Евгения Брик: «Когда встречаешь людей, похожих на тебя по отношению к профессии, можно свернуть горы»

Кино-Театр.РУ

интервью

Евгения Брик: «Когда встречаешь людей, похожих на тебя по отношению к профессии, можно свернуть горы»

«Одной из главных премьер прошедшего на прошлой неделе 30-го юбилейного Российского фестиваля «Кинотавр» стала новая работа Валерия Тодоровского «Одесса», которая выйдет в российский прокат 5 сентября. В фильме показано несколько дней из жизни семьи на фоне Одессы 1970-го, когда в городе был введен карантин. Роль одной из сестер этого большого семейства исполнила актриса Евгения Брик. Мы поговорили с ней о фильме, работе с Тодоровским и Ириной Розановой, семье и карьере.

Евгения Брик: «Когда встречаешь людей, похожих на тебя по отношению к профессии, можно свернуть горы»
фото: Валерий Тодоровский и Евгения Брик/пресс-служба фестиваля "Кинотавр"

Как вы ощущаете себя после премьеры «Одессы»?
Такой вулкан у меня в голове. Лучше бы я, наверное была выпивающим человеком, так можно было бы легко снять стресс. Шутка, конечно. Мы все очень сильно перенервничали. Наверное, ни с одним проектом такого волнения у меня ещё не было. Эта история получилась совсем личная, причем по-своему для каждого из нас. А такое сокровенное всегда тяжело выставлять на показ.Так что, конечно, буря эмоций, ураган.

Валерий Петрович вынашивал идею этого фильма о его родном городе с института. Когда вы впервые услышали ее? И есть ли что-то в этой картине, что дополнили вы – с учетом истории вашей семьи? Ваш дедушка же был журналистом, как один из главных героев «Одессы».

Так как мы с Валерой знаем друг друга много лет, я очень хорошо помню момент, когда мы впервые приехали в Одессу вместе! Для меня это было первое в жизни знакомство с этим чудесным, уникальным городом и я влюбилась в него раз и навсегда. Мои бабушка и дедушка по маминой линии всю жизнь жили в западной Украине и я каждое лето ездила к ним. Это, конечно, не Одесса, но есть очень много схожего и напоминающего даже чисто внешне. Вот этот одесский двор тоже абсолютно мое детство. Конечно, мы с Валерой всем делимся друг с другом, он знает всю мою семью до прабабушек, я рассказывала ему свои истории, он мне – истории из своего детства, и мы ходили во двор, где он вырос. И Петр Ефимович мне тоже много рассказывал интересных моментов из детства Валеры. «Одесса» – это не автобиографический фильм, но в нем есть то, что Валера знает, как никто другой. В этой истории нет ничего случайного. В фильме взят период холеры, катастрофы, и герои вдруг прозревают в этот момент, потому что вокруг беда и ты видишь другие стороны жизни, в том числе своей. Люди всегда умеют себя обманывать, но иногда все-таки наступает момент истины и свободы, когда уже больше нельзя, просто невозможно так дальше жить. То, что герой – журналист, это абсолютно Валерина идея и никак не связано с моим дедушкой .Но думаю, что в этом фильме каждый человек в чем-то узнает себя, своих бабушек, дедушек, мам и пап. У нас с Ирой Розановой и во время съемок, и при просмотре глаза часто были на мокром месте, потому что в памяти сразу всплывали такие моменты из жизни, когда где-то был виноват, обидел близкого человека, а исправить это уже невозможно или поздно. А этот взгляд юного героя Валерика на его бабушку – у нас же у каждого есть в воспоминаниях, перед глазами лица наших бабушек и дедушек, которые постоянно за нас волновались, хотели накормить, все для нас сделать..

И постоянно что-то готовили, как героиня Розановой как раз.

Я себя в 37 лет ловлю на мысли, что своему ребенку 300 раз в день говорю, что она голодная, что она замерзла. Это же все передается. В детстве это тебя раздражает, ты грубишь бабушке, потом вырастаешь, у тебя появляется ребенок – еще даже не внук, дочка – а я уже чувствую, как я ее замучила этими вещами, и опасаюсь, что потом она скажет мне «Мама, ты как клещ», как в фильме говорят героине Ксении Раппопорт. Это, кстати, гениальная сцена, которая абсолютно точно отражает отношения в любящей семье, где все друг для друга все делают, но если случается скандал, то в порывах гнева могут говориться и самые страшные вещи.А потом все успокаиваются и снова возвращаются к чаепитию и поеданию супа, потому что жизнь продолжается, и такую семью не может разрушить даже самый страшный конфликт.Идея фильма действительно была у Валеры давно и я безумно радуюсь, что он ее воплотил. Я еще во время просмотра подумала о том, что если бы Петр Ефимович мог бы увидеть этот фильм, он, как мне кажется, был бы очень горд и тронут тем, насколько искреннюю историю снял его сын.

Евгения Брик: «Когда встречаешь людей, похожих на тебя по отношению к профессии, можно свернуть горы»
фото: "Одесса"

Ваша героиня Мира – одна из трех сестер этого большого одесского семейства. И мне кажется, именно в ней самый глубокий драматический конфликт. Сразу ли вы с Валерием решили, что эта роль для вас, или, может быть, она изначально для вас и была написана?

Это был первый случай в нашей совместной творческой жизни, когда Валера пригласил меня на роль без проб, потому что он, уже изначально придумывая эту историю, видел определенных артистов. Я вообще очень люблю пробы, где в первую очередь для себя понимаю, как буду существовать в том или ином образе. Я думаю, что Валера предложил мне именно роль Миры, потому что у неё очень свойственная мне психофизика – я тоже человек вспыльчивый, эмоциональный. Вообще она такая женщина на грани нервного срыва, с несложившейся личной жизнью. И даже их с мужем отъезд в Израиль – это шаг отчаяния, этой поездкой они надеются сохранить семью. Я знаю таких людей, которые эмигрировали, в том числе и для того, чтобы сохранить брак, потому что в другой стране возникают новые проблемы и кажется, что это поможет сблизиться вновь. Но, к сожалению, как правило, эти попытки тщетны, и такие пары все равно расходятся .

У вас получился такой портрет семьи на фоне эпохи, по которому при этом виден характер каждого члена семьи. Вы учились чему-то на съемочной площадке у своих коллег – например, у Ирины Розановой?

Помню, как мы с Ксенией Раппопорт в какие-то моменты, когда были не в кадре, просто сидели и смотрели с открытыми ртами на Иру, как она невероятно, фантастически существует в кадре. Ира и Леня (Ярмольник – прим.ред) – потрясающие. Ты смотришь на них и ничего не можешь сказать, просто слезы подкатывают от избытка эмоций, от счастья, что есть такие артисты, с которыми удалось поработать вместе. У Иры Розановой я учусь все время. До этого мы вместе снимались в «Садовом кольце». Можно горы свернуть, когда встречаешься с людьми, похожими с тобой по психофизике, отношению к профессии – именно тогда все начинает жить, бурлить и можно не спать ночами, бесконечно фантазировать, придумывать, репетировать по телефону, как мы с Ирой это делали. Я счастливчик, мне везёт с партнерами .В своей дебютной работе, картине «Подмосковная элегия» я снималась с Михаилом Ульяновым, Ириной Купченко, Адой Роговцевой. И все было так тщательно, с репетициями и длительной подготовкой. Сейчас такого, конечно, меньше, потому что люди существуют в диком ритме, в основном гонятся за количеством, а не качеством. А в итоге – абсолютная суета, и нельзя часто отличить один проект от другого. К счастью, «Одесса» в этом смысле уникальна. Я не могу сказать конкретно, чему я научилась у каждого, но то, что мы все вместе поднялись на следующую ступень и открыли в себе что-то новое, это точно. «»Мы кайфовали от процесса, Валера с нами много репетировал, при этом он такой режиссер, который никогда не выбивается из съемочного графика. Он очень обязательный, все заканчивает вовремя, не позволяет себе расслабиться, потому что он как продюсер знает, что такое лишний съемочный день. Мне иногда так его жалко, потому что на нем огромная ответственность, он столько всего держит в голове. И ещё постоянно придумывает новые проекты, фонтанирует идеями, но никогда не позволяет себе сказать: «Стоп, я устал, мне нужен еще день». Наш оператор Рома Васьянов тоже невероятный.Я познакомилась с ним ещё в 2003 году, на проекте «Мужчины не плачут», он безумно талантливый и настоящий фанат своей профессии.

Евгения Брик: «Когда встречаешь людей, похожих на тебя по отношению к профессии, можно свернуть горы»
фото: Евгения Брик, Леонид Ярмольник, Ксения Раппопорт, Ирина Розанова/пресс-служба фестиваля "Кинотавр"

Сейчас у вас очень крутой период актерской карьеры, когда вы показываете себя с разных сторон – есть «Одесса», есть «Адаптация», где вы открылись с совершенно новой стороны. Как вы дальше видите свою карьеру? Комедийная актриса вы или драматическая?

Я очень хотела сыграть в «Адаптации» и рада, что пробила эту броню, ходила на пробы, пока не доказала, что могу сыграть такую острохарактерную роль. В жизни для меня юмор – спасение. Столько всего тяжелого и горького происходит, что если драматизировать, невозможно выжить, хотя понятно, что всё это есть внутри. Как-то специально о своей дальнейшей карьере я не думаю и ничего не загадываю .. Я делаю вещи, которыми я горю и болею. Я благодарна судьбе, когда попадаю в проект, которому могу всю себя отдать, по-другому мне не интересно. Зачем мне суетиться, чтобы у меня было какое-то количество ролей в фильмографии или я была более узнаваема – не это же цель. Наверное, когда ты моложе, есть такие амбиции, хотя не помню, чтобы меня это волновало больше, чем хорошие сценарии. Для меня всегда самым главным были сценарий, режиссер, партнеры, сам процесс съемки. Если же говорить о том, что дальше, то мне интересно и самой рассказать историю и я очень надеюсь, что у меня получится это сделать. Пусть я даже сначала напишу плохо, потом буду исправлять, переписывать, но это моя мечта, то, чем я сейчас живу, и главное – дать себе шанс и попробовать. В конкурсе короткого метра на нынешнем «Кинотавре» много актрис, которые сами снимают, пишут сценарии. Это очень вдохновляет!


Маша Токмашева

фотографии

Обсуждение

анонс