Виктор Хориняк: «В актёрство идут более раскрепощённые и свободные»

Кино-Театр.РУ

интервью

Виктор Хориняк: «В актёрство идут более раскрепощённые и свободные»

На СТС 23 ноября стартует 21-серийная комедия Марии Кравченко «Родком», пилотная серия которой взяла приз зрительских симпатий на фестивале «Пилот». Главную роль — единственного папы в школьном родительском комитете — досталась Виктору Хориняку. Его герой, строитель Сергей Шмелёв, узнав об измене жены, решает воспитывать 12-летнего сына Ваню самостоятельно. Пытаясь оставить ребёнка себе после развода, он становится образцово-показательным отцом и вступает в родительский комитет, который возглавляет его самоуверенная и надоедливая бывшая одноклассница. Мы поговорили с Виктором об актерстве, кадетстве и женской режиссуре.

Виктор Хориняк: «В актёрство идут более раскрепощённые и свободные»
фото: пресс-служба СТС

В сериале СТС «Родком» вы попали в женский коллектив во главе с режиссёром Марией Кравченко. Как работалось в таких условиях?

Мне было интересно проводить много времени в женском коллективе, а у нас он был потрясающий. Все девчонки — красавицы, невероятно обаятельные, очень талантливые актрисы. Просто суперкрутая команда! И я благодарен Марии Кравченко за то, каким получился мой герой. Потому что очень многое в нашем деле зависит от режиссёра.

Казалось бы, «Родком» — это семейная история с мужским лицом, но которую сняла женщина.

А вы вспомните, кто снял главный фильм про разведчиков? (улыбается) Да и вообще в советское время была целая плеяда женщин-режиссёров, которые открывали актёров с совершенно другой стороны, совершенно неожиданно и совершенно по-мужски, потому что женщина в этом заинтересована. Это раз. Ну и, во-вторых, я считаю, что если уж в корень смотреть, то это не совсем мужская история. Сериал называется «Родком», то есть по большей части проект про женщин. И Сергей Шмелёв здесь скорее залётный персонаж, временное явление, ведь комитет мог бы существовать и без него.
В проекте СТС у вас был интересный опыт с пластическим гримом: когда снимали сцену, где ваш герой наткнулся на ос. Как относитесь к таким сложным преображениям? Для вас это мучение из-за длительного процесса или, наоборот, авантюра?

Думаю, что нужно ставить памятник актёрам, которые, например, как в «Последнем богатыре», проводят в пластическом гриме по 8-12 часов в день. Это невероятно сложно! Мне в этом смысле больше повезло: у меня было немного пластической истории на лице. Но она была настолько интересно и качественно сделана, настолько легко, что я был только рад. А попробовать пластический грим, конечно, интересно каждому актёру, если история того стоит. Но технологии сейчас идут дальше: что-то делается без пластики, а сразу на компьютере. Так что мне кажется, что пластический грим скоро покинет съёмочную площадку.

Виктор Хориняк: «В актёрство идут более раскрепощённые и свободные»
фото: пресс-служба СТС

Помните самый неожиданный грим за всю карьеру?

У меня пока не было таких кардинальных внешних изменений. Но, может, в будущем повезёт. В театре я приверженец минимального грима.
А если говорить в целом про пластический грим, какие примеры преображений в отечественном кинематографе или в мировом особенно отметите?

Для меня главное преображение случилось, наверное, в «Загадочной истории Бенджамина Баттона». Это самая потрясающая в этом плане работа. Также скоро должен выйти фильм Кирилла Серебренникова «Петровы в гриппе», где Тимофей Трибунцев играет полицейского со сломанным носом. Ему сделали просто «кашу» вместо носа, и мне кажется, получилось очень хорошо. Пётр Горшенин смастерил невероятный пластический грим в «Последнем богатыре»: «приодел» тех же Кощея и Бабу-Ягу.
Порой в вашей профессии встречаются люди без актёрского образования. Как вы к этому относитесь?

Когда Станиславского спросили про главное качество актёра, он не стал мудрить и сказал, что это обаяние. И пусть после этого каждый сам для себя ответит, нужно ли учиться на актёра или нет. Моё мнение, что нужно, но где, как, у кого, сколько — это уже отдельный вопрос. Есть много хороших актёров без образования, но это в основном голливудские актёры. Если вы про наших актёров, то я, честно говоря, таких и не знаю. В принципе есть много одарённых самородков, которым достаточно чуть-чуть придать огранки. А переламывать, как, допустим, могут переломить в театральном, не всем будет полезно.

Виктор Хориняк: «В актёрство идут более раскрепощённые и свободные»
фото: пресс-служба СТС

Общаясь с коллегами, вы сразу понимаете, кто какое училище окончил?

Редко. Есть, конечно, какие-то характерные моменты, но это больше относится к взрослому поколению: по ним ещё можно определить школу. По нашему поколению — совсем сложно, потому что почерк мастеров становится всё более расплывчатым.
Существует мнение, что в театральные училища поступают люди с комплексами, чтобы избавиться от них. Эта история про вас? Или вы не видели свою жизнь без актёрства?

Я себя прекрасно видел без этой профессии. У меня просто дядя актёр, и театральный вуз был как один из вариантов. Вот заглянул в театральный институт, там и остался. Насчёт комплексов: считаю, что у всех есть комплексы и зажимы. Но по моему опыту в актёрство, наоборот, идут более раскрепощённые и свободные. Конечно, есть много студий и курсов для тех, кто хочет избавиться от зажимов и различных страхов. Но это всё не для того, чтобы стать актёром, а скорее «прокачать» себя. Для себя, конечно, можно заниматься и танцами, и вокалом, и ораторским искусством.
Вы учились в Норильском кадетском корпусе. Как так получилось, что вы решили поступать в театральный?

Одно другое не исключает. Кто-то после окончания становится военным, кто-то врачом, а кто-то артистом. Такой же расклад, как и в обычной школе. В кадетском просто предметов больше, учителя больше требуют, и всё это более подконтрольно, чем в школе.

Смотрите сериал «Родком» на СТС в 19:00 с 23 ноября.


Евгений Червон

Обсуждение

Ссылки по теме

фотографии

анонс