Михаил Сегал: «Мне кажется странным снимать то, что не я придумал»

Кино-Театр.РУ

интервью

Михаил Сегал: «Мне кажется странным снимать то, что не я придумал»

С 1 ноября в прокате новый российский фильм «Слоны могут играть в футбол», главную роль в котором исполнил Владимир Мишуков. По сюжету его герой, грустный мужчина, застегнутый на все пуговицы, испытывает чувства к сексапильной школьнице. Премьера картины состоялась летом в рамках Кинотавра, после чего ее с порога окрестили "современной Лолитой" и на этом подносе занесли в кинотеатры. Насколько правдивы слухи о содержании и смысле фильма, и почему он так странно называется, мы решили узнать из первых уст - у режиссера Михаила Сегала. Ввиду особой важности вопросов, интервью взял главный редактор Кино-театра.ру Жан Просянов

Михаил Сегал: «Мне кажется странным снимать то, что не я придумал»


Роль Владимира Мишукова уже называют лучшей в его карьере. Сценарий изначально писался под него?

Когда писался сценарий, у меня был некий абстрактный образ в голове, но я давно хотел снять Мишукова в той или иной главной роли. И долгое время эти вещи существовали параллельно. У нас был с ним маленький эпизод в «Кино про Алексеева» и, видимо, я где-то подсознательно думал о нем.

В современном российском кино не так часто бывают интеллигентные, рефлексирующие главные герои…

Мишуков генетически, если так можно выразиться, близок (и он это знает) мужским образам из советских фильмов 60-х - 70-х. Это Даль, Янковский, Кайдановский. Я понимаю, что придумывать такого героя с точки зрения проката - рискованная затея, но у меня все фильмы такие, все рискованные. Тут страшен только первый шаг, когда нужно убедить поставить фильм в кинотеатрах, но если такое кино доходит до зрителя, оказывается, что эта зона мыслей и чувств ему очень близка.

Самая быстрая дорога к зрителю – через скандал. В промокампании фильма используется хештег #современнаялолита. Насколько он точен и уместен?

Именно на этом приёме и базируется завязка фильма, его интрига. Драматургически и эмоционально начало фильма строится на мотивах «Лолиты», ситуация зрителю знакома и понятна, у него сразу же выделяется, как я это называю, «зрительская слюна», он начинает готовить себя к определенному жанру. И, собственно, играя с этими ожиданиями, мы делаем неожиданный поворот сюжета.

Есть ли какая-то режиссерская радость в ироничной игре со зрителем, в том чтобы направить его по «ложному пути»?

Моя задача как режиссера – сделать так, чтобы зрителю было интересно, чтобы он, попадая в новое сюжетное переплетение, удивлялся. И тут работает сочетание того, что по содержанию кино очень сложное, интеллектуальное, но сюжетная пружина так работает, что у зрителя просто не будет возможности заскучать.

Михаил Сегал: «Мне кажется странным снимать то, что не я придумал»

В одном из интервью вы сказали, что зрителю нужно «жанровое кино», как вы для себя определяете жанр «Слоны могут играть в футбол»?

Для себя я не даю определения, но формально всегда бывает нужно обозначить жанр на плакате, афише, у вас на сайте, например. Зритель, который ничего не знает о фильме, должен посмотреть на флаер, где есть картинка, пара строчек и понять, какое блюдо ему предлагают: скорее соленое или скорее сладкое. В случае со «Слонами» какой жанр ни назови – всё будет правдой: это и драма, и комедия, и эротика. Поэтому мы написали через точку: “Драма. Эротика”. Это очень отличается от “эротическая драма”. В первом случае мы заявляем, что в фильме есть и драма, и эротика - как две отдельные составляющие, непонятно в каком соотношении. Вот втором мы бы декларировали, что вся драма -эротическая по своей сути, по атмосфере, а это не так. И я очень не люблю сложносоставные названия жанров, что-нибудь… вроде “сюрреалистическая трагикомедия с элементами постморднисткого символизма” – для меня это самодеятельность.

Были ли у вас какие-то референсы при создании фильма?

У меня не было каких-то конкретных отсылок в голове. Я просто придумал историю. С другой стороны, автору всегда кажется, что он никого не цитирует, но в силу некоего общего культурного поля, насмотренности, всё равно волей-неволей какие-то отсылки или кивки в сторону случаются. Однако, могу сказать, что в моём случае это не было каким-то сознательным движением. Я не пользуюсь “референсами”: если какой-то фильм снят, то зачем его снимать ещё раз?
Значительная часть фильма снималась в Одессе, куда герой Мишукова приезжает в начале, а затем возвращается в Москву. Насколько важен этот диалог на уровне городов?

Мы не называем города напрямую, в начале это некий приморский город, теплый, расслабленный, нежный, а возвращается герой в холодную, закрытую столицу. Это противопоставление важно для понимания нашего Дмитрия – он всегда сконцентрирован, идет к цели, и только поездка в некий романтический, сентиментальный курортный город N дает ему возможность немного оттаять и раскрыться.

Про главного героя мало что известно, не раскрываются ни его прошлое, ни даже сфера деятельности, при этом роли двух его друзей играют режиссеры: вы и Юрий Быков. Это шутка для своих?

Я никогда не снимал кино «для своих», это скучно и неинтересно. Гораздо важнее реакция обычного зрителя, часто она оказывается живее и точнее. Да, изначально хотелось, чтобы всех троих его друзей сыграли режиссеры, но когда мы вплотную подошли к кастингу, стало понятно, что это не сработает. Если в первых двух случаях было место иронии и юморному узнаванию, то в третьей части, где фильм достигает драматической кульминации, это было бы неуместно, потому что в момент, когда очень важно добиться сопереживания, зрительская реакция: «О, так это же известный режиссёр» сыграла бы с нами злую шутку. Это бы всё разрушило.

Михаил Сегал: «Мне кажется странным снимать то, что не я придумал»

В рамках продвижения фильма будут специальные показы и встречи с творческой группой фильма. Можете рассказать в каких городах они пройдут?

2-го ноября Новосибирск, 5-го Екатеринбург. Потом у нас несколько фестивалей - Котбус, Варшава, Лондон, показ в Берлине. Где-то буду я, где-то - Владимир Мишуков. Он полноправный соавтор фильма, мы бок о бок работали больше года, он знает все мотивации героя, подводные течения сюжета, поэтому, уверен, что на тех встречах, где я не смогу присутствовать, зрители получат исчерпывающие ответы на все вопросы.

Украшение фильма – три молодые актрисы: Софья Гершевич, Варя Пахомова, Саша Быстржицкая. Как проходил кастинг на их роли? Правда ли, что одну из актрис вы нашли через интернет?

Скажу больше, мы всех наших героинь нашли через интернет. Сегодня есть специальные актерские сообщества, благодаря им мы получили огромное количество заявок, тут нет ничего удивительного, это просто способ коммуникации. Я очень рад, что получилось собрать такой разнообразный женский ансамбль, ведь каждая из героинь несет свою функцию, и герой встречается с ними в определённом порядке. Первая, её играет Соня Гершевич, должна была быть юной, сексуально призывной, но ещё не до конца понимающей, как на нее реагируют мужчины, на этом строится та часть фильма, которая перекликается с «Лолитой». Вторая девушка – это замкнутый подросток, совершенно иной тип женственности. Хотя Варя Пахомова в жизни совсем другая – очень яркая, активная, с ядерной энергией, ей удалось очень точно воплотить этот образ. И нужно было создавать атмосферу запретности, поэтому обе героини несовершеннолетние. А вот с третьей девушкой роман был бы возможен, поэтому она постарше, и эту роль мы доверили очень тонкой и точной актрисе Саше Быстржицкой, благодаря её игре нам и удалось достичь такого накала в финальных сценах.

Скрывается ли в названии «Слоны могут играть в футбол» какая-то подсказка для зрителя и какова его история?

Зритель поймет почему фильм так называется, хотя это и очень сложносоставная метафора. В фильме эту фразу произносит героиня Сони Гершевич в самом начале, и она становится ключом к теме фильма. Это такое домашнее задание зрителю – услышать фразу и почувствовать её парадоксальность. Если фильм в целом ляжет на сердце, то и название будет интересно прокручивать в голове и разбирать.

Михаил Сегал: «Мне кажется странным снимать то, что не я придумал»

Это кино про кризис среднего возраста?

Я уже однажды ответил в шутку на этот вопрос: «Если для девушки 16 лет – это средний возраст, то да».

Над каким проектом вы сейчас работаете?

Вместе с продюсерами фильма «Рассказы» Андреем Кретовым и Анастасией Кавуновской мы делаем фильм «Глубже». В главной роли Александр Паль, и это очень смешное кино. Я чередую: «Franz+Polina» - тяжелый военный фильм, «Рассказы» - это сатира и комедия, «Кино про Алексеева» и «Слоны» - драмы, а теперь снова будет комедия.

Есть ли проекты, где вы выступаете в качестве сценариста? Вы автор сценария короткометражного фильма Татьяны Полосиной “Правда”.
Это была почти импровизация, и я рад, что из неё получилось забавное кино. Но с полным метром дело обстоит иначе - я не собираюсь никому отдавать свой сценарии. Если текст плохой, то мне за него будет стыдно, а хороший я хочу снимать сам. Мне часто поступают подобные предложения: то сценаристы и писатели предлагают снять что-то, то продюсеры и режиссёры просят что-то для них написать. В обоих случаях мне приходится извиняться. У меня это так спаяно, что меня нельзя разрезать пополам и оторвать от самого себя. Нет такого, что режиссер Сегал и сценарист Сегал существуют отдельно. 
Мне вообще кажется очень странным снимать то, что не ты сам придумал.

«Слоны могут играть в футбол» в прокате с 1 ноября.


Жан Просянов

Ссылки по теме

фотографии

Обсуждение

анонс