Даниил Воробьёв: «У нас на площадке артист – это помеха, а в Европе он стоит на вершине пирамиды»

Кино-Театр.РУ

интервью

Даниил Воробьёв: «У нас на площадке артист – это помеха, а в Европе он стоит на вершине пирамиды»

Через неделю на канале ТВ-3 начинается показ киносериала Бориса Хлебникова «Обычная женщина» с Анной Михалковой в роли добродетельной жены, матери двух милых дочерей и – неожиданно – сутенёрши, которая вынуждена в первой же серии прятать труп убитой проститутки. Вместе с Михалковой, Евгением Гришковцом, Татьяной Догилевой, Александрой Бортич и Аглаей Тарасовой в сериале сыграл Даниил Воробьёв – один из немногих российских актёров, постоянно снимающихся за рубежом. В его послужном списке – лауреат Венецианского фестиваля «Мальчики с Востока» и масштабный британский сериал «Ривьера», где партнёрами актера были Моника Белуччи и Иван Реон (Рамси Болтон из «Игры престолов»). Кино-театр.ру поговорил с Даниилом Воробьёвым о том, что роднит творчество Бориса Хлебникова с европейским кинематографом и как актёру из России сделать карьеру на Западе.

Даниил Воробьёв: «У нас на площадке артист – это помеха, а в Европе он стоит на вершине пирамиды»
фото: Личный архив актера

Какие впечатления остались у вас от работы с Борисом Хлебниковом? В чём, на ваш взгляд, особенность этого режиссёра?

Первое, что бросается в глаза – это позиция Хлебникова относительно существования артиста на площадке. На съёмках «Обычной женщины» он с первого дня просил артистов не играть ничего, а просто быть. Я очень хорошо помню свой первый съёмочный день. Я только что приехал с другого проекта, где у меня была достаточно эксцентричная роль, и после моего первого кадра в «Обычной женщине» Боря спросил у тех, кто сидел рядом на плейбеке: «Мы что, снимаем комедию?» И дальше он слой за слоем стал снимать с меня этот «налёт», повторяя, что «мы ничего не играем». Такой подход даёт проекту достоверность и документальную точность происходящего. По крайней мере я сразу это почувствовал, настроился на нужную волну, и дальше у меня уже не было шансов отклониться в сторону.
Вообще на площадке у Бориса всегда царила очень правильная атмосфера: там ты сразу чувствовал – всё идёт хорошо, как надо. В такой обстановке тебе волей-неволей остаётся только присоединиться к этой отлаженной машине и стать частью позитивного процесса. В этом смысле площадка «Обычной женщины» меня приятно удивила – в России так редко снимают, это очень похоже на европейский подход.

Даниил Воробьёв: «У нас на площадке артист – это помеха, а в Европе он стоит на вершине пирамиды»
фото: Борис Хлебников на съемках сериала "Обычная женщина"/пресс-служба ТВ-3

В чём различия в том, как снимают у нас – и как у них?

Разница в подготовке. В Европе подготовительный период – это уже работа. А у нас участники съёмок погружаются в них стихийно. Почему-то на пре-продакшне у нас всегда одно и то же: съёмки вот-вот начнутся, а ничего ещё не готово. В итоге цеха входят в процесс «сырыми», и только к середине люди начинают понимать, про что они снимают и что хотят получить на выходе. На западе не так – там все цеха выходят на площадку заряженные делом, с азартом включения в общую концепцию. Вот кстати, на съёмках «Обычной женщины» я это ощутил. В костюмерной, в гримёрке – везде чувствовалось влияние Бориса! Я понимал, что все чётко знают, что, как и зачем они делают. А особенно меня поразило взаимодействие режиссёра и оператора: Боря и Денис Мадышев понимали друг друга на каком-то интуитивном уровне. Не как это часто у нас бывает, когда режиссёр говорит про одно, костюм про другое, грим про третье, а актёр вообще играет что-то своё.
И ещё один очень важный момент. У нас на площадке артист – это помеха, человек, который затягивает процесс и не даёт всем побыстрее уйти домой. А в европейском продакшне артист стоит на вершине пирамиды, там его поддерживают все цеха. В России режиссёр во имя творческого поиска волен делать сколько угодно дублей, на западе есть просто правило четырех шотов: на каждую сцену – четыре дубля. И это помогает сконцентрироваться не только режиссёру, но и актёру.
Один из проектов, в котором вы участвовали, – британский сериал «Ривьера» с фантастическим бюджетом в 40 миллионов фунтов. Что меняется на площадке, когда на кону такие деньги?

