Иван Макаревич: «Ненавижу никому ничего доказывать»

Кино-Театр.РУ

интервью

Иван Макаревич: «Ненавижу никому ничего доказывать»

До кинотеатрального проката 31 января добрался фильм Григория Константинопольского «Русский бес», в июне прошлого года отмеченный наградой за режиссуру на фестивале «Кинотавр». Черная трагикомедия (или, может быть, триллер) с отсылками к Достоевскому и констатацией перманентных 90-х, не отпускающих страну, рассказывает о молодом человеке по имени Святослав, или просто Свят, который собирается жениться на дочери банкира, а заодно и открыть модный ресторан. Главную роль сыграл Иван Макаревич, который после внешне долгого перерыва в кино стал работать, кажется, исключительно с режиссером Григорием Константинопольским. Мы поговорили с актером об этой «профессиональной любви», экзорцизме на съемочной площадке, разнице поколений «отцов и детей», собственном бренде одежды и музыкальной и актерской карьере.

Иван Макаревич: «Ненавижу никому ничего доказывать»
фото: Иван Макаревич/Пресс-служба фильма "Русский бес"

Это уже ваш второй полнометражный проект с Григорием Константинопольским после «Пьяной фирмы». При этом до нее казалось, что мы вас давно не видели на экране.

Да, у меня был период, когда закончился «Выжить после» – сериал про зомби, где я еще был тинейджероподобный, и я стал очень сильно меняться.
Актерство не было на первом плане, как я понимаю.

Нет, оно всегда было. Просто я очень боюсь плохого кино, поэтому мне периодически приходится от чего-то отказываться. А тогда начался момент, когда я чувствовал сам, что меняюсь, меня уже тинейджером, интересным для девочек, не сделаешь, и как-то и в другую сторону еще нельзя. Пауза была на самом деле года два, может, чуть больше.
Да, по фильмографии она небольшая, просто так зрительно казалось.

Я еще не очень умею оставаться на радаре – мне спокойнее так. А потом появился Гриша, и теперь я с ним.
Это какая-то профессиональная любовь?

Абсолютная. У меня уже с ним «Пьяная фирма», «Олеся», «Русский бес», сейчас мы еще «Грозу» сняли.

Вы были с ним знакомы до «Пьяной фирмы», смотрели ли его фильмы?

Нет, я с ним вообще не был знаком. Я знал, что он есть, снимал клипы, фильмы, но мы никогда не работали до того, как он позвал меня на «Пьяную фирму». Но все началось с далеко не первой нашей встречи.

Иван Макаревич: «Ненавижу никому ничего доказывать»
фото: "Пьяная фирма"

Кажется, и на «Пьяной фирме» изначально были заявлены не вы.

Он всегда так. Он же метающийся настоящий художник. Он может за день до съемок сказать: «Нет, все ты не будешь» или «Ладно, будешь». Много было таких ситуаций, и я за это его люблю отчасти.
На «Пьяной фирме», с учетом вашего продолжающегося сотрудничества, был, видимо, какой-то суперопыт?

Это был чуть ли не первый мой опыт, когда было кино в полном смысле – режиссер божественный, сценарий офигительный, персонаж невероятный.
Просто Григорий, несмотря на его фильмы, выглядит-то довольно сурово.

Он дико суровый. Поэтому я и говорю, что каждые его съемки – это экзорцизм абсолютный. Зато потом смотришь на результат и понимаешь, как это круто. После него очень сложно сниматься в других фильмах. Он на тысячу процентов знает, что хочет. Поэтому он не срабатывается с актерами, которые говорят: «Знаете, я тут думал о персонаже, мне кажется…» «Так, я сейчас скажу, как надо», – вот так он работает. И когда ты приходишь потом на проект, где, как часто у нас бывает, режиссеры не знают, чего хотят, сразу возникает упадок.
Вы за последний год далеко не первый актер, который говорит о том, что у нас режиссеры не знают, чего хотят.

Чаще всего так и бывает. Поэтому и на пробы стало ходить очень неудобно. Ты приходишь и понимаешь, что человек тебя позвал не потому, что он хочет творчество с тобой какое-то делать, а он через тебя хочет понять, что вообще он хочет и хочет ли еще что-то.
«Пьяная фирма» все-таки совершенно отличная от «Русского беса» история, где есть Достоевский, 90-е, «Американский психопат». Вас это не испугало?

Я наоборот всегда ждал именно такого. У нас же в основном снимают максимально безобидно, чтобы никого не задеть, чтобы все стандартные персонажи были максимально узнаваемы. А тут, когда я прочитал сценарий, естественно, офигел. Это нечто! Причем я прочитал его задолго до съемок – за год или полтора. И сразу начал написывать Грише, что, пожалуйста, никого кроме меня.

Иван Макаревич: «Ненавижу никому ничего доказывать»
фото: "Русский бес"

На «Кинотавре», где впервые показывали «Русский бес», он вписался еще и в модную сейчас в российском кино тему «отцов и детей», поколения условных 90-х и нынешнего – растерянного – поколения.
Да, в «Пьяной фирме» тоже было много отсылок к тому времени, но она на 85%, скажем, апеллировала к «отцам». А здесь я понимаю, что даже человека, который ничего не знает о 90-х, не будет ничего смущать. Ему будет интересно наблюдать за жестью, которая происходит на экране. Так что это очень универсальное кино.
Когда вы читали сценарий, что вас зацепило в первую очередь – вот эти отсылки к Достоевскому, к 90-м?

Честно говоря, сам персонаж, которых практически нет. Ты не можешь сказать "а, я буду играть злодея, который в конце станет хорошим". Здесь нет такого. Меня когда уже даже сейчас спрашивают, а кто твой персонаж в «Русском бесе», я максимум, что могу сказать, – человек. Это абсолютно обычный человек, запуганный, со своими траблами. Это очень грамотно написано, и это редкость большая. Его невозможно загнать в рамки «хорошего» или «плохого», это мегачеловеческая история, и, конечно, в нем есть много от того, что я чувствовал по жизни, поэтому за ним наблюдать очень круто.
Насколько тема с попыткой создать вашим героем бизнес, который, как известно, все еще у нас живет по законам 90-х, близка вам – с учетом вашего бренда одежды?

Я очень надеялся, что буду такой феей, – придумал вещь и она продалась. А я за год столкнулся с таким количеством жести! Недоплатил – плохо сшили, неправильно сказал – пришли люди проверять очередной сертификат, то есть там абсолютно все то же самое. И ты либо сидишь и всем улыбаешься и как можно больше всем отстегиваешь денег, либо мучаешься и в итоге всех убиваешь, как Свят. Это везде так.

Иван Макаревич: «Ненавижу никому ничего доказывать»
фото: "Русский бес"

Это какая-то русская черта характера?

Я стараюсь в последнее время не сильно гнать на наш народ, это везде есть, но здесь всё утрированно. У нас, мне кажется, ребенок уже с пяти лет знает про взятки. И ты понимаешь, что да, это в крови.
Еще Константинопольский в одном из своих интервью говорил, что он не очень понимает поколение 20-30-летних. Вот это в общении с Григорием чувствуется?

Это пассивное непонимание. Не то, что «кто вы, что вы, не хочу с вами иметь дело». Это такое художественное кокетство – ничего не понимаю, а потом раз и сделал все в точку. Мне кажется, это очевидно по музыке в фильме «Русский бес». Хаски, все абсолютно в теме. Просто красиво же художнику говорить «нет, я вас никогда не пойму, у меня свой курс».
А вы себя все-таки ощущаете человеком какого поколения?
Мне очень повезло, что я как-то между. И старпер уже, и при этом молодой. Мы на днях обсуждали с товарищем, что у нас – такая забавная штука – вкус, что в музыке, что в кино формировался не так, как у современного поколения с возможностью выбора. Нам приходилось слушать то, что есть, а потом появлялось что-то стоящее. Я помню, как мне впервые привезли диск Limp Bizkit, классе в восьмом. Но при этом мы же очень быстро догоняем нынешнее поколение, воспринимаем их музыку. Хотя я вот совершенно не могу смотреть всяких блогеров, а самая большая загадка для меня – инстаграм-звезды, которые ничего не делают, а зарабатывают больше, чем все, в тысячу раз. При этом ей лет 17 и она абсолютная пробка. «Надо жить позитивно, всем привет» – 200 тысяч за пост. Не понимаю этого.
Не хочется понять и самому попробовать?

У меня был момент, когда я думал: в принципе, Вань, ты умеешь разговаривать. Но зачем это всё. Во-первых, я ненавижу никому ничего доказывать. Во-вторых, ненавижу фальшивую позитивность – «главное верить в себя, и все будет хорошо». От этого столько идиотов рождается, что упаси бог.
По поводу коммуникации как раз – в одной из первых сцен фильма Свят просит деньги у героя Кищенко и представляет что-то смешное, чтобы было не так противно находиться в этой роли просящего. У вас такие ситуации были?

Эта сцена гениальная, потому что он там не просто хихикает. Мы постоянно, когда видим какого-то неприятного человека, можем представить его условно облитым дерьмом. А в фильме это все показано еще и с дикой злобой, потому что от этого человека ты зависишь.

Иван Макаревич: «Ненавижу никому ничего доказывать»
фото: "Русский бес"

Ну там круто передаются эти эмоции, что ты чувствуешь себя жалким просящим человеком, но при этом играешь по этим правилам.

Вот именно потому, что я так не могу, у меня и фильмография такая, и бренд еще не продается по всему миру. Я до сих пор верю, что можно находить – сложно, через тернии – нормальных людей, которые посмотрят на твои работы, скажут, "круто, давай". А когда ты такой «я лучший, а вы еще лучше», становится не по себе. Дело, построенное на такой почве развалится быстро. Конечно, мне приходилось вступать в коммуникации, подобные показанным в фильме, я в таких случаях стараюсь быстро оправдать человека, понять, что ему так же сложно просыпаться, грустно.
Что у вас с брендом одежды и с музыкой?

Вот к музыке я сейчас активно возвращаюсь, собираю EP из того, что написал за последний год.

Просто посмотрела ваши соцсети и полной информации не получила.

Я очень надолго исчез, потому что я отыграл в Powerhouse лайф из того, что было, и дал себе паузу, потому что хочу собрать новый классный материал. А бренд активно живет. Все делаю, но опять же аккуратничаю очень много. Хочу, чтобы честно собиралась аудитория, и я чувствовал, что все по-настоящему.
В кино вы дальше собираетесь работать только с Григорием или есть еще и другие режиссеры все же?

Иногда я встречаю режиссеров, с которыми у меня есть контакт, но просто мне кажется, у любого актера должен быть свой режиссер. Вот Триер – хороший пример. У него же почти в каждом фильме есть постоянные актеры. Константинопольский – мой режиссер, у меня с ним контакт на уровне метафизики. Есть актеры, актрисы, с которыми интересно, комфортно работать, а режиссеры другие… У меня давно был опыт работы с Андреем Эшпаем, он невероятный человек, очень жаль, что больше я с ним не пересекался. Как ни странно, есть Душан Глигоров, который снимал «Выжить после», вот в нем я вижу потенциал, ему надо дать возможность снять что-то большое. Он один из немногих, кому бы я доверил съемку хоррора, триллера или сай-фай.

Фильм «Русский бес» в прокате с 31 января.


Маша Токмашева

Ссылки по теме

фотографии

Обсуждение

анонс