Оксана Акиньшина: «Ну как может психбольная нравиться?»

Кино-Театр.РУ

интервью

Оксана Акиньшина: «Ну как может психбольная нравиться?»

В новогодней комедии «Все сбудется», которая должна выйти на экраны в конце декабря 2015 года, Оксане Акиньшиной досталась роль амбициозной провинциалки, чуть было не разрушившей одну семью. Мы поговорили с актрисой о том, почему не обязательно симпатизировать своему персонажу, в каких рискованных моментах не помогут каскадеры и к чему стоит стремиться российскому кино.

Оксана Акиньшина: «Ну как может психбольная нравиться?»

На что в первую очередь обращаете внимание, когда думаете, соглашаться на роль или нет? В случае с этим фильмом, например, как было?

Сейчас мне вообще нравится сниматься в каком-то «домашнем» кино. Смотрю, где оно снимается, в каком городе, насколько это будет комфортно с точки зрения жизни – моей и вообще, чтобы всем было удобно. Потому что работать где-то в Новосибирске и жить в экспедиции три месяца я себе позволить уже не могу.

Ваш коллега и партнер по фильму Анатолий Белый сравнивал «Все сбудется» с комедиями Эльдара Рязанова. Вы с этим согласны?

Ну, нет, с рязановскими фильмами сейчас сложно сравнивать – мне кажется, у нас вообще уже нет такого в кино в принципе, потому что все поменялось, люди поменялись, система поменялась.

А с чем тогда можно сравнить? Если вообще можно.

Я не понимаю вообще, зачем с чем-то сравнивать. Новогодняя комедия. Даже, наверное, романтическая комедия. Несколько персонажей, единая история, которая всех соединяет – ничего сложного и сложнопридуманного здесь нет. Такое кино всегда нужно просто для людей, потому что куча какого-то ужаса в нашем мире, и всегда должен быть позитив и романтика.

Доброе и светлое.

Доброе и светлое – да.

Оксана Акиньшина: «Ну как может психбольная нравиться?»

Ваша героиня вам симпатична? И вообще насколько это важно для вас, чтобы те, кого вы играете, вызывали у вас самой симпатию?

Ну как может психбольная нравиться? Или принцесса с Рублевки? Главное, чтобы она не то, что нравилась, а чтобы она тебе не перечила внутренне. Все должно быть комфортно: и образ, и прическа, и одежда. Понятно, что если ты будешь играть какого-то персонажа, в котором тебе все будет претить, то ты не сможешь с ним существовать, не сможешь даже текст произносить. Оправдать для себя его будет невозможно.

У вас скоро намечается еще одна премьера – фильм «Борец». Там вашу героиню, насколько я знаю, и похищают, и пытаются убить...

Что там с ней только не делают.

Были какие-то особо опасные моменты на съемках?

Были очень тяжелые съемки в Крыму. У нас там было много каскадерских съемок. По сюжету там происходит главная авария внутри туннеля, который потом затапливается водой полностью. И вот все это снималось в адских условиях этого искусственного тоннеля, где было порядка пятидесяти машин искореженных, из которых выливается топливо. Желтого цвета вода, мы под ней, захлебываемся, босиком, везде стекла - то есть все это травматично было. Невозможно было пить и есть, мы заливали в себя какие-то дезинфицирующие средства. Отвратительно, короче. И опасно, да – даже какие-то планы с Лешей (актер Алексей Чадов) не стали делать, потому что просто технически, ну куда? Могли бы просто попрощаться с семьями. Ну или как минимум травмы получили бы точно.

Оксана Акиньшина: «Ну как может психбольная нравиться?»

То есть отказались уже в процессе съемок?

Да, от каких-то вещей, которые у нас по раскадровкам стояли. Раскадровка раскадровкой, но когда ты входишь в эти обстоятельства и понимаешь, что машина больше шатается, чем рассчитывали, крыша больше разбита, чем нужно... И так далее.

А каскадеры и дублеры на что?

Каскадеры были, но там были такие планы... То есть каскадер может вдалеке перевернуться, а крупный план все равно приходится самой.

У вас был опыт работы за рубежом...

Это было уже так давно...

И тем не менее вы можете сравнить и оценить, насколько и чем отличаются съемочные процессы.

Европейское кино мало чем отличается. Американское кино, конечно, отличается всем, и оно гораздо удобнее, комфортнее, техничнее, организованнее. То есть это нельзя вообще сравнивать, на самом деле. Наше кино, боюсь, никогда не дотянется до американского. Согласись со мной? (обращается к стоящему рядом режиссеру картины «Все сбудется» Арману Геворгяну). Нет, не конкретно наше, а вообще российское кино – у него нет шансов когда-то хотя бы чуть-чуть дотянуться.

Арман Геворгян: Я надеюсь, дотянется до европейского.

Акиньшина: Да, до европейского - хотя бы!

Оксана Акиньшина: «Ну как может психбольная нравиться?»


Наталия Григорьева

Ссылки по теме

фотографии

Обсуждение

анонс