«Франкенвини». История создания

Кино-Театр.РУ

Пресс-релизы

«Франкенвини». История создания

11 октября 2012 года на российские экраны вышла новая картина Тима Бертона «Франкенвини». Мы предлагаем вам ознакомиться с историей создания этого анимационного фильма.

«Франкенвини». История создания
«Франкенвини» Тима Бёртона – трогательная история о мальчике и его собаке. Потеряв своего любимого пса Спарки, юный Виктор решает вернуть его к жизни при помощи научного эксперимента. Мальчик пытается спрятать сшитого по кусочкам любимца дома, но Спарки ухитряется улизнуть. Одноклассники, учителя и все прочие жители города считают вернувшегося с того света пса каким-то невероятным монстром.

Новый анимационный проект Тима Бёртона - захватывающий черно-белый мультфильм, снятый при помощи технологии покадровой анимации в формате 3D. Роли в фильме озвучили Кэтрин О’Хара, Мартин Шорт, Мартин Ландау, Чарли Тахэн, Аттикус Шаффер, Роберт Капрон, Кончата Феррелл и Вайнона Райдер.

«Франкенвини» отдает должное классическим фильмам ужасов, которые наложили столь серьезный отпечаток на все творчество Тима Бёртона, и не только своей черно-белой гаммой, но и невинностью и наивностью покадровой анимации. Это один из немногих видов съемки, позволяющий просто и доступно рассказать историю, не теряя глубинных мотивов и текстур сюжетной линии.
Тим Бёртон выступил не только режиссером фильма «Франкенвини», но и продюсером, в паре с Эллисон Эббейт. Обязанности исполнительного продюсера взял на себя Дон Хан.
И Эббейт, и Хан по праву могут считаться ветеранами анимации: Эббейт продюсировала анимационный фильмы «Стальной гигант» и «Труп невесты» Тима Бёртона; Хан продюсировал классические фильмы Disney «Красавица и Чудовище» и «Король-лев».

Сценарий написал Джон Огаст, основываясь на набросках Ленни Риппса. Оригинальная идея принадлежит Тиму Бёртону. Среди работ Огаста стоит отметить сценарии к фильмам «Мрачные тени», «Труп невесты», «Чарли и шоколадная фабрика» и «Крупная рыба».

Бёртон учился в Калифорнийском институте искусств вместе с такими корифеями анимации, как Генри Селик, Джон Лассетер, Брэд Берд и Джон Маскер. Вскоре после окончания обучения на него обратило внимание руководство Disney, и он устроился на работу в студию в должности аниматора. Однако довольно быстро Бёртон смог раскрыть свой истинный талант и начал сам снимать фильмы. Благодаря этому решению на протяжении последней четверти века зрители всего мира могут наслаждаться его необычным творческим видением.

Неординарный взгляд на обыденные вещи позволил творцу добиваться успеха как в игровом кинематографе, так и в покадровой анимации. Такие бесспорные блокбастеры, как «Битлджюс», «Эдвард Руки-Ножницы», «Бэтмен», «Суини Тодд, демон-парикмахер с Флит-стрит» и «Алиса в стране чудес» завоевали сердца не одного поколения кинозрителей. «Алиса в стране чудес» была номинирована на премию «Золотой глобус»® в категории «Лучший фильм, мюзикл или комедия» и получила две премии «Оскар»® в номинациях «Лучшие декорации» и «Лучшие костюмы». Картина собрала в мировом прокате более $1 млрд.

«Франкенвини» станет третьим фильмом Тима Бёртона, снятым при помощи технологии покадровой анимации. Первые два его анимационных проекта это «Труп невесты», номинированный на премию «Оскар»® в категории «лучший анимационный фильм», и «Кошмар перед Рождеством», номинированный на премию «Оскар»® в категории «лучшие визуальные эффекты».

Несмотря на то, что творчество, бесспорно, является его наследием, Бёртон не задумывается об этом. «Наследие, как таковое, меня не интересует, – говорит он. – Для меня куда важнее, если кто-то на улице подойдет ко мне и скажет, что мои фильмы ему понравились или что-то подобное».

«Франкенвини». История создания

Рождение Франкенвини

Изначально Тим Бёртон задумывал «Франкенвини», как полнометражный покадровый анимационный фильм. Однако в силу весьма ограниченного бюджета, ему удалось снять только художественную короткометражку, которую студия Disney выпустила в 1984 году. Уже тогда Бёртон делал наброски главных героев – такими, какими их себе представлял. Готовясь к съемкам анимационного фильма, он воспользовался теми оригинальными рисунками. Кроме того, режиссер придумал и нарисовал всех второстепенных персонажей, которые появятся в фильме. Прототипами многих героев выступили персонажи классических фильмов ужасов 1930-х годов. Этим объясняются и имена главных героев.

Мистер Закрюкский, озвученный Мартином Ландау – своеобразная дань почтения Винсенту Прайсу, который сыграл незабываемые роли в фильмах ужасов «Музей восковых фигур», «Безумный фокусник» и «Муха». В 1982 году Прайс озвучил короткометражный фильм Тима Бёртона «Винсент». В шестиминутном фильме, снятом в технике покадровой анимации, Бёртон рассказал историю маленького мальчика, который вообразил себя Винсентом Прайсом. Позднее актер сыграл одну из ролей в романтической сказке Тима Бёртона «Эдвард Руки-Ножницы». Это была последняя роль Прайса в полнометражном кинематографе.

Бёртон мечтал о том, как снимет полнометражную версию «Франкенвини» с самого детства. Уже тогда будущему режиссеру нравились классические фильмы ужасов, особенно «Франкенштейн». Впрочем, и в сюжете о мальчике и собаке он находил для себя много личного.

«Причина, по которой я так хотел снять «Франкенвини», состоит в первую очередь в том, что я вырос на ужастиках, – признается Бёртон. – Но помимо этого я сам в свое время был маленьким мальчиком, у которого была любимая собака. Дружбу, которая нас связывала, редко встретишь в наши дни. Мы очень многое значили друг для друга. К сожалению, собаки не живут столько, сколько люди. И нам приходится переживать принудительный разрыв столь ценных отношений. Осознание этой вынужденной потери вкупе с историей о Франкенштейне как-то объединились в моем сознании. Такое не так-то просто забыть».

