигалова-Озкан.

«В поисках Немо 3D». Премьера

«Главное, плыви…

Главное, плыви…
Главное, плыви, плыви, плыви!»

~ Дори

«В поисках Немо» возвращается на большой экран, на этот раз, впервые, в захватывающем формате Disney Digital 3D™. Теперь новое поколение зрителей откроет для себя это головокружительное подводное приключение. Режиссёр Эндрю Стэнтон, дважды получавший «Оскар» (за «В поисках Немо» и за «ВАЛЛ-И»), говорит, что в 3D-версии фильма в буквальном смысле можно утонуть. «Когда смотришь начало «В поисках Немо» в 3D, ощущение такое, будто никогда раньше 3D-фильма не видел, – говорит Стэнтон. – Я просто утонул, как будто сам попал под воду. Страшные моменты стали страшнее, красивые – ещё красивее. 3D помогает глубже погрузиться в сюжет и усиливает все ощущения».

«В поисках Немо» – фильм, в котором есть место и ярким комедийным персонажам, и сильным эмоциям. Это рассказ о заботливой рыбе-клоуне по имени Марлин, который пускается в далёкий путь, чтобы спасти своего сына Немо: его похитил аквалангист на Большом барьерном рифе, и теперь он находится далеко от своего океанского дома, в аквариуме в кабинете дантиста. Марлин встречает Дори, отзывчивую, но забывчивую рыбу-хирурга, и вместе с ней совершает необыкновенное путешествие в поисках сына – который и сам в это время продумывает дерзкий план побега.

В 2003 году «В поисках Немо» получил «Оскар» как лучший анимационный фильм и несколько номинаций на «Оскар» (за лучший сценарий, лучшую музыку и лучший монтаж звука). Он также был номинирован на премию «Золотой глобус» за лучший комедийный или музыкальный фильм. В 2008 году Американский киноинститут включил «В поисках Немо» в десятку лучших анимационных фильмов в истории кино. После первого выхода в прокат «В поисках Немо» стал самым кассовым фильмом с прокатным рейтингом G (без ограничений). Он до сих пор держится на пятом месте среди самых кассовых анимационных фильмов.

Как говорит продюсер Грэм Уолтерс, «над этим фильмом было очень приятно работать, и он превзошёл наши ожидания на каждом этапе. Каждый раз, когда съёмочная группа садилась смотреть материал, мы поражались тому, что видим».

Сценарий, вместе со Стэнтоном, писали Боб Питерсон и Дэвид Рейнольдс. Сорежиссёром фильма был Ли Анкрич, который впоследствии поставил «Историю игрушек: Большой побег» (ещё один фильм-обладатель «Оскара»). Исполнительным продюсером был Джон Лассетер. Композитор Томас Ньюман («Прислуга», «ВАЛЛ-И») написал восхитительный и сложный саундтрек, который, помимо всего прочего, выдвигался на «Оскар».
По словам Лассетера, который осуществляет творческий контроль за всеми фильмами и совместными проектами студий Walt Disney и Pixar Animation, «В поисках Немо» идеально смотрится в 3D: «Мы сами этого не понимали, когда делали фильм, но практически в каждой сцене в воде присутствует взвесь, частицы пыли, и это создаёт ощущение реалистичности. Когда видишь это в 3D, не веришь своим глазам: столько в кадре глубины! Будь то коралловый риф, где один план идёт за другим в несколько слоёв, или ряды зубов во рту Бугра, нашей акулы. Это просто поразительно».

14 сентября 2012 года «В поисках Немо» выходит в ограниченный кинопрокат в формате Digital 3D™, а 4 декабря 2012 года – впервые – в форматах Blu-ray™ и Blu-ray 3D™.
Новое измерение

Создатели фильма предлагают зрителям нырнуть глубже

Чтобы зрелищно и достоверно показать подводный мир, создателям оригинальной, двухмерной версии «В поисках Немо» пришлось немало сил потратить на исследования и эксперименты. Но, как выяснилось годы спустя, их усилия значительно облегчили работу по переводу фильма в формат 3D.

«Наверное, нет фильма, который был бы лучше подготовлен к 3D, – говорит режиссёр «В поисках Немо» Эндрю Стэнтон. – Во-первых, компьютерная анимация создаёт дополнительное ощущение объёма, даже когда она двухмерна. Во-вторых, почти всё действие фильма проходит в совершенно объёмной среде: когда ты под водой, ты словно висишь в огромном кубе, окружённый пространством со всех сторон. Чтобы передать это ощущение зрителю, нам пришлось как следует проработать фактуру – лучи света, взвесь, парящую в воде, подводные течения. Оказалось, что это здорово помогло нам в работе над 3D. Как будто мы заранее к этому готовились».

Джошуа Холландер, руководивший переделкой «В поисках Немо» в 3D, говорит, что стереоскопический формат – это ещё один инструмент, работающий на усиление сюжета, как освещение, выбор ракурса или цветовое решение. «Наша цель – сделать оригинальный фильм ещё лучше, при этом сохранив все его прежние достоинства. Мы хотим подарить зрителю увлекательное приключение в 3D, чтобы эмоциональный эффект от фильма показался ему ещё сильнее».

