Эдуард Парри: Я согласился снимать этот фильм, когда понял, что начал им жить...

Кино-Театр.РУ

интервью

Эдуард Парри: Я согласился снимать этот фильм, когда понял, что начал им жить...

Генеральный продюсер компании «Стар Медиа» Юрий Минзянов, считает большой удачей, что первый прокатный фильм компании, молодежную комедию с рабочим названием «Ось ординат» снимает молодой режиссер Эдуард Парри.
Мысль пригласить Парри на съемки возникла после того, как на экраны вышел его комедийный экшн «Желтый Дракон». «Это то, что нам нужно», - решил продюсер и пригласил режиссера в Украину. Добрые слова коллег по работе, и небольшое количество информации, все, что удалось выловить во всемирной паутине. Это интервью будет первым, в котором режиссер расскажет о себе.

- Эдуард, где рождаются режиссеры?

- По разному. Я родился в Кемеровской области в маленьком городе Мыски под Новокузнецком.

- Откуда такая редкая фамилия Парри?

- Мой дед, родом из пограничных с Финляндией районов, во время финской компании 1939 года его выслали в Сибирь. Когда я родился, маме было 16, а отцу 17 лет. Мы жили в Бурятии, Сибири….
- А где же осели?

- В городе Урай Тюменской области. В Тюмени, на радость родителей, я поступил в институт на труднопроизносимую специальность.

- Судя по всему никак не связанную с режиссурой?

- Абсолютно. Я проучился там ровно два месяца. В одни прекрасный день, прямо на лекции встал и ушел.

- Куда?

- Домой. Понял, что не хочу заниматься труднопроизносимой специальностью. Чтобы немного успокоить обескураженных родителей, сказал, что поеду в Москву поступать «на каскадера».

- И они успокоились?

- Я сам понятия не имел, что это за профессия, но мне очень хотелось «учиться на каскадера». Это была мечта. В Москве я поступил в физкультурный институт, занимался боевыми единоборствами. После окончания вуза, уехал за границу, в Австрию. Тренировки и соревнования шли своим чередом, но вокруг было все чужое и мне было очень одиноко.

Иду по Вене, все красиво, и вдруг понимаю, мне все это не нужно.
Вернулся в Москву с чемоданом и огромным желанием «поцеловать родную землю».

- Ну а когда «высохли слезы» первых минут встречи с родиной, куда направились с чемоданом?

- К своим друзьям.

- Они имели хоть какое-то отношение к кино?

- Нет. Все это время моя детская мечта оставалась где-то там, далеко в закромах души, и казалась мне не сбыточной. Я женился, родился первый сын, следом второй. Главная задача, которая стояла передо мной — заработать денег на содержание семьи. Занялся автомобильным бизнесом. Он приносил хороший и стабильный доход, но я жил с ощущением, что чего-то в жизни мне не хватает. Как-то друг пригласил меня на съемочную площадку. Я поехал. В тот момент я понял, что если сейчас же все не порву, и не поступлю учиться, то ничего в моей жизни уже не произойдет и мечта так и останется мечтой. Самое главное, что в этот момент пришло прозрение, что бизнес, деньги для меня ничего не значат. Я опять решил начинать все заново.

- Откуда ж такая тяга к искусству?

- Когда мы с родителями жили в Бурятии, я занимался в народном театре «Родничок». Сначала это был кукольный театр, потом играли в спектакле «Пес Шарик», нам даже платили символические гонорары. Но самое главное, что давал мне народный театр, так это беспрепятственную возможность попасть на просмотры фильмов, которые привозили в город. Из-за огромных очередей, попасть в кинотеатр на индийский фильм было крайне проблематично. А когда прорывались на просмотр, радости не было предела…

- Как на Ваше прозрение отреагировала жена?

- Да, все было очень жестко. Моя жена была в шоке, она не ожидала такого.
- Что было дальше?

- Я подал документы во ВГИК и… меня «завернули» уже на этапе подачи документов. Даже к экзаменам не допустили. Расстроился очень, но решил не отступать. Пошел на Высшие режиссерские курсы. Прихожу, а мне говорят, что буквально через два часа закрывают набор. Но на собеседование пустили. Захожу, а там сидят: Лотяну, Наумов, Сурикова и другие звезды. После собеседования Эмиль Лотяну пригласил меня на свой курс.

- Как Вам это удалось?

- Сурикова спросила меня о детях и я, в красках, рассказал о методе воспитания своих сыновей. Они очень смеялись…
- Почему Лотяну взял именно Вас?

- Он сознательно набирал интернациональный курс, где бы присутствовали представители со всех уголков бывшего Союза. Я представлял сибирский край. (Смеется).

- Чему вас научил Лотяну?

- Главное в кино — это актер, выбор актера, конкретного персонажа. Он пытался вытащить из нас, то, что нам интересно, найти историю—«вырвать» кусочки настоящей жизни. К несчастью, Лотяну рано ушел из жизни, но это печальное событие стало для нашего курса таким себе связующим звеном. Мы всегда собираемся вместе в день рождения Мастера или в день его смерти.

Он научил меня жесткости в профессии, отстаивания своей режиссерской позиции. Нельзя предавать замысел, говорил он. И, конечно же, вдохновению.

Когда он входил в аудиторию, просто «искры сыпались». Эмиль Лотяну учил творчеству, второй преподаватель, Андрей Михайлович Добровольский, учил нас ремеслу профессии.

- За первый же свой короткий фильм «Двое» в 2005 году, вы получили один из главных призов фестиваля «Кинотавр». Что там было «от Лотяну»?

- Стремление докопаться. Одно время было просто засилье посредственных картин. Я смотрел и думал, столько интересных тем, а снимают такую ерунду. Когда начал учиться, понял - ничего в этой жизни не понимаю. Идею своего первого фильма «Двое» очень долго искал, время шло, я был «пустой», потом она пришла, и мы сделали фильм. Конечно же, когда получили награду, было очень приятно.

- Потом был «Желтый дракон». Здесь и проснулось Ваше стремление к комедийному жанру в кино?

- Это кино нельзя было снимать серьезно, просто нельзя и все.

- Сценарист фильма «Желтый дракон» в своем интервью подчеркнул, что сценарий переписывался практически постоянно. Почему?

- Это к слову о том, что «вы взяли от Мастера», так вот Эмиль Лотяну говорил, что пока сценарий пишется, - кино живет. Нельзя останавливать работу над сценарием вплоть до окончания монтажа фильма.

- Как вы восприняли предложение «Стар Медиа» снять полнометражный фильм?
- После «Желтого Дракона» стали поступать разные предложения, и в тот момент, когда мне позвонили с «Осю ординат», я начинал работать над другой картиной и даже проводил кастинги. Реально понимая, что «подписавшись» под один проект, я не смогу делать другой — отказался от «Оси…». Но проходит одна неделя, вторая, и я чувствую, что начинаю жить этой картиной. Пришел к продюсеру и честно сказал, что прошу отсрочку. Он очень скептически выслушал мои объяснения