Юлия Мельникова: «После сцены, в которой у меня забрали ребенка, я не могла отдышаться»

Кино-Театр.РУ

интервью

Юлия Мельникова: «После сцены, в которой у меня забрали ребенка, я не могла отдышаться»

19 ноября на телеканале Dомашний начинаются показы 16-серийной мелодрамы «Мама», главную роль в котором сыграла Юлия Мельникова, хорошо знакомая зрителям по сериалам «Раскол» и «Грач». Перед премьерой мы встретились с Юлией и поговорили о драме, зашитой в женский генокод, силе, слабости, семейном счастье, любимых режиссёрах, актёрских находках и творческой кухне новых проектов «Мама» и «Обычная женщина».

«Мама»

Чем вас заинтересовал сценарий сериала «Мама»?

Когда я прочла сценарий, показалось большой удачей, что он попал ко мне после того, как я стала мамой. Для женщины это такой важный момент, и у роли также получается внутренний объем. В сценарии все связано с детьми, с материнством, и поэтому мне, конечно, захотелось это сыграть. У моей героини, Веры, возникают сложные моменты выбора, да и просто трагические ситуации происходят с ней по сюжету. Не дай Бог перенести такое — она ищет ребёнка, которого украл её первый муж, теряет работу, ей приходится переехать в другой город и начать жизнь с нуля, но прошлое ее не отпускает... И все эти события тяжёлые она переживает одна, не позволяя своим чувствам взять волю, потому что любит человека, у которого есть семья. Мне показалось, что здесь такая сила духа и характера показана, что захотелось это воплотить.
Вас именно этим привлек характер героини?

Да. При этом она не теряет доброты. Потому что люди, у которых много сложностей... Это их меняет, замыкает в себе, а она очень добрая.

В сериале Вера переезжает из Питера в Москву. Как вы думаете, есть принципиальная разница между этими городами?

У меня есть два брата. Они оба из Саратова, но один живёт в Питере, второй в Москве. Говорят, что разница гигантская! (смеётся) Для меня разница тоже есть, когда я приезжаю в гости в Питер, это, конечно, совершенно иной город. Он для меня более романтичный, интеллектуальный, в плане даже эстетики какой-то. Москва совсем другая.
Вы сами москвичка?

Нет, я из Омска. Сибирячка. Когда я переезжала в Москву, мне было 15 лет и казалось, что это какой-то космический город, где-то далеко-далеко находится на земле и попасть туда нереально. Ну, ещё возраст такой был юный. Казалось, что Москва на другой точке планеты. А теперь у меня дочка - москвичка Елизавета, ей будет два года первого ноября.

«Мама»

На что вы опирались в себе, выстраивая образ героини?

У меня тоже не всё было гладко и сладко, многое приходилось преодолевать. И у мамы сложная личная судьба, поэтому я смотрела на неё. Мой папа погиб, когда мне было три года, а мама его очень любила и больше не вышла замуж. Время было тяжёлое, у неё на руках двое детей и бабушка, мамина мама. Куча подработок, пять работ, но мы никогда не чувствовали, что обделённо живём, я всегда классно одевалась и в школе была одной из самых крутых девчонок. В этом смысле я только сейчас понимаю, как тяжело ей было тогда. Казалось, всё как и должно быть. Я тоже рано стала самостоятельно зарабатывать, но просто ради интереса. Только став мамой, я ощутила в полной мере благодарность к ней и поняла, через что ей пришлось пройти. При этом мама очень весёлая женщина, с прекрасным чувством юмора. У нас дружеские отношения, и мы любим вместе ездить отдыхать. Когда мне было лет 20, мы могли угнать в Турцию и там неделю кайфовать и хохотать. Она очень классная! Большое ей спасибо, что сумела сохранить позитив, несмотря на все трудности. Так что я во многом в работе опиралась на её сильный характер, на её стойкость. Она никогда не покажет, что ей плохо, тяжело, что она устала. Она сутками работала в реанимации, приходила домой и шла на какие-то массажи, подработки, что-то ещё. Отводила меня в какой-нибудь кружок, с заплетающимся языком укладывала меня спать и опять шла «на сутки». Очень тяжело.
Мне кажется, у вас сильный характер, ведь внешне очень выражен классический типаж «героини»: высота, красота и голос... Поэтому кажется, что вы такая?

Наверное, ведь я в этом выросла. Я могу делать всё сама — построить, просверлить, полки прибить. Но при этом мне очень повезло в жизни, у меня муж такой... (Улыбается) Он позволяет мне быть слабой, когда у меня настроение «всё, ой не могу, не хочу, сделай!» (Смеёмся). До встречи с Пашей я многое делала сама. Лет в 15-16 началась моя взрослая жизнь, самостоятельная — в Москву приехала одна, пыталась работать, снимать квартиру, это все были модельные дела. Я выиграла конкурс в Омске, меня пригласили и нам с девчонками тут снимали квартиру. Мама бегала к соседям три раза в день, чтобы мне сюда звонить, потому что телефона в нашей квартире не было. Потом я поступила во МХАТ, мама сначала приезжала, а теперь она с нами живёт. Занимается Лизой, и Пашины родители тоже очень помогают с ребенком.
Вы с Павлом часто работаете вместе, или «Мама» ваш первый совместный проект?