Боб Уайтхилл, специалист по стереоскопическому формату, объясняет подход студии Pixar Animation к 3D: «Когда мы переводим любой наш фильм в 3D, мы руководствуемся правилом трёх «У». Во-первых, мы стараемся, чтобы зрителю было удобно смотреть. Во-вторых, мы следим за тем, чтобы узнавались все мотивы оригинальной версии фильма: если в сцене, когда Немо попадает в аквариум, создаётся ощущение тесного пространства, надо передать это ощущение и в 3D. Наконец, новая версия должна быть увлекательной. Мы хотим подарить зрителю новый мир. Раз уж они решились пересмотреть «В поисках Немо» в 3D, так пусть уж они увидят фильм новыми глазами, как будто заново, и погрузятся в историю ещё глубже, чем прежде».

Работа над 3D началась с обработки первоначальных данных: по словам Холландера, их нужно было конвертировать под новые технологии и пересохранить, чтобы ничего не потерялось. Затем началась сортировка (или триаж): каждый кадр внимательно рассматривали и приводили в соответствие с оригиналом. Если вы когда-нибудь пытались открыть старый текстовый файл в новой программе, вы понимаете, что современные технологии – пусть и более продвинутые – не могут сделать это без искажений. «Может возникнуть много проблем, связанных с тем, что программное обеспечение изменилось, какие-то файлы сохранились не в том формате и т.д. Не всё в итоге получается так, как было раньше. В немалой степени наша работа заключалась в том, чтобы пройти по всему фильму и исправить все эти проблемы», – говорит Холландер.
Затем начинается рендеринг кадров, и все компоненты анимации собираются в единое целое. «Мы провели рендеринг всего фильма заново, в более высоком разрешении, – говорит Уайтхилл. – А поскольку в 3D ваш правый глаз и левый глаз видят немного разные картинки, в итоге изображение кажется новым и более чётким».

Уайтхилл, который внимательно просматривал каждый кадр и определял, где должен находиться каждый предмет и персонаж в трёхмерном пространстве, говорит, что процесс это трудоёмкий (он занял 9 месяцев), но всё равно с таким фильмом, как «В поисках Немо», работать куда проще, чем с игровой картиной: «Вы только представьте, как бы вы переснимали какой-нибудь фильм 10 лет спустя. Надо было бы собрать заново всех актёров, расставить их в точности по местам в тех же самых декорациях, заставить произносить все реплики точно так же, как 10 лет назад – это было бы невозможно. А для нас это возможно, потому что наши фильмы создаются на компьютерах. Так что речь тут идёт не о конверсии: мы изначально снимали «В поисках Немо» в двухмерном формате, а теперь пересняли заново в трёхмерном».

Результат? Весьма зрелищный – хотя создателям фильма трудно выбрать одну конкретную сцену, которая лучше всего иллюстрировала бы всю эпическую мощь 3D. Вот что говорит Уайтхилл: «Вот есть сцена, которую мы между собой называем «Первый день в школе», когда Марлин отводит Немо на риф: мы плывём вместе с Мистером Скатом, и ощущение такое, будто нырнул с аквалангом – кажется, что протянешь руку и дотронешься до рыбок. Когда смотришь эту сцену в 3D, связь с окружающей средой усиливается, и впечатление совсем другое».

Холландер добавляет: «Некоторые персонажи очень круто смотрятся в 3D. Например, пеликан Найджел, у которого клюв получился очень объёмный, или морской чёрт с огоньком-приманкой. Но больше всего меня поразила в 3D сцена с появлением кита. Это длинный, неспешный кадр: Дори говорит по-китовьи, Марлин ведёт себя как обычно. Они не видят, как кит в это время медленно приближается к камере, затем мимо панически проносится планктон, и кит проглатывает Дори и Марлина. В 3D это выглядит невероятно круто. Я даже сам не ожидал».

Сцена с медузами вызвала у Холландера настоящий шок. «Когда я впервые её пересмотрел, я сам удивился тому, как меня затянуло, – рассказывает он. – Мы её пересматривали с одной целью: убедиться, что рендеринг прошёл без искажений и что мы всё делаем правильно. Но я вдруг понял, что не могу оторваться. Марлин держит Дори в плавниках, вокруг со всех сторон медузы, он ищет просвет, и камера кружится вокруг них. Медузы красиво блестят, и 3D-эффект усиливает ощущение клаустрофобии. Это очень сильный кадр, который прекрасно передаёт все эмоции, заложенные в эту сцену».

В этом всё и дело. «Весь смысл этого фильма, – говорит Стэнтон, – в том, чтобы передать ощущение родительского страха в нашем хищном мире. Как отпустить ребёнка одного на другую сторону улицы, если знаешь, что мир кишит чудовищами? Как победить в себе этот страх? 3D помогает нам ещё сильнее передать эти чувства зрителю. Я не могу придумать лучшего применения для этой технологии».

Кто есть кто в фильме «В поисках Немо» 3D

Замечательные актёры озвучания и их колоритные персонажи

Путешествуя через Большой барьерный риф в поисках своего сына Немо, Марлин встречает множество колоритных подводных персонажей. Например, оптимистичная, но забывчивая рыбка Дори, которая становится спутницей Марлина; три акулы, пытающиеся отучить себя от рыбоедения; караван хиппующих морских черепах, оседлавших Восточно-австралийское течение. Тем временем, Немо, украденный аквалангистом, попадает в аквариум в кабинете дантиста, где его окружает весьма необычная группа морских обитателей: «аквариумное содружество».