Бёртон находил в фильмах ужасов куда больше, чем мог увидеть среднестатистический зритель. Можно провести аналогию со сказками и легендами, в основу которых были положены реальные жизненные истины. Точно так же «Франкенвини» пересказывает историю Франкенштейна на новый лад. Однако новая интерпретация стала еще более глубокой. «Мы всегда занимались тем, что создавали Нечто из Ничего, – говорит Бёртон. – И именно поэтому мы выбрали покадровую анимацию. Мы брали в руки практически безжизненных кукол и заставляли их оживать».

Персонажи

Ниже вы найдете перечень и описание всех персонажей фильма «Франкенвини».

Виктор

Умный и предприимчивый десятилетний мальчик, который увлекается наукой. Он живет с родителями и своим любимым псом Спарки в маленьком городке Нью-Холланд. В свободное время Виктор снимает кино или изобретает что-нибудь у себя на чердаке. Когда Спарки умирает, попав под машину, Виктор пускает в ход свои научные знания, чтобы вернуть друга.

Спарки

Жизнерадостный бультерьер, преданный своему хозяину Виктору и не уступающий ему в любознательности. Больше всего Спарки любит бегать за мячами и сниматься в фильмах Виктора. Энергия и энтузиазм не покидают Спарки даже, когда Виктор возвращает его к жизни после скоропостижной кончины...

Мистер и миссис Франкенштейны

Мистер Франкенштейн – туристический агент, дружелюбный, приветливый и искренне заботящийся о сыне. Он гордится достижениями Виктора, но слегка обеспокоен тем, что Спарки – единственный друг его сына. В попытке расширить круг общения Виктора, он записывает его в школьную бейсбольную команду. У мистера Франкенштейна нежные отношения с его женой, мамой Виктора.

Миссис Франкенштейн – любящая и заботливая мать, которая поддерживает сына в его увлечении наукой, несмотря на то, что для экспериментов на чердаке Виктор часто использует ее кухонную утварь. Она обожает читать, и любит проводить с мужем время за просмотром фильмов. Больше всего на свете миссис Франкенштейн наслаждается обществом своих домочадцев и любимых книг.
Мэр Бургомистр

Сосед Франкенштейнов и мэр Нью-Холланда. Капризный паникер, фанатично и беззаветно преданный своему саду. Ему ненавистна сама мысль, что Спарки или какое бы то ни было другое существо во Вселенной может нарушить совершенство клумбы с тюльпанами. Мистер Бургомистр пользуется своим авторитетом, чтобы сделать звездой городского праздника свою племянницу Эльзу Ван Хельсинг, вне зависимости от ее собственного желания.

Эдгар «Э» Гор

У этого неудачника нет друзей, и все же он очень хочет стать партнером Виктора на предстоящей научной ярмарке. Пытаясь привлечь внимание окружающих, «Э» частенько садится в лужу и нередко забывает подумать, прежде чем что-то сказать. Он обещает сохранить секрет Виктора, но случайно выбалтывает все своим знакомым.

Эльза Ван Хельсинг

Загадочная и сентиментальная одноклассница Виктора. Она живет с ним по соседству, вместе со своим дядей-тираном мэром Бургомистром, который заставляет ее выступить в роли «маленькой голландской девочки» на городском празднике – Дне Голландии. У Эльзы тоже есть любимое животное, пудель Персефона, поэтому она искренне сопереживает Виктору, когда Спарки погибает.

Персефона

Идеально ухоженный черный пудель с огромной шапкой пушистой шерсти на макушке. Она чрезвычайно предана своей хозяйке Эльзе. Когда Персефона впервые встречает Спарки на заднем дворе, между ними сразу же возникает взаимное притяжение - и буквально пролетает искра!

Мистер Закрюкский

Новый учитель физики в начальной школе Нью-Холланда. У него ярко выраженный восточно-европейский акцент и весьма необычный способ объяснять природу вещей. Со своими учениками он легко находит взаимопонимание. При этом родители не вполне разделяют излишне страстный подход учителя к преподаванию. Мистер Закрюкский для Виктора выступает одновременно и наставником, и вдохновителем. Именно он объясняет мальчику, что наука может быть использована как во благо, так и во вред. Ключевой лейтмотив Закрюкского состоит в том, что любой ученый, приступая к очередному эксперименту, должен отдавать себе отчет в том, какие разрушительные последствия могут воспоследовать.

Насер

Серьезный и впечатлительный интеллектуал. Он относится к жизни несколько более пессимистично, чем все остальные дети Нью-Холланда. Насер со скепсисом относится к слухам об экспериментах Виктора с электричеством. Однако когда слуха подтверждаются, Насер готов отдать все, чтобы заполучить секрет Виктора.

Странная девочка

Эта девочка выделяется из группы подростков Нью-Холланда, но это и не удивительно. Она постоянно что-то пророчит замогильным голосом, уставившись в одну точку. Ее непременный спутник – белый кот Мистер Уискерс, который умеет гипнотизировать взглядом не хуже хозяйки. Другие дети предпочитают обходить Странную девочку стороной, особенно когда она начинает проникновенно рассказывать о пророческих снах Мистера Уискерса.

Тошиаки

Зануда, ботаник и мелкий тиран, не терпящий конкуренции в классе. Он не остановится ни перед чем, чтобы получить первый приз на школьной научной ярмарке. Даже если для этого ему придется украсть идею Виктора.
Боб

Маменькин сынок, чье главное достоинство - мышцы, а не мозги. Боб не желает никому зла, но легко поддается влиянию окружающих. Тошиаки не преминет воспользоваться этим и использует Боба в своих коварных целях. Тем не менее, Боб первый бежит к Виктору за помощью, когда ситуация выходит из-под контроля.

Мама Боба

Типичная домохозяйка из маленького городка, которая склонна преувеличивать и паниковать. У нее очень простые и шаблонные взгляды на жизнь, и она не стесняется делиться ими с окружающими. Она души не чает в собственном сыне, и верит, что уж она-то лучше знает, как сделать его счастливым.

Монстры

Черепаха-монстр

Тошиаки удается узнать о том, как Виктор реанимировал своего любимца, и теперь он уверен, что победит на научной ярмарке. Он эксгумирует свою мертвую черепашку Шелли и проводит необходимые процедуры. Однако на этот раз научный эксперимент идет отнюдь не по запланированному графику. Воскресшая черепаха вырастает до гигантских размеров, превращаясь в огромную зеленую Гамеру. Тошиаки остается только спасаться бегством, а черепаха-монстр ползет в центр города, по пути уничтожая все клумбы и ограды.

Хомяк-мумия

Насер уверен, что, сможет вернуть к жизни своего хомяка по прозвищу Колосс, комбинируя заклинания и научный эксперимент Виктора. Он достает мумифицированного хомяка из гробницы на местном кладбище домашних животных и проводит свой необычный ритуал. Колосс воскресает, правда, в новой жизни у него явно зашкаливает самооценка.

Оборокрыс

Обычная погибшая под колесами транспорта крыса, которую выкинули в мусорную корзину. Плоский как блин грызун получает второй шанс – Эдгар решает его оживить. После воскрешения крыса несколько преображается и не в лучшую сторону. Теперь это – крыса-оборотень. Она передвигается на задних конечностях и демонстрирует длинные, острые клыки. Как и до смерти, оборокрыс не испытывает ни тени признательности своему спасителю и гоняется за перепуганным насмерть Эдгаром по всему Нью-Холланду.

Морские твари

Тошиаки и Боб хотят показать на научной ярмарке «морских обезьянок» [разновидность мелких ракообразных], хотя оба чувствуют, что их проект вряд ли получит призовое место. Когда же мальчики узнают об опытах Виктора с электричеством, Бобу приходит мысль опробовать шоковую терапию на «морских обезьянках». Он и представить себе не мог, что в результате эксперимента выпустит на сушу целую армию озлобленных амфибий, которую не так-то просто остановить.

Кошкампир

Научный эксперимент, который Странная девочка решает провести над своим котом, тоже срывается. Случайно она превращает любимого Мистера Вискерса в кошку-вампира. У него вырастают огромные крылья летучей мыши и два здоровенных клыка. Некогда милый и ласковый Мистер Вискерс взмывает в ночное небо и может вынырнуть из мрака в любом уголке Нью-Холланда.

Кастинг актеров

У авторов фильма были свои четкие ориентиры, когда они приступили к поиску актеров для озвучания ролей фильма «Франкенвини» – они должны были оживить кукольных персонажей, передавая интонациями и личные качества героев, и переживаемые ими эмоции.

Привычные голоса

Среди актеров озвучания четверо уже работали с Бёртоном ранее:

Вайнона Райдер («Битлджус», «Эдвард Руки-Ножницы»)

Кэтрин О’Хара («Битлджус», «Кошмар перед Рождеством»)

Мартин Шорт («Марс атакует!»)

Мартин Ландау («Эд Вуд», «Сонная лощина»)

Из сотен мальчишек, которые проходили кастинг, был выбран Чарли Тахэн («Двойная жизнь Чарли Сан-Клауда»). Юноша обладает завидным чувством юмора и мог искренне передать всю многогранную палитру эмоций главного героя. «Чарли сделал историю очень душевной, – говорит исполнительный продюсер Дон Хан. – По мере развития сюжетной линии, зритель должен переживать историю, так словно видят все его глазами и слышат его ушами. И у Чарли это получилось. Он дал зрителю возможность и желание сопереживать герою».

Режиссер Тим Бёртон чувствовал, что в голосе Чарли уживаются и понимание происходящего, и детская непосредственность и наивность. «Чарли отлично справился со своей задачей, поскольку в нем есть неиспорченная жизненными трудностями чистота, – говорит он. – Его герой не слишком разговорчив, он – очень замкнутый мальчик. Мне кажется, в Чарли тоже есть какое-то глубокомыслие и взрослость».

«В Викторе и Спарки есть что-то общее, – добавляет продюсер Эллисон Эббейт. – Им никто не нужен, кроме друг друга. И все же в общении с родителями и другими ребятами Виктор предпочитает быть мягким и открытым. Мне кажется, в Чарли тое есть все эти качества».

Чарли очень обрадовался возможности озвучить одну из ролей в фильме Тима Бёртона. «Кажется, у него есть точное представление буквально каждого кадра, – описывает юный актер свои эмоции. – Он хотел, чтобы я озвучивал Винсента мягко, но, в то же время, с чувством. Иногда складывалось ощущение, что он заранее знает, как будет сыграна следующая сцена».

Талантливая актриса Кэтрин О’Хара, которая работала с Бёртоном ранее, озвучила маму Виктора, миссис Франкенштейн. Кроме того, она озвучила Странную девочку и учителя физкультуры. «Кэтрин – потрясающая актриса и очень приятный человек, – говорит Тим Бёртон. – Ей удается с поразительной точностью озвучивать сразу нескольких персонажей. Мы хотели, чтобы родители Виктора выглядели и звучали достаточно реалистично и чтобы в интонациях их голосов прослеживались нотки позитива. Кэтрин отлично все это передала».

«Миссис Франкенштейн – сердце и душа семьи, – рассказывает о многочисленных амплуа актрисы продюсер Эллисон Эббейт. – Она очень добра к сыну. Она понимает, что ему нужно какое-то собственное пространство, и то, насколько сложно быть подростком. Обретя ее голос, учительница физкультуры стала своеобразной «железной леди». Именно такая дама могла вступить в противостояние с мистером Закрюкским, поскольку ей кажется, что он забивает голову детям ненужной и опасной информацией. Кроме того, Кэтрин озвучила непростую роль Странной девочки, которая постоянно сидит «на галерке» классной комнаты. Героиня постоянно говорит разные странные вещи и безумно любит своего кота. В каждого из этих столь разных по характеру героев Кэтрин вложила крупицу своего потрясающего чувства юмора».

Мартин Шорт также озвучил двух героев в фильме «Франкенвини». Его голосом заговорили отец Виктора, мистер Франкенштейн (душевный и открытый семьянин); их сосед и жуткий ворчун мистер Бургомистр (который также выполняет функции мэра Нью-Холланда); и один из одноклассников Виктора, Насер (который кажется 11-летней копией Бориса Карлоффа).

«Мне уже посчастливилось работать с Мартином ранее, – отмечает Тим Бёртон. – Он потрясающе точно озвучивает своих героев. Когда он начинает говорить, происходит настоящее чудо перевоплощения».

Эльзу Ван Хельсинг, которая живет по соседству, озвучила Вайнона Райдер, которая ранее работала с Бёртоном на съемках фильмов «Эдвард Руки-Ножницы» и«Битлджус». По словам режиссера, он целенаправленно сделал так, чтобы у Эльзы и Вайноны было много общего. «Вайнона черпает вдохновение в своей героине, – говорит Бёртон. – В ее голосе чувствуется чистота и непорочность. Эти качества отлично подходили для этого персонажа».

Мартин Ландау, который работал с Бёртоном на съемках фильма «Эд Вуд», озвучил учителя из Восточной Европы мистера Закрюкского. Учитель в восторге от таких учеников, как Виктор. Он видит, что может открыть для них целый мир пока не реализованных возможностей, и воодушевлен этим. «Мартин Ландау – феноменальный актер, – говорит Бёртон. – Только многогранный талант позволил ему озвучить учителя, который, несмотря на внушаемый детям страх, воодушевляет их на научные открытия».

«Мистер Закрюкский представляется своеобразной музой Виктора Франкенштейна, – добавляет продюсер Элиссон Эббейт. – Так что роль этого персонажа в истории никак нельзя недооценивать. Он разительно контрастирует с населением небольшого городка, в котором никто ничего не хочет менять и меняться. С появлением Закрюкского в городе начинают твориться невероятные события».

Роль Эдгара «Э» Гора авторы фильма решили отдать юному и талантливому актеру Аттикусу Шафферу (сериал «Бывает и хуже»). Юное дарование признается, что черпал вдохновение и пытался копировать голос Питера Лорре. Бесспорно, Шаффер еще слишком юн, чтобы помнить самого Ллоре – он провел собственное исследование и пересмотрел несколько старых фильмов с актером. «Было действительно забавно наблюдать, как Аттикус работает над новым для него образом, – говорит Эллисон Эббейт. – Он не просто бездумно копировал голос другого актера, но и добавлял многое от себя. «Э» Гор – очень занимательный и интересный персонаж, поскольку ему очень нужно признание окружающих. Аттикусу пришлось передать своим голосом целую гамму различных эмоций. И надо сказать, справился он отлично».

Стоит отметить и некоторых других актеров, голосами которых заговорили герои фильма «Франкенвини». Роберт Капрон («Дневник слабака») озвучил Боба; Кончата Феррелл (сериал «2,5 человека») отдала свой голос маме Боба; а голосом Джеймса Хироюки Лиао («Инопланетное вторжение: Битва за Лос-Анджелес») заговорил Тошиаки.

Создание «Франкенвини»

Над мультфильмом «Франкенвини» с любовью работало множество специалистов: плотников, художников, аниматоров, реквизиторов, кукловодов и дизайнеров. На протяжении нескольких лет Тим Бёртон лично контролировал каждый производственный процесс вплоть до того момента, пока фильм не стал именно таким, каким он его хотел видеть изначально.

Покадровая анимация

Покадровая анимация – один из старейших приемов в мультипликации. «Франкенвини» снимался со скоростью 24 кадра в секунду. То есть, аниматоры должны были сменить положение кукол 24 раза, чтобы снять всего одну секунду фильма. В среднем один аниматор успевал снять только 5 секунд за неделю. Серьезно увеличить скорость съемки позволяло создание нескольких идентичных кукол одного и того же персонажа – аниматоры могли снимать несколько сцен с героем в одно и то же время.

Съемочный процесс занял более двух лет и потребовал кропотливой работы многочисленной команды профессионалов. «Для любого фильма, подобного этому, требуется большая съемочная группа, – утверждает Бёртон. – Кардинальное отличие такого способа съемки состоит в том, что мультфильм снимается в прямом смысле слова «по одному кадру». В игровом кино необходимо оперативно принимать важные решения. В покадровой анимации на съемку одного кадра может уйти несколько дней и даже недель – в зависимости от сложности кадра».

Большая часть подготовительной работы была направлена на анимацию двух собак – Спарки и Персефоны. Режиссер анимации Трей Томас и его команда всесторонне изучили всевозможные собачьи движения, отсняв немало метров видеопленки на Виндзорской выставке собак. После этого в студию привели хорошо натренированного бультерьера, который был обучен выполнять все команды дрессировщики. Собаку, которая вела себя как Спарки в той или иной ситуации, снимали на видео с разных ракурсов. После бультерьера в студию привели несколько пуделей, с которых впоследствии рисовали Персефону. «Мы пытались настолько качественно скопировать поведение собак, насколько только могли, – говорит Томас. – При этом мы придерживались набросков Спарки, которые сделал сам Тим Бёртон».

Над фильмом работали 33 аниматора, которые большую часть времени работали каждый сам по себе все те два года пока снимался «Франкенвини». Обычная неделя специалиста, который работает с покадровой анимацией, начиналась с постановки кадра. При этом надо учесть, что один человек управлял всеми персонажами, которые находились в кадре. Ознакомившись с творческим заданием, аниматор обсуждал его с режиссером по анимации. Вместе они проводили небольшую «репетицию», в процессе которой определяли оптимальные ракурсы съемки, углы освещения и местоположение тех или иных предметов.

Следующий день аниматор посвящал детальной репетиции сцены, в рамках которой отрабатывал каждое движение персонажей и засекал время, требуемое на каждое из них. Тим Бёртон и режиссер анимации Трей Томас предельно четко ставили творческую задачу в отношении эмоций и чувства юмора героев фильма.

Некоторое время аниматор проводил за «отладкой» куклы. Под «отладкой» понимается подкручивание разболтавшихся сочленений – закрепленная в определенном положении руки или нога не должны были разогнуться в самый неподходящий момент. Некоторые особо педантичные аниматоры, которые хотели достичь математической точности движений героев, закручивали болты чуть ли не намертво. Другие предпочитали относиться к куклам с трогательностью и нежностью, и ограничивались умеренной подкруткой.
На отработку каждого движения персонажа аниматор тратит несколько часов, вне зависимости от того, нужно ли кукле сесть, встать, глотнуть чая или сделать что-то другое. Когда подходит день съемки, аниматор точно знает, какую последовательность движений каждого героя будет воспроизводить. Только после этого начинается собственно съемка. Фильм снимали на скорости 24 кадра в секунду.

На правах режиссера анимации Трей Томас внимательно следил за процессом лично. Каждый день он посещал каждую из съемочных площадок, помогая аниматорам справляться с возникающими проблемами и оперативно решая насущные вопросы. «Каждый кадр был своего рода кусочком паззла одной большой картины, – объясняет Томас. – Кадры складывались друг с другом в единый непрекращающийся поток. Куклы начинали оживать, играть, чувствовать. И ты невольно веришь в происходящее на экране. Вообще стилю Тима [Бёртона] трудно не поверить. Он настаивает на том, чтобы в кадре даже законы физики были скрупулезно соблюдены. Он хотел снять реалистичный и трогательный фильм. Наши аниматоры к этому и стремились».

Реплики привязывались к движениям персонажей в соответствии с так называемыми «монтажными листами» – списками, в которых напротив названия каждого кадра были указаны реплики, которые должны прозвучать в тот или иной момент. Например, если персонаж говорил: «Прошу садиться», аниматор знал, что после того, как персонаж закончит говорить, он должен будет указать на стул, а другой персонаж должен занять указанное место. Монтажные листы помогали аниматору следить за происходящим, особенно если в сцене участвовало несколько персонажей, и каждый из них выполнял какое-то действие. Пусть даже самое незаметное, например, «моргал».

Куклы

Для съемок фильма было создано более 200 различных кукол и элементов декораций. Викторов было 18, а Спарки – 15. Благодаря тому, что у кукол были «дублеры», аниматоры снимали различные сцены с героями независимо друг от друга. Кроме того, определенное количество кукол создавалось с расчетом на то, что «герои» могут пострадать во время съемок.

Первой была создана кукла Спарки. Именно она и задала масштаб для всех последующих кукол и декораций. Тим Бёртон хотел, чтобы бультерьер был очень подвижным, совсем как настоящая собака. Соответственно, каркас должен был состоять из множества сочленений. 10 сантиметров в буквальном смысле стали предельно малым размером куклы, которую только можно было создать, с учетом того, что она должна была наглядно демонстрировать повадки и мимику.

Как только размер первой куклы был утвержден, мастера рассчитали пропорции для всех остальных персонажей и декораций. Все куклы обладали различными уровнями артикуляции. Кукла Виктора была наиболее сложной из всех героев-людей. В его голове подвижными механизмами были снабжены не только губы и брови. Кроме того под «кожу» лица был вмонтирован механизм, позволявший аниматорам управлять щеками и челюстями персонажа, складывая их в различные гримасы. Кукла могла передавать самый богатый спектр эмоций. Другие куклы (как, например, Эльза Ван Хельсинг, ее дядя, мистер Бургомистр и все прочие) появлялись на экране гораздо реже и могли обойтись стандартным «пакетом» эмоций. В этом случае аниматорам было достаточно заменять накладки губ и бровей.

Кукла Спарки также была очень сложной. В его скелете – более 300 подвижных сочленений. У него очень тоненькие лапы и аниматорам приходилось постоянно прибегать к помощи специальной поддерживающей платформы, чтобы движения собаки были реалистичными. «Спарки никогда не может усидеть на месте, – говорит продюсер Эллисон Эббейт. – А удержать его на тоненьких маленьких лапках было очень непросто. Мы решили, что поддерживающую платформу мы сможем убрать уже на стадии монтажа, поэтому аниматоры имели полную свободу действий. Спарки носился и прыгал по съемочной площадке, как настоящий пес».

Работа по созданию кукол включала несколько обязательных шагов. Сначала Тим Бёртон делал карандашные наброски персонажа. Скетчи отправлялись кукольникам в британскую компанию Mackinnon and Saunders. Там в точном соответствии с рисунками создавались трехмерные фигурки, которые назывались «макетами». И только после этого Бёртон начинал советоваться с кукольниками, какие из сочленений должны быть подвижными, чтобы кукла была максимально динамична.

Когда размер кукол и все другие немаловажные аспекты были утверждены, скульпторы делали финальные фигурки, которые сильно отличались от первоначального макета. Все модели стояли прямо, лицом вперед, руки по швам, ноги врозь.

После этого в соответствии с финальным макетом делалась заливочная форма куклы. Получив полую форму, кукольник вставлял в нее каркас. На этом этапе работы было очень важно сверяться со сценарием, чтобы определить, какие телодвижения кукле придется выполнять. То есть, будет ли герой садиться, есть, прыгать и так далее. С учетом всех нюансов роли конструировался скелет, сочленения которого позволяли кукле «чувствовать себя» достаточно свободно.

Работу специалистов, которые конструировали каркасы, можно смело назвать ювелирной, поскольку все сочленения, отвечавшие за подвижные части тел, должны были располагаться в четком соответствии с зоологическими и анатомическими требованиями. После окончания разработки каркаса, кукольник собирал все составляющие персонажа воедино. Скелет помещался в отлитую форму, поверх которой наносился слой силикона или латекса. Зачастую голову собирали отдельно от тела.

Тем временем Тим Бёртон работал с дизайнерами костюмов – вместе они выбирали ткани для каждого из элементов одежды каждого героя.
Все костюмы были сшиты вручную. Если присмотреться, можно увидеть даже маленькие стежки. Парики выполнены из настоящих человеческих волос, которые вшивались в головы персонажей один за другим. Таким образом, достигалась реалистичность причесок. Костюмеры сначала делали несколько различных моделей, из которых режиссер выбирал наиболее подходящий. После утверждения костюмеры шили все костюмы вручную микроскопическими стежками в соответствии с масштабом.

Затем за работу принимались парикмахеры. Парики кукол выполнены из настоящих человеческих волос. Сначала попробовали использовать синтетические волосы, но уложенные в прическу они слишком бликовали и выглядели совершенно не естественно. Каждый волосок крепился на тончайший проводок, великое множество которых усеивали череп куклы. Во время движения куклы прическа колыхалась в такт ходьбы.

Полевой госпиталь для кукольных «актеров» фильма на съемочной площадке постоянно находился в режиме боевой готовности. На протяжении нескольких месяцев 150 профессиональных кукольников ремонтировали конечности, поправляли прически, устраняли дефекты бутафорской кожи и чинили порванные и запачкавшиеся костюмы. Команда «ремонтников» нашла время на создание всех второстепенных персонажей, а также нескольких основных.

Как устроена кукла Спарки

Тим Бёртон передавал скульпторам скетчи с видами Спарки.

Скульпторы делали несколько грубых макетов, чтобы в общих чертах понять, как Спарки будет выглядеть в 3D.

Тим Бёртон выбирал наиболее понравившиеся макеты, а скульпторы делали более детализированные модели.

После того, как экстерьер пса был утвержден, скульпторы начинали работать над несколькими различными «состояниями» бультерьера: «живым» Спарки, «мертвым» Спарки, а также над положениями сидя и стоя для того и другого «состояния».

После утверждения ракурсов, за дело принимались специалисты по изготовлению каркасов, которые разработали схему подвижных частей собаки.

Когда каркас закончен, его вставляли в приготовленную заранее отливную форму Спарки. Оставшееся пространство набивали наполнителем из стекловолокна. После этого куклу аккуратно зашивали и маскировали стежки.

Далее за дело принимались художники, которые смешивали краску соответствующего цвета с силиконом и заливали полученную смесь в пульверизатор.

Вся поверхность куклы Спарки покрывали краской при помощи пульверизатора, затем краску промакивали комочками ватными и окрашивали снова. Кукла окрашивалась несколько раз, чтобы появился эффект многослойной расцветки.

• Стежки на туловище «мертвого» Спарки художники дорисовывали кисточками вручную. Всего можно насчитать около 300 стежков, причем каждый из них должен был быть прорисован дважды, чтобы получился нужный оттенок. На покраску «мертвого» Спарки уходило три дня.

Спарки наконец-то готов появиться перед камерой!

На съемочных площадках работало 9 «мертвых» Спарки и 3 «живых». В процессе съемок куклы изнашивались и краска стиралась. В этом случае Спарки возвращался к художнику на обновление окраски. Некоторых «мертвых» Спарки перекрашивали по 60 раз!

Декорации

Действие фильма разворачивается в вымышленном городе Нью-Холланд, который продюсер Дон Хал называл «мистическим городком 1970-х, чем-то средним между Трансильванией и Бёрбанком, штат Калифорния».

Съемочные площадки фильма «Франкенвини» представляли собой плоский пригородный ландшафт где-то на юго-западе США середины XX века. Над типовыми домиками Нью-Холланда возвышается гигантская мельница. Она напоминает жителям о давно минувших днях, когда все население городка собиралось у подножия постройки, где устраивалась импровизированная ярмарка. Кроме того, она очень похожа на мрачный замок на холме, который является неизменным атрибутом многих классических фильмов ужасов. Бригада декораторов внимательнейшим образом изучила архитектуру 1970-х и дву предыдущих десятилетий, чтобы найти изображения построек, которыми Бёртон хотел застроить город Нью-Холланд и его окрестности.

Еще одним звеном, связывающим Нью-Холланд с Трансильванией, стало кладбище домашних животных на близлежащем холме. Путь, который проделывают персонажи, поднимаясь из города на холм, помогает лучше понять эмоции, которые они переживают.

Декораторы опросили коллег, выясняя, кто из них держал домашних животных и потерял их по той или иной причине. На многих могильных плитах появились имена реальных животных, птиц и рыб. «Я очень рада, что нам удалось отдать дань памяти всем нашим горячо любимым братьям меньшим, – говорит продюсер Эллисон Эббейт. – Кроме того, многие имена очаровательны и забавны. Лично мне очень понравились имена Боб Рыбкин и Миссис Непоседа».

Задачу по созданию декораций городка Нью-Холланда 1970-х годов поручили получившему премию «Оскар»® художнику-постановщику Рику Хайнрихсу, который часто работает с Бёртоном. Он разрабатывал дизайн декораций большинства фильмов режиссера, включая оригинальный короткометражный фильм «Франкенвини» 1984 года. Немалая толика визуального ряда была перенята из игровой картины – черно-белая гамма, выразительная стилистика, множество элементов, характерных для классических ужастиков. Поэтому было очень важно, чтобы над новым прочтением старой истории Бёртон и Хайнрихс снова работали вместе.

Рик Хайнрихс начал работу с досконального изучения материала, чтобы прочувствовать локации на клеточном уровне. В отличие от игрового кино, покадровая анимация требует создания локаций с нуля, ориентируясь лишь на наброски художников. Хайнрихс внимательно рассматривал фотографии того времени, представляя, как описываемая в сценарии драма разворачивается на улицах того или иного небольшого городка.

Строительство декораций началось в ноябре 2009 года в небольшой студии в Лос-Анджелесе. Сначала рабочая группа состояла только лишь из художников и ассистента Хайнрихса, помогавшего ему с исследованиями. Команда работала на протяжении трех месяцев, прежде чем отправиться в лондонскую студию 3 Mills. Там к работе декораторов подключился художник Тим Браунинг. Вместе группа продолжила разработку 3D-моделей и макетов, которые должны были вкупе создать полноценные съемочные площадки. Все декорации были выстроены на столах. Реквизит собирался и раскрашивался вручную.

Размах строительства и конструирования в покадровой анимации куда меньше, чем в игровом кино. Однако это не означало, что меньше придется трудиться и декораторам. Все элементы интерьера и экстерьера должны были быть масштабированы с математической точностью относительно размера кукол. Поскольку самый маленький персонаж фильма требовал конструирования самого сложного скелета, рост Спарки стал эталоном для всех прочих персонажей и элементов декора. Миниатюрные элементы было найти не так просто, поэтому большую часть реквизита пришлось мастерить и раскрашивать самим декораторам.

Хайнрихс отметил, что даже если предмет в точности соответствовал масштабу съемочной площадки, он далеко не всегда вписывался в интерьер. В конечном итоге Хайнрихсу и его коллегам пришлось полагаться на свою интуицию и доверять лишь своим глазам, чтобы определить, гармонично ли смотрится тот или иной предмет в данном месте и с данным персонажем или нет.
«Погружаясь всеми мыслями в съемочную площадку, появляется ощущение, что ты сам живешь в ней, – описывает свои эмоции Хайнрихс. – Ты забываешь о том, кто ты и где ты. Я помню, как Спарки из «Франкенвини» 1984 года разгуливал по площадке и забирался в выстроенные нами декорации. Когда весь свет выставлен, и ты смотришь на съемочную площадку через экран монитора, композиция захватывает и буквально завораживает тебя. Мы забывали, что сами выстроили все декорации, предмет за предметом. Нам казалось, что мы оживили площадку, вернули к жизни нечто, что до этого времени находилось в летаргическом сне».

Многие миниатюрные предметы интерьера были неработающими моделями. Однако в некоторых случаях было легче и практичней создать функционирующий предмет. Взять, к примеру, лилипутские жалюзи на окнах школьного класса – аниматоры могли открывать и закрывать их, меняя освещение в комнате. В классе снималось несколько различных сцен, и при открытых жалюзи можно было увидеть, что творится снаружи школы.

Самой сложной площадкой стал сам Нью-Холланд. Её пришлось строить целиком, чтобы аниматоры могли «оккупировать» ту или иную часть города в соответствии с событиями, описываемыми в сценарии. Дизайнерам пришлось продумать систему магазинов, которые разбросаны по городу, проложить улицы и наладить уличное движение. Город получился настолько правдоподобным, что казалось, что за его границей кукольный мир не заканчивался. При этом реалистичность не отвлекала от развития сюжета и позволяла акцентировать внимание именно на персонажах и важных событиях. Не меньше декораторам пришлось помучиться с обрушивающейся мельницей. Надо было учесть все естественные силы, которые сломили постройку, и то, какие физические законы при этом работали. Самой трудной для оператора оказалась сцена на чердаке Виктора. Питер Сорг продумал и установил очень хитроумную систему освещения и спецэффектов, которая превратила чердак в нечто фантастическое.

В общей сложности для съемок фильма «Франкенвини» было построено около 200 съемочных площадок. Исполнительный продюсер Дон Хан был впечатлен теми усилиями, которые Хайнрихс и Бёртон приложили для создания кукольного мира и поддержания общей атмосферы фильма. «Рику удалось свести воедино самобытную стилистику декораций и персонажей, – говорит Хан. – Видя съемочную площадку, ты понимаешь, что эта локация закончена и самодостаточна. Если провести аналогию между кинематографом и логистикой, то стилистика локаций и персонажей станет средством передвижения, которое перевозит зрителей к месту действия фильма. В каждом кадре чувствуется уникальный характер Тима и Рика».

«Франкенвини» снимался в черно-белом цвете и стал первым полнометражным анимационным фильмом в черно-белой гамме в истории кинематографа. Палитра фильма варьируется от черного до белого, с множеством оттенков серого. Хайнрихсу очень понравилось работать с монохромным изображением. «Всякий раз, когда ты не можешь пользоваться тем или иным средством, начинаешь невольно искать пути альтернативного использование тех инструментов, которыми обладаешь, – объясняет он. – В нашем случае недоступным элементом выступил цвет. Это позволило нам сосредоточиться на форме и силуэтах предметов, игре света и тени, рисунке текстур. Я убежден, что, лишая зрителя чего-то одного, ты невольно акцентируешь его внимание на оставшемся».

Для раскрашивания декораций была создана специальная черно-белая палитра со множеством полутонов. Затем был проведен ряд тестов, в ходе которых выяснилось, как объекты того или иного цвета выглядят на черно-белой пленке. Как ни странно, но некоторые цвета после конвертации в черно-белую палитру, выглядели лучше, чем серые. Например, темно-красные шторы, переведенные в черно-белую гамму, выглядели явно лучше.

Куклы были выкрашены в черный и белый цвета, как и некоторые локации. Некоторые объекты, как, скажем, траву и цветы, было трудно исполнить в черно-белой гамме, поэтому их оставили цветными.

Тим Бёртон был непреклонен в отношении того, чтобы снимать фильм в черно-белом цвете, и неспроста. «Черно-белая гамма становится частью истории, как самостоятельный персонаж, – объясняет режиссер. – И это очень важно. В анимации такого рода появляется определенная глубина. Персонажи и предметы выныривают из тьмы и снова возвращаются во мрак. Игра света и тени также становится частью истории и может быть использована по-разному, в зависимости от творческих задач».

Перевод готового фильма в 3D добавил еще один немаловажный элемент визуальной стилистики, влиявший на общее впечатление от фильма. «Все предметы и персонажи в черно-белом цвете предстают очень четкими, – объясняет Тим Бёртон. – А третье измерение придает сценам объем, делая картинку очень необычной и буквально завораживающей. Зрителям действительно будет казаться, что они попали на съемочную площадку. Ведь они смогу рассмотреть мельчайшие детали, которые обычно не замечают, вплоть до текстуры кукольной «кожи». Фактически на экране сцены будут выглядеть точно так же, какими их видели и мы».

На съемках фильма «Франкенвини» совершенно не использовалась компьютерная анимация. Однако авторы все же воспользовались высокими технологиями для наложения визуальных эффектов на стадии монтажа. В общей сложности на компьютере было обработана 1300 кадров со спецэффектами.

Мультфильм можно было снимать и иными способами, но Бёртон решил снять «Франкенвини» именно при помощи покадровой анимации. «В этом есть своя прелесть, стиль, своего рода шарм, – считает режиссер. – Кроме того, прослеживается определенная аналогия с историей возвращения с того света. В этом сюжете есть особая энергетика, которую не передашь иным способом».

«В покадровой анимации чувствуется душевность, потому что все, что попадает в кадр, было сделано вручную, – добавляет продюсер Эллисон Эббейт. – Мне кажется, что именно эта особенность идеально подходили для передачи истории на экран. Каждый кадр красноречиво свидетельствует о трудолюбии и таланте людей, которые над ними работали».

Исполнительный продюсер Дон Хал соглашается, добавляя: «Не существует мира лучше, чем мир покадровой анимации. Только в этом мире зрители могут попасть в город Нью-Холланд, зайти в дом Виктора Франкенштейна, подняться на чердак и увидеть его самого за работой. Ощущение фантастичности происходящего можно было передать только при помощи покадровой анимации. Этот формат – именно то, что было нужно этому фильму. Ну и, конечно, нельзя сбрасывать со счетов талант Тима Бёртона. Никто кроме него с этим фильмом бы не справился».

Операторская работа

Оператором фильма «Франкенвини» выступил Питер Сорг, который ранее работал на съемках «Трупа невесты» Тима Бёртона в должности осветителя.

Во время подготовительного периода Сорг встретился с Бёртоном, чтобы обсудить особенности съемки фильма. Режиссер хотел воссоздать атмосферу классических черно-белых фильмов о монстрах 1940-х годов, включая все нюансы – глубокий черный цвет, насыщенность, контрастность и все прочие.

Съемочный процесс покадровой анимации весьма долог и кропотлив. Соргу пришлось немало потрудиться, чтобы удержать в памяти все снимаемые эпизоды и не потерять связь одной сцены с другой. «Сложнее всего было назначить правильного оператора для съемки той или иной сцены, – вспоминает он. – После этого я лишь следил, чтобы все операторы снимали один и тот же фильм. Ведь каждому из них присущ уникальный стиль. Все эти стили должны были быть приведены «к одному знаменателю», чтобы в итоге картина смотрелась, как единое целое».

Кроме того, Соргу было нужно выбрать камеру, поскольку стандартные кинокамеры для покадровой анимации не подходят. Сорг протестировал различные типы съемочного оборудования, чтобы выбрать наилучшее, и в конечном итоге остановился на камере Canon 5D. «Она давала наиболее четкую и живую картинку, с которой было очень удобно работать аниматорам, – говорит Сорг. – Очевидно, аниматорам очень важно видеть на экране то, что у них получается на выходе. Они работали с текущим изображением и банком памяти уже отснятых изображений. Периодически аниматоры возвращались к уже отснятому материалу и смотрели, как новый кадр вписывается в общую последовательность».

Правильный выбор камеры облегчал задачу не только аниматорам, но также осветителям и декораторам, поскольку на экране появлялось очень яркое и четкое изображение. Сразу было ясно, как нужно расставить предметы, чтобы они не пропали из виду в тени.

Учитывая размеры съемочных площадок, необходимо было использовать маленькие источники света. Иногда осветителям приходилось прибегать к хитроумной системе зеркал, поскольку даже самый маленький источник света не помещался на площадке. Бывало, что в полу или стене съемочной площадки даже высверливали отверстие, в которое помещали микроскопический светодиод.

Сорг был всецело поглощен проектом «Франкенвини», находясь под впечатлением необычного подхода Тима Бёртона. А кроме того, оператор признался, что является большим поклонником черно-белого кино. «Когда смотришь такой фильм, даже забываешь о том, что он не цветной, – говорит Сорг. – Потери цвета не ощущается. Тебя затягивает история, и ты словно переносишься в другое место, в другое время, и вообще в другое измерение. Декорации, куклы, способ съемки – мы делали все, чтобы достичь того же эффекта. Надеюсь, это сработает».

Музыка

Музыку к фильму Тима Бёртона «Франкенвини» написал номинированный на премию «Оскар»® композитор Дэнни Элфман. Он работает с Бёртоном с 1985 года, когда был написан саундтрек к фильму «Большое приключение Пи-Ви». Элфман сочинил музыку ко всем картинам Бёртона, за исключением фильмов «Эд Вуд» и «Суини Тодд, демон-парикмахер с Флит-стрит».

Композитор признается, что у него до сих пор мурашки бегут по телу, когда он подписывает контракт на саундтрек к новому фильму Тима Бёртона. «Еще не зная подробностей проекта, я предвкушаю интересный, необычный и забавный фильм, с которым придется работать, – говорит Элфман. – «Франкенвини» – очень милая и трогательная картина. Но с другой стороны в ней есть всяческие монстры. А я всегда неровно дышал к подобным фильмам».

Как и Бёртон, Элфман вырос на фильмах о монстрах. Каждый уикэнд он ходил в местный кинотеатр, на экране которого показывали фантастику, ужастики и фэнтези. Восстановив в памяти то время, композитор сочинил удивительно гармоничный саундтрек для «Франкенвини». «Мы вставили скрипичную тему, чтобы напомнить о Дмитрии Тёмкине, – рассказывает Элфман. – Что-то я взял из творчества Льва Термина. Будет и тема, характерная для японских ужастиков».

Элфман описывает саундтрек к фильму «Франкенвини», как «необычную комбинацию очень простых и незатейливых композиций с ярко выраженным черным юмором». «В саундтреке есть тема отношений Виктора и его собаки, есть тема самого Спарки, – уточняет композитор. – Последняя достаточно игрива, как и сам бультерьер. Тема Виктора более грустная и спокойная – она показывает, насколько мальчик любит своего Спарки и скучает по нему. В конце концов, эта история о мальчике и его собаке. И именно на ней я акцентировал внимание зрителей».

Композитор писал саундтрек для традиционного оркестра, правда куда меньшего, чем тот, музыка которого звучала в более масштабных фильмах, таких как «Алиса в стране чудес». «Впечатляющего звучания можно добиться и меньшим оркестром, – уверен Элфман. – Однако это сделало звуковой ряд более похожим на тот, который сопровождал фильмы 1940-х годов. Тогда к записи саундтреков большие оркестры точно не привлекали».

Работа с Тимом Бёртоном уникальна еще и потому, что он работает с композиторами не так, как большинство других режиссеров. «Мы не увлекаемся рассуждениями о фильме и не тратим время на анализ персонажей, – объясняет Элфман. – В вопросах музыки Тим полностью полагается на интуицию».

Композитор признается, что был очарован простотой и душевностью фильма. «Я словно вернулся на съемочную площадку фильма «Кошмар перед Рождеством», сюжет которого тоже достаточно незамысловат, – говорит Элфман. – В таких фильмах чувствуется уникальная стилистика Тима, словно он сам раскрывает нам свой необычный внутренний мир. Быть частью такого проекта – большое счастье и большая ответственность».

Песню «Странная любовь», которая звучит во время демонстрации финальных титров, написала Карен О. Певица, поэт, композитор и солистка рок-группы Yeah Yeah Yeahs пишет и исполняет песни на протяжении последних 10 лет. За это время она успела поработать со многими именитыми исполнителями и кинематографистами, включая Спайка Джонза, Трента Резнора, Дэвида Линча, Flaming Lips, Барнаби Клея, Картера Беруэлла и многих других.

Для песни, которая звучит в фильме «Франкенвини», Карен черпала вдохновение в классических ужастиках прошлого века и ритмах калипсо Харри Белафонте из фильма Тима Бёртона «Битлджус».

Опыт «Франкенвини»

Тим Бёртон с нетерпением и трепетом ждет зрительской реакции на свое новое детище. И не только потому, что он переснял историю, которая для него многое значит. Но и потому, что для реализации проекта потребовалось немало сил и удачи. «Многие элементы сложились воедино, и только это обеспечило фильму уникальность, – утверждает режиссер. – Мы пытались передать на пленке очарование карандашных набросков и покадровой анимации, экспериментировали с черно-белой гаммой цветов, перевели происходящее на экране в формат 3D. На каждом этапе нам улыбалась удача».

Продюсер Эллисон Эббейт резюмирует все вышесказанное тем, чего стоит ожидать от фильма будущим зрителям: «У нас получилось замечательное семейное кино. В нем есть прелесть старых фильмов, на которых мы все выросли. Поэтому я думаю, что «Франкенвини» будет интересен и взрослым зрителям. Их вновь захлестнут те же эмоции, которые они переживали во время просмотра кино в детстве».

«И, конечно же, не стоит забывать, кто выступает главным действующим лицом картины, – добавляет она. – Виктор – маленький мальчик, чей возраст определяет желание познавать этот мир во всем его многообразии. Юные зрители без труда будут отождествлять себя с героем и с радостью составят ему компанию в увлекательном приключении».


Disney

Обсуждение

анонс