Все работают ещё более организовано. Продюсеры, которые берут на себя ответственность за такие бюджеты, готовятся к съёмкам так, чтобы не было никаких лишних пауз. Тайм-менеджмент таких проектов – это просто фантастика! У нас же часто из-за нехватки бюджета группа вынуждена снимать на износ, делая гигантскую дневную выработку. Но когда люди пытаются удержать на голове 10 шапок, то есть собраться и в панике что-то сделать, то, как правило, это всё приводит к глупым простоям – не готов костюм, реквизитор не успел найти нужную деталь, оператор не понял режиссёра и т.д. В европейских проектах я никогда не попадал в переработки, в России – регулярно.

Даниил Воробьёв: «У нас на площадке артист – это помеха, а в Европе он стоит на вершине пирамиды»
фото: Даниил Воробьев в сериале "Ривьера"

И, конечно, большие бюджеты – это большие возможности. Если по сценарию, в начале должна взорваться огромная яхта русского миллионера, то яхта и взрыв будут настоящими – есть деньги, чтобы всё снять максимально реалистично.

У больших проектов всегда фантастический каст. На мою, не самую главную роль рассматривались 600 кандидатов. 600!!! Конечно, там заняты лучшие специалисты. На «Ривьере» я знал, что люди, которые меня гримируют, работали на всех топовых европейских проектах последних лет. Всё это, естественно, отражается на съёмочном процессе – ты в нём кайфуешь, ты попадаешь на площадку мечты, где у тебя есть всё и нет никаких вопросов.
Как артисту из России попасть в западную обойму?

В первую очередь нужно иметь хороший шоурил, а значит – и определённое количество качественных работ на родине. Нужно знать язык, но ещё важнее – не терять корни. Стать аутентичнее местных актёров вы всё равно не сможете, но этого и не требуется – режиссёры и продюсеры хотят видеть вашу идентичность, им интересна ваша культура. На самом деле универсальных советов не существует. Можно, конечно, договориться с западным агентством или переехать и попробовать пробиться самостоятельно – но ты неизменно попадёшь в поток таких же, как ты. В моём случае сыграло везение. Я пришёл на рядовой кастинг на студию имени Горького, а мне вручили текст на английском и сказали, что ищут актёра в большой европейский проект «Мальчики с Востока». Поиски к тому моменту длились уже 8 месяцев. После кастинга я самостоятельно связался с режиссёром Робеном Кампийо по скайпу, и так всё и началось.

Вскоре у меня появились европейские агенты. В Англии, например, мои интересы представляет Ричард Кук – специалист, который работает с такими российскими актёрами, как Данила Козловский, Егор Корешков, Диана Пожарская… Когда я начинал, рынок был разобщён, европейские продюсеры ничего не знали о российской киноиндустрии, о наших актёрах. Сейчас мостик перекинут: у всех европейских кастинг-директоров есть базы артистов из России. Кстати, этих директоров всего-то человек 25 – это такое маленькое закрытое сословие, представители которого работают на всех крупных мировых проектах.

Даниил Воробьёв: «У нас на площадке артист – это помеха, а в Европе он стоит на вершине пирамиды»
фото: Даниил Воробьев и Борис Хлебников на съемках киносериала "Обычная женщина"/пресс-служба ТВ-3

С языком у вас проблем не было?

Английский пришлось учить прямо на площадке, школьного уровня не хватало. Причём с каждой новой площадкой требования к уровню знаний становились всё выше. Когда на третьем проекте я попал на британскую площадку, то понял, что вот теперь точно всё – ни черта не понимаю! Я продолжаю работать над языком, скоро на три месяца поеду в пригород Лондона, буду погружаться в языковую среду. Это поможет мне расширить диапазон, чтобы играть не только выходцев из России.
Какие роли вам чаще всего сейчас предлагают за рубежом?

Пока это в основном всякие шпионы и плохие парни, но мне удалось переломить эту тенденцию! В «Ривьере» я смог убедить режиссёра Нила Джордана (оскароносного создателя «Интервью с вампиром» и других голливудских проектов – прим.) пересмотреть образ моего персонажа, который изначально был типичным брутальным злодеем с характерным акцентом. Персонаж не стал добрее, но зато он начал говорить более изысканно, превратился в умного, образованного человека, тонко понимающего живопись. Его образ обрёл глубину, и я считаю эту роль своим поэтическим высказыванием. Такие персонажи помогают бороться со стереотипами, – а в отношение русских, они конечно, есть. Например, мне недавно предложили сыграть гомосексуалиста, который сбежал из России по политическим соображениям, но я отказался. Мне показалось, что этот образ компрометирует Россию. Когда ты выступаешь на международной арене, то возникает дополнительная ответственность за то, что ты транслируешь вовне. А я бы не хотел высказываться о нашей стране в подобном ключе.

Киносериал «Обычная женщина» на ТВ-3 с 29 октября.


Евгений Червон

фотографии

Обсуждение

анонс