Яркие персонажи и талантливые актёры, незабываемо озвучившие их роли, по-прежнему радуют зрителей «В поисках Немо».

Марлин – рыба-клоун, нервный и беспокойный отец, озвучен знаменитым актёром, режиссёром и юмористом Альбертом Бруксом («Драйв», «Это сорок»). У Марлина всего три белые полоски на теле («Раз, два, три… Так мало?»), и он не так остроумен, как можно было бы ожидать от рыбы-клоуна. Но он отважно защищает своего сына Немо и готов на всё, чтобы защитить его от опасности.
Дори, неунывающая и всё забывающая синяя рыба-хирург, говорит голосом обладательницы «Эмми» Эллен Дидженерес («Шоу Эллен Дидженерес»), которая выдвигалась за эту роль на премию MTV Movie Award.
У Дори плохая память, зато доброе сердце. Она всегда готова прийти на выручку, и только она одна протягивает Марлину плавник помощи, когда его сына Немо похищают из родного океана. Дори умеет находить общий язык с акулами, играть в прятки с морскими черепахами и – к счастью для Марлина – даже говорить по-китовьи.

Немо – юная рыба-клоун, искатель приключений. У него с рождения один плавник короче другого, но заботливый отец называет этот плавник «счастливым». Попав в сачок аквалангиста и угодив в аквариум, Немо знакомится с его странными обитателями, которые продумывают план побега, чтобы вернуть Немо отцу. Александр Гулд (сериал «Дурман») озвучил Немо, когда ему было 9 лет.

Жабр, мавританский идол, лидер аквариумного содружества, берёт новичка Немо под свой плавник. Он, как и Немо, тоскует по океану и готов на всё, чтобы вернуться домой. Его озвучил Уиллем Дэфо («Авиатор», «Взвод»).

Пузырь – рыба-ёж, имеет склонность раздуваться от переизбытка чувств. Его озвучивает обладатель «Эмми» Бред Гэрретт (сериалы «Все любят Реймонда», «Глисон»). Пузырь ведёт ритуальную церемонию, во время которой Немо принимают в аквариумное содружество и нарекают именем Смельчак.
Персик – умная и заботливая морская звезда, которая присматривает за всеми рыбами в аквариуме и в особенности за Немо. Она говорит голосом Эллисон Дженни («Прислуга», «Джуно»).

Грот – королевская грамма, панически боится микробов. Его озвучивает ветеран кино и театра Остин Пенлдтон («Уолл-стрит: Деньги не спят»). Несмотря на всю свою нелюбовь к грязи, Грот страшно расстроен, когда дантист срывает рыбам план побега, установив в аквариуме новый водоочиститель: «Будь ты проклят, Аквачист!».

Бульк – жёлтая зебросома, одержимая пузырьками. Этот эксцентричный персонаж говорит голосом Стивена Рута («Дж. Эдгар», «Конспираторша»). «Пузырьки! Пузырьки! Пузырьки!».
БризШтиль) – чернохвостый дасцил с раздвоением личности: она принимает своё отражение за свою сестру-близняшку. Говорит голосом Вики Льюис («Как я встретил вашу маму»). Бриз всё обсуждает со своей воображаемой сестрой, хотя и втайне сомневается в её психическом здоровье.

Жак – креветка-доктор, фанатически усердный чистильщик аквариума. Джо Рэнфт, ныне покойный сценарист студии Pixar (пингвин Хрипун из «Истории игрушек-2», весёлая гусеница Хаймлих из «Приключений Флика»), озвучил Жака с обаятельным французским акцентом: «Вуаля! Он чист».

Найджел – болтливый австралийский пеликан, подружившийся с обитателями аквариума, несмотря на явные конфликты интересов. Его блистательно озвучил обладатель «Оскара» Джеффри Раш («Блеск», «Король говорит!»).
Корал – мать Немо, жертва судьбы-злодейки. Её озвучивает Элизабет Перкинс (сериал «Дурман»)

Краш, невозмутимая морская черепаха, говорящая голосом режиссёра фильма Эндрю Стэнтона – пример абсолютно расслабленного отца. Краш спасает Марлина в самый драматичный момент фильма, да ещё и подбрасывает его до цели. Его сын по имени Прыск обожает отца и, так же, как и он, считает всё вокруг крутым и отпадным.

Мистер Скат – поющий школьный учитель. Боб Питерсон, ветеран студии Pixar и один из сценаристов фильма, исполнил все забавные и порой неуклюжие напевы Мистера Ската: «Водоросли тут, водоросли там. Спасибо за это солнечным лучам!»
Бугор – большая белая акула, которая очень хочет отучиться есть рыб. Говорит голосом Барри Хамфриса (комика, известного по образу дамы Эдны Эвередж). Брюс устраивает собрания анонимных рыбоголиков, где делится своими проблемами с другими акулами и повторяет вместе с ними девиз: «Рыбы – друзья, а не еда». Впрочем, все благие намерения Бугра тут же забываются, когда у Дори начинает идти кровь из носа.