Пятый. Мы и познакомились на сериале «Грач», когда там играли вместе. Там у героев наоборот сложные отношения, злость-ненависть. Потом был сериал «Смерш», тоже хороший — Паша такой в форме, а я романтическая героиня с волнистыми белыми волосами... Мне с ним очень легко работать.
Работа и семья, одновременно?

Любое время, проведённое вместе, для нас очень ценно. Когда бывают съемки, а мы не вместе снимаемся и подолгу не видимся, начинаем скучать. А когда мы вместе, то всё здорово. Если Паша приезжает на площадку позже меня, я всегда чувствую его энергию, что он где-то здесь… (Смеёмся) Мы вообще всегда очень чувствуем друг друга. Я иногда вижу, как он мою сцену смотрит на мониторе, и ему нравится — и у меня поднимается настроение, хочется еще раз сыграть, еще лучше! Меня это очень поддерживает. Вот вчера у меня была премьера нового проекта, а Паша был в Питере на съемках. Сегодня он рассказывал, как ему звонили друзья и меня хвалили, а он с гордостью говорил — да, она такая! (Смеёмся)

Как вам работалось с юными актёрами «Мамы», вы же играли их учительницу?

С детьми пришлось общаться очень много. Школа, в которой мы снимали, была действующая, а когда звенит звонок, школьники просто лавиной несутся! Не видят тебя, могут сбить с ног. Поэтому нужно быть очень аккуратной, выходя из кадра, но с нашими детьми-актерами мне очень повезло, потому что мы сразу нашли общий язык. Среди них уже есть профессионалы, а есть те, кто в первый раз снимался. Я думала, что все равно сложно будет их организовать, но режиссер Гузэль Киреева их здорово настраивала, и на площадке была дисциплина. Конечно, всё равно потихоньку разговаривали, это же дети, но все сцены в школе для меня прошли легко и весело. Не было сложностей.

Вы ощущаете разницу возраста, «взрослой» и «молодежной» культуры?

Мне кажется, сейчас стирается эта грань, и родители на одной волне со своими детьми. Раньше это как-то подчёркнуто разделялось. С актерами, которые играли школьников в фильме «МАМА», мы разговаривали на одном языке.

«Мама»

Это ваша первая работа с Гузэль Киреевой?
«Мама» - да. Но она меня снова пригласила, сейчас мы вместе работаем над другим проектом. Важно, что история «Мамы» очень женская, и она нам обеим близка, как и, наверное, всем матерям. Сердце откликается очень сильно. Гузэль тоже человек очень эмоциональный, часто бывало, что снимаем какой-нибудь дубль, а она сидит за монитором и плачет. И очень сильно тебе помогает тем, что подключается, реагирует на игру.
Для творчества очень важен такой контакт.
Да, иначе просто сложность невероятная. Тут настолько все открыты...

А ваша героиня Вера похожа на ваших других героинь?

Нет, она другая. Все героини разные, как и люди в жизни. Так получилось, что мы параллельно снимали два проекта: «МАМА» и «Обычная женщина». Но у Веры и Галины кардинально разные характеры. В этом и есть актерский интерес. В «Обычной женщине» со мной на площадке происходили некоторые вещи, Аня [Михалкова], например, говорила: «Юля, я боюсь за тебя, потому что Галя слишком сильно в тебе!» (смеемся), «Что-то с тобой происходит, это Галя, это не ты!» Мы все над этим смеялись. Ходили с Аней за руки, нам говорят: «Мы уже закончили снимать, можете отпустить друг друга!» (смеется). И Борис Хлебников нам очень трогательные вещи говорил, что мы с Аней работаем, как часы, что мы сильно совпали по юмору, по энергии. Но при этом мы не хохмили там, наоборот. У нас была сцена до такой степени смешная, у меня есть видео в Инстаграме, где группа стоит у плейбэка, и все ревут, просто рыдают от смеха. И мы думали, что это классно. Говорим — Боря, ну как? А он — ну, просмеялись, давайте теперь нормально это снимем. Без слов лишних, без эмоций. И когда мы сняли это молча, ещё лучше оказалось! Режиссер Борис Хлебников вообще так работает, очень мягко, ходит, смотрит, дубль, второй, все хорошо, а потом говорит — а давай вот это слово одно убери? И правда, сразу всё становится на свои места, наступает гармония. Он невероятный, и очень хочется его благодарить. Я один раз не выдержала, что-то восторженное сказала на площадке при всех, а он засмущался. Когда его хвалят, он всегда смущается, потому что очень интеллигентный и воспитанный человек. В общем, «Обычная женщина» и «Мама» - работы, которые мне очень дороги, и я с нетерпением жду премьеры.

«Одна война»

Получается, вы сейчас с головой ушли в кино, а как же театр?

В театре сейчас меньше занята, а раньше наоборот, он перевешивал.
Вы в двух спектаклях заняты?

Сейчас уже в одном. У нас с «Сатириконом» такая ситуация, что мы играем на арендованных площадках и сильно сократили репертуар. Раньше у меня было по 15-20 спектаклей в месяц, а сейчас они очень редко. Такое время, а потом есть новые, молодые актёры, студенты бывшие, которые много взяли на себя. Это нормально.
Что ж, будем ждать вас на экранах. Спасибо большое!

Спасибо!

Сериал «Мама» на канале Dомашний с 19 ноября в 19:00.


Анна Кузьмина

фотографии

Обсуждение

анонс