Якорь – добрая рыба-молот. Он уверен, что все проблемы его друзей-акул можно решить групповым объятием. Якоря озвучивает Эрик Бана («Жена путешественника во времени»).
Чавк – гиперактивная акула-мако, случайно съевшая своего друга-рыбу. Говорит голосом Брюса Спенса.

Погружение

Как зародился фильм «В поисках Немо»

Сюжет «В поисках Немо» очень дорог его режиссёру и сценаристу Эндрю Стэнтону, потому что в нём отражены события из его собственной жизни. В 1992 году, посетив калифорнийский океанариум, он впервые задумался о том, как показать подводный мир в компьютерной анимации. Это было за три года до выхода первой «Истории игрушек», но перспектива воссоздать на экране эту удивительную среду заворожила Стэнтона. На это наложились детские воспоминания Стэнтона об аквариуме в кабинете семейного дантиста. Маленький Эндрю всегда спешил к дантисту, чтобы снова посмотреть на рыбок. Стэнтон помнит, как думал: «Какая странная судьба для океанской рыбы: попасть сюда. Интересно, скучают ли они по дому? Хочется ли им устроить побег и вырваться обратно в океан?»

Наконец, последним толчком к созданию фильма стали отношения Стэнтона с сыном. Он объясняет: «Я помню, как повёл сына в парк, когда ему было пять лет. Перед этим я долго работал, и мне было стыдно, что я так мало времени провожу с ним. Пока мы шли, я всё время чувствовал этот стыд и думал: «Как же я по тебе соскучился!». А вслух говорил только: «Не трогай! Отойди оттуда! Осторожно, упадёшь!». И ещё был третий голос, в моей голове, который твердил: «Ты сейчас портишь тот редкий момент, когда можешь побыть с сыном». Я всерьёз задумался о том, что страх за ребёнка может помешать быть хорошим отцом. С этой мыслью все кусочки паззла встали на место, и родился сюжет».

Следующим этапом в эволюции «Немо» стал разговор Стэнтона с его наставником и коллегой Джоном Лассетером. Чтобы как следует «продать» ему свою историю, Стэнтон подготовил целую кучу эффектных картинок и видеоматериалов и начал рассказывать. Через час, окончательно выбившись из сил, Стэнтон спросил Лассетера, что он обо всём этом думает. Лассетер ответил: «Как только ты сказал «рыбы», я уже был твой».

Лассетер вспоминает: «У Эндрю над столом висел замечательный рисунок, на котором две маленькие рыбки плыли рядом с огромным китом. Этот рисунок всегда мне нравился. Эндрю сказал, что у него есть мысли по этому поводу, но больше я ничего не слышал, пока он не устроил мне презентацию. Я ныряю с аквалангом с 1980-го года и просто обожаю подводный мир. Когда он рассказал мне про свою идею, я сразу понял, что она идеально подходит для компьютерной анимации. Мы, Pixar, гордимся тем, что всегда выбираем удачные темы для нашего жанра. Так что, это правда: как только он произнёс слова «рыба» и «подводный мир», я понял, что это будет отличный фильм».

«Эндрю – восхитительный рассказчик, – продолжает Лассетер. – У него есть фанатичное стремление к тому, чтобы фильм не был предсказуемым. Он добивается этого на каждом из наших фильмов, и в этом смысле я многому у него научился. Он считает, что если фильм в какой-то момент становится слишком сопливым, надо всё перевернуть с ног на голову. Он умеет добиваться искренности через неискренность, хотя даже в этой неискренности всё равно будет какая-то душевность. Он бывает циничным, но на самом деле он вкладывает душу в то, что делает».

Стэнтон заключает: «Меня очень завела идея сделать фильм, где главным героем будет отец. Кажется, до этого я не видел ни одного анимационного фильма с такой перспективой. Я знал, что смогу рассказать такую историю, поэтому захотелось писать самому. Ещё я подумал, что океан – это же отличная метафора всей нашей жизни. Это самое страшное и самое интересное место на Земле, потому что там может встретиться всё что угодно. И плохое, и хорошее. Мне хотелось поиграть с этой темой и рассказать об отце, так боящемся жизни, что это портит его отношения с сыном. Чтобы стать хорошим отцом, ему надо преодолеть в себе этот страх. Поэтому запихнуть его в открытый океан и столкнуть со всем, чего он всю жизнь старался избегать – это хороший повод и повеселиться, и о серьёзных проблемах поговорить».

Он добавляет: «Мой отец дал мне однажды хороший совет по поводу отцовства. Он сказал: «Самое трудное – решить, кем ты ему будешь: отцом или другом. Выбирай». Это задача на всю жизнь, и я постарался затронуть её в этом фильме. Меня в Pixarсчитают самым циничным. Я всегда взвиваюсь, когда мне что-то кажется глупым или сопливым. Но на самом деле я самый неисправимый романтик на студии: главное только, чтобы чувства на экране были искренними. Мне понравилась идея сделать фильм об отношениях отца и сына. Они ведь в постоянном конфликте».
На рыбалку!

О том, как аниматоры студии Pixar общались со специалистом по рыбам и глядели в аквариум
Каждый фильм с крепким сюжетом, которыми славится студия Pixar Animation, начинается с тщательных исследований. «В поисках Немо» начался с походов в океанариумы, погружений с аквалангом в Монтерее и на Гавайях, посиделок перед огромным аквариумом на студии Pixar и лекций профессионального ихтиолога. Всё это помогло аниматорам почувствовать себя в этой теме как рыбы в воде.

Создатели фильма также опирались на классические фильмы студии Disney, где встречаются подводные сцены: «Пиноккио», «Меч в камне», «Набалдашник и метла», «Русалочка». Наконец, самое сильное впечатление на них произвело натуралистическое изображение животного мира в «Бемби».

Стэнтон объясняет: «Мы всё время возвращались к «Бемби», потому что в этом фильме аниматоры серьёзно озаботились пластикой животных, тем, как они движутся. Так они старались добиться большего эмоционального эффекта, большей энергии и красоты. Мы стремились к тому же. Мы себе представляли наш фильм как «Бемби» под водой».

Координатор анимации Дилан Браун и старшие аниматоры Алан Барилларо и Марк Уолш (режиссёр нового короткометражного фильма студии Pixar «Веселозавр Рекс») руководили работой других аниматоров. Имея дело с таким количеством персонажей – от крохотного рачка Жака до огромного синего кита – их команде пришлось многое узнать о том, как двигаются рыбы и как достоверно оживить на экране персонажей без рук и ног.

«У каждого из наших фильмов есть свой специфический набор проблем, которые нам пришлось решать в процессе работы, – говорит Браун. – В «Немо» у нас была целая армада рыб, существ безруких и безногих. Им нельзя придать привычные силуэты, поэтому пришлось подключить фантазию. Вначале было страшно и непривычно. Мы начали думать над тем, как можно сделать рыбу симпатичной. Много работали над выражением лиц и артикуляцией. Но нам не хотелось, чтобы наши рыбы были просто головами на палках, как будто в скетче «Монти Пайтона». Кроме лица, есть ещё тело, а у него свой язык движений. Если человеку достаточно повернуть голову, чтобы на что-то посмотреть, у рыбы за головой пойдёт всё тело».
Раньше аниматоры всё время думали о том, как бы «приземлить персонажей», чтобы они «не парили в воздухе». В случае с «Немо» им пришлось думать ровно об обратном: персонажи должны были именно что парить, только не в воздухе, а в воде.
Барилларо рассказывает: «Было очень интересно придумывать новые способы общаться при помощи жестов. Под водой практически нет силы притяжения, и мы для себя открыли, что вслед за каждым резким движением ты немного сдвигаешься с места и проплываешь какое-то расстояние. Ещё мы поняли, что многие человеческие жесты можно свести к простому движению глаз или мышц лица. Я всё время рассматривал в зеркале своё лицо и представлял, что сзади к нему прилеплен хвост».

Уолш вспоминает: «Первое, что сделал Эндрю: он рассадил нас перед аквариумом и пересказал весь сюжет. По его задумке, всю магию подводного мира мы раскрываем для себя глазами рыбы-клоуна, который проходит через весь океан, встречая по пути акул, черепах, медуз и т.д. Чтобы понять, каких усилий это стоит маленькой рыбке, к ней надо как следует присмотреться».

Разобраться с поведением и манерой передвижения рыб аниматорам помогал Адам Саммерс, профессор экологии и эволюции Калифорнийского университета. «Я, что называется, биомеханик и в каком-то смысле морфолог, – говорил Саммерс на момент выхода фильма. – Моя специальность – изучать то, как животные двигаются и едят, с помощью простых инженерных принципов. Меня пригласили поговорить о форме и цвете рыб, а кончилось всё тем, что я прочитал на студии Pixar целый университетский курс ихтиологии. Было как минимум 12 лекций. И это был очень приятный опыт: оказалось, что эти ребята так же любят свою работу, как я – свою. Их интересовало о рыбах всё. Я вам точно скажу, что лучших студентов я не встречал ни разу».
Саммерс дал ценную подсказку аниматорам и разработчикам персонажей, когда объяснил, что рыбы делятся на тех, кто машет плавниками, и тех, кто гребёт. Рыба-клоун – из гребцов; они несутся вперёд за счёт горизонтальных толчков грудными плавниками. На больших скоростях всё их тело болтает из стороны в сторону. А синие рыбы-хирурги, как Дори, машут плавниками вверх-вниз, и тело их почти никогда не болтается по сторонам. В результате движения Марлина оказались более быстрыми и грациозными, а Дори, ускоряясь, порхает резкими толчками.

«Очень часто, когда я смотрю анимационные фильмы, где встречаются рыбы, – говорит Саммерс, – я вижу, как персонажи двигаются вперёд и назад без каких-либо видимых усилий. Это сильно режет глаз. Не надо даже быть ихтиологом, чтобы понять: с этими рыбами что-то не так. Всё равно, что смотреть, как лошадь скачет, не подключая задние ноги. В «Немо», если рыба плывёт, у неё плавники движутся. Вся их пластика показывает, что дело происходит под водой, а не в прозрачном эфире. Когда они машут плавниками, это отражается на всём теле».

Технические достижения

О том, как аниматоры достигли новых глубин в изображении воды

Вода всегда очень трудно поддавалась эффективному и экономичному отображению в компьютерной анимации. Но «В поисках Немо» – фильм, действие которого почти полностью проходит под водой, и аниматорам пришлось искать новые решения для проблем, с которыми сталкивались многие до них. Старший технический директор Орен Джейкоб помогал Стэнтону и его команде добиться того, чего они хотели.
«Для начала мы посмотрели кучу фильмов с подводными сценами и пытались понять, что именно даёт нам ощущение подводности, – объясняет Стэнтон. – Почему мы сразу понимаем, что действие происходит в воде, а не в воздухе? Всё равно, что взять роскошный торт и разломать его на части, чтобы понять, как он сделан. В итоге мы составили список из пяти главных компонентов, создающих подводную среду: освещение, взвеси, волны, темнота и отражения».

Джейкоб добавляет: «Сценарий был ещё не дописан, но мы знали, что делаем фильм о рыбке на коралловом рифе. Наши технологи начали разрабатывать средства, как заставить воду двигаться. Мы съездили на Гавайи и поныряли там с аквалангами. Потом пересмотрели все записи Жака Кусто, канала National Geographic и сериала «Голубая планета». Посмотрели все фильмы с подводными сценами: смотрели, что авторы изображали карикатурно, а что – реалистично. В итоге у нас сложилось собственное представление о том, что зрители ожидают увидеть под водой, и собственное понимание масштабов и пропорций».
Под руководством Джейкоба работали шесть технических команд, каждая из которых занималась отдельным набором элементов. Лиза Форсселл и Даниэлль Файнберг отвечали за работу «океанской команды». Дэвид Айзенманн и его «команда рифа» занимались моделированием, освещением и прочими эффектами в сценах на Коралловом рифе. Стив Мэй возглавлял «команду акул и Сиднея», которая делала эпизод на подводной лодке, сцены внутри кита и большинство надводных сцен. Джесси Холландер возглавлял «аквариумную команду», которая, как это видно по названию, занималась аквариумом. «Стадная команда» во главе с Майклом Лорензеном создала тысячи рыб и основные элементы эпизода с черепахами. Брайан Грин возглавил «команду персонажей», создавшей внешний вид и пластику примерно 120 рыб, птиц и людей.

Океанская команда отвечала за косяк пагуаров, бегство от морского чёрта и эпизод с черепахами в Восточно-австралийском течении. Но самой сложной и самой впечатляющей сценой стал «лес медуз». В этом ярком и зрелищном эпизоде Марлин и Дори попадают в быстро растущее и смертельно опасное море розовых медуз.

Форсселл рассказывает: «В этой сцене появляется несколько тысяч медуз. Наша команда создала модель медузы и немало сил потратила на создание правильной плотности. Мы проработали движения щупалец, определились, с какой скоростью движется каждая медуза и в каком направлении. У нас под рукой было много отличного материала – документальных кадров, отснятых под водой. Больше всего нас впечатлили медузы из Палау, которых мы нашли в океанариуме Монтерея. Дэвид Бэтти создал целую программу по наложению света и теней, которую мы назвали «системой размытости». Прозрачность – это когда ты смотришь через предмет как через окно. Светопроницаемость – как пластиковая перегородка, которая пропускает свет, но за которой ничего не видно. А размытость – это как стекло в ванной комнате: через него видно только размытые и искажённые очертания».

Дэвиду Айзенманну и «команде рифа» было поручено создать карикатурную версию кораллового рифа. Они отвечали за яркие, полные энергии первые сцены фильма и за анемону, в которой живут Марлин и Немо. «Мы начали с реалистического подхода к изображению рифа, – рассказывает Айзенманн. – Режиссёр хотел, чтобы примерно 30 процентов всего, что мы видим на экране, было в постоянном движении: так усиливается ощущение того, что мы находимся под водой. Для нас это означало, что надо было привести в движение губки, мох, водоросли и прочую растительность».

«Риф очень стилизован, и вообще весь этот эпизод похож на сон, - продолжает Айзенманн. – Начинается всё в пурпурно-синих тонах, а потом мы резко перескакиваем на яркую красно-жёлтую палитру. Всё вокруг по-настоящему сказочное. Поскольку это фильм о путешествии, наши главные герои проделывают большой путь вдоль рифа.

Наши специалисты по моделированию насытили экран самыми разными формами и текстурами, отчего сцены на рифе стали ещё интереснее и удивительнее. У нас была большая копилка разных водорослей; мы могли взять анигозантос («кенгуровую лапку»), коралл «оленьи рога» или обычную губку, изменить текстуру, по-другому наложить тени – и получить совершенно другую модель. Мы этим пользовались от сцены к сцене. Мы потратили около года на изучение кораллов и губок. В итоге мы могли сделать примерно 20 вариаций из одной разновидности».
«Вместо того чтобы построить весь риф целиком и облетать его камерой, Дэвид и его «команда рифа» сложили общую картину из отдельных кадров, – объясняет продюсер Уолтерс. – У них была большая база кораллов, водорослей и всего остального, они тасовали модели в разной конфигурации и подстраивали каждый кадр под нужды сюжета. Это потрясающая работа».

«Команда акул и Сиднея» под руководством Стива Мэя подхватила эстафету вслед за «командой рифа». Эта группа сделала много самых разных сцен, в том числе сцену с большим косяком груперов и рыболовной сетью, сцену внутри кита, все сцены в Сиднейском порту и на подводной лодке, где собираются акулы.

Мэй рассказывает: «Подводная лодка была изначально задумана как дом с привидениями. Там довольно жуткая атмосфера. Вокруг неё установлено около сотни мин, и мы долго работали над тем, чтобы покрыть их мхом, чтобы они постоянно раскачивались из-за течения. Внутри лодки везде очень тесно. Отовсюду торчат вентили, клапаны и трубы. У нас была своя команда по моделированию, и мы быстро обустроили лодку так, как хотели».

Сложной задачей для команды Мэя оказалась симуляция плескающейся воды во чреве кита. «До этого Pixar никогда не делал плескающуюся воду, – говорит Мэй. – Нам надо было сделать её трёхмерной, разработать для этого новые программы, чтобы её перемещения выглядели реалистично. И ведь кит не стоит на месте: он то плывёт, то погружается, то всплывает. Когда Марлин и Дори поднимаются на китовом языке, вода бурлит вокруг них. Это совершенно другая динамика воды, чем во всех подводных эпизодах фильма, и надо было вписывать в эту воду наших маленьких героев, которые мечутся среди этой стихии. Всё это было непросто сделать. Наверное, самым трудным было добиться правильного освещения, потому что вся сцена проходит в постоянном движении».

Джесси Холландер и «команда бассейна» отвечала за освещение, моделирование, наложение теней и рендеринг в кабинете дантиста и в аквариуме. Их главной заботой был сам бассейн и проблемы, связанные с отражениями и рефракцией. Они также разработали большое количество реквизита, в том числе инструменты дантиста, африканские маски и модель вулкана, а также около 120000 камешков на дне аквариума.

«Наверное, самым тяжёлым для нас была борьба с отражениями и рефракцией в бассейне, – вспоминает Холландер. – Для начала мы занялись чистой физикой и пытались понять, что происходит с лучом света, когда он попадает не просто в воду, а в стеклянный резервуар, наполненный водой. Мы вели расчёты для стекла, потом для воды, потом для стекла и воды. Но в нашем фильме мало одной физики, надо ещё держать эту физику под контролем. Во многих случаях нам удавалось добиться нужного эффекта, смещая ракурс съёмки. Под некоторыми углами внутри бассейна образуется эффект полного внутреннего отражения, когда стекло фактически превращается в зеркало. Мы обыгрываем этот эффект в сценах с сёстрами Бриз и Штиль. Под другими углами, если смотреть из бассейна наружу, изображение раздваивается. Когда мы находимся внутри бассейна, мы всегда играем с отражениями. Рефракцию используем только в отдельных случаях, когда без неё никак».
Как и во всех фильмах студии Pixar, внимание к деталям было очень пристальным. Холландер объясняет: «Всем предметам внутри аквариума мы старались придать броский, дешёвый, китчевый вид – яркие цвета и копеечный пластик. Мы специально делали им швы погрубее и материал подурнее».

Немалый вклад в технические достижения фильма внёс Майкл Лорензен, руководивший группой аниматоров и техников в «стадной команде». Они создали зрелищные массовые сцены с участием десятков тысяч рыб. Эта команда также сделала около 200 черепах для эпизода с Восточно-австралийским течением.
«В поисках Немо» принимает окончательный вид

Художники, операторы и осветители дополняют картину

Художником-постановщиком на «В поисках Немо» был Ралф Эгглстон, ветеран студии Pixar, режиссёр короткометражного фильма «О птичках», получившего «Оскар» в 2002 году. Позднее он стал художником-постановщиком «ВАЛЛ-И». Готовясь к работе над «Немо», он несколько раз погружался с аквалангом и съездил в Сидней, чтобы своими глазами увидеть порт. Два оператора-постановщика, Шэрон Кэлахан и Джереми Ласки, занимались освещением и построением кадра.
«В самом начале мы должны были принять очень важное решение: насколько карикатурно мы отображаем реальность, – рассказывает Эгглстон. – Рыбы и так уже почти карикатурны, вдобавок Эндрю напирал на то, что он не хочет делать их слишком похожими на людей. Так что мы пошли другим путём и стали менять окружающий мир, подгонять его под карикатурную природу рыб. Если взять эту рыбку и поместить её в более реалистично нарисованный мир, ничего не получится. Персонажи и мир должны быть в этом смысле на одном уровне».
«Главное было – сделать рыб симпатичными, – продолжает он. – Надо было, чтобы зритель полюбил эти скользкие, чешуйчатые существа. Есть разные способы их облагородить, например – сделать так, чтобы они светились. Мы в итоге решили, что в нашем фильме будут три вида рыб по структуре: масляные, бархатные и металлические. Масляные – как Марлин и Немо – кажутся плотными и тёплыми. При помощи заднего и бокового освещения мы старались подчеркнуть это ощущение и сделать чешуйки почти незаметными. Бархатные рыбы – как, например, Дори – кажется гораздо мягче. Металлические – более типичные, чешуйчатые рыбы. Из них мы, как правило, составляем рыбные косяки».

И Эгглстон, и Кэлахан любят мягкие, яркие цвета фильмов 1940-х годов и давно хотели сделать компьютерный анимационный фильм, стилизованный под то время. С «Немо» им выпал такой шанс. В истории о подводном мире само собой напрашивалось мягкое освещение и слегка сияющие персонажи.

Эгглстон говорит: ««В поисках Немо» похож не столько на настоящие цветные фильмы 40-х, сколько на их современную версию, как бы их сделали в современном качестве при том же подходе. Ещё одним источником вдохновения для нас был «Бемби». Это очень импрессионистский фильм. Многое происходит на заднем плане, но внимание приковано к персонажам. Такой же подход использовали и мы. Фильм начинается с райской идиллии на коралловом рифе. Оттуда подводный мир кажется всего лишь импрессионистским пейзажем: видно только далёкую гору или песчаное дно».

«Много работы мы посвятили созданию убедительной подводной среды, – рассказывает Кэлахан. – Там было огромное количество вариантов: чистая вода, мутная вода, вода в аквариуме. Мы продумывали главные элементы, чтобы потом стилистически связать их воедино».

Кэлахан говорит, что у Стэнтона «удивительное чутьё на формы и образы. Для него очень важен выбор темы, сильных графических элементов, и тем самым он создаёт сильную визуальную структуру для фильма. И с ним классно работается, потому что он всегда готов рисковать и экспериментировать. Эндрю было очень интересно, как освещение поможет усилить эмоциональное содержание фильма».
Подводные звуки

Музыка Томаса Ньюмана и звуковые эффекты Гэри Ридстрома

Музыка и звуковые эффекты – важнейшие элементы каждого фильма, и на студии Pixar эти элементы всегда используют максимально эффектно. На фильме «В поисках Немо» режиссёр Эндрю Стэнтон работал с композитором Томасом Ньюманом и оскароносным звукорежиссёром Гэри Ридстромом.
Сорежиссёр Ли Анкрич описывает музыку, написанную Ньюманом для фильма как «очень богатую оркестровку с участием странных и интересных инструментов. Там происходит много неожиданного. Не всегда понимаешь, что именно ты слышишь, как ему удалось извлечь эти звуки».

Продюсер Грэм Уолтерс добавляет: «Томас всё наигрывал нам дома, на синтезаторе. На последних стадиях производства мы приходили к нему раз в неделю и слушали всё, что он написал за это время. К тому моменту, как он приступил к записи с оркестром, мы уже слышали всё, но с оркестром из 105 человек музыка зазвучала совсем иначе. Потом он наложил ещё какие-то фрагменты поверх оркестровой партитуры. В сцене с черепахами начинает звучать настоящий серф-рок. Его музыка прекрасно играет на эмоциях, заложенных в фильме».

Звукорежиссёр Гэри Ридстром, обладатель нескольких «Оскаров», приложил свой неоценимый опыт к созданию «В поисках Немо». Когда слышишь звуки, подобранные Ридстромом, создаётся полное ощущение, что находишься под водой. «В этом фильме ни у кого нет ног; соответственно, нет ни шагов, ни топота, ни привычных фоновых шумов, – говорит Ридстром. – Надо было создать достоверные звуки движения для самых разных рыб, чтобы каждая звучала как-то по-своему. Один из моих любимых звуков – это звук, который издаёт повреждённый плавник Немо. Он быстро-быстро хлопает, почти как крылышко колибри. Я подобрал этот звук очень просто, хлопая бумажной салфеткой. Мартин буровит воду хвостовыми плавниками, и это получается слегка нервозный звук. Дори передвигается большими взмахами, это звук ровный, спокойный и режущий. Она никуда не торопится, плывёт в своё удовольствие».

«Для акул, – продолжает Ридстром, – я использовал аппарат, который помогал мне изменять обычные звуки при помощи голоса. Я записал разные звуки, которые издаёт вода, а потом долго рычал в микрофон, чтобы своим тембром изменить эти звуки. Получилось довольно жутко, и с этими звуками акулы плывут под водой. Если внимательно прислушаться в сцене бегства от акулы, можно услышать, как вода говорит «Немо». Это мой маленький фокус – видимо, подсознательно подражаю «Битлз»».

Звуковики из команды Ридстрома опускали микрофоны в аквариум, чтобы уловить эту совершенно особую атмосферу, не похожую на звуки моря. «Там то и дело раздаются странные звуки: жужжание фильтров, бульканье пузырьков – в общем, всё, что обычно происходит в настоящих аквариумах».

Ридстром записывал звуки в океане, в джакузи и даже в пещере на побережье, где вода плескалась и разбивалась о камни. Звуки, записанные в пещере, очень пригодились в сцене внутри кита. Долго не давался звук, с которым Марлин и Дори отталкиваются от медузы. Ридстром добился нужного эффекта, только когда стукнул пальцем по бутылке с горячей водой.

* * *

Теперь, когда «В поисках Немо» возвращается на большой экран и на телеэкраны в новом формате, Стэнтон говорит, что ему не терпится поделиться фильмом с новым поколением зрителей. «Что мне особенно приятно вспоминать: «В поисках Немо» изменил мои отношения с океаном. Я и раньше относился к нему с уважением, но при этом боялся. Но в процессе работы над фильмом я научился подводному плаванию. Я побывал в удивительных местах, завёл удивительных новых друзей. Это новое знакомство с океаном стало для меня огромным подарком».


Обсуждение

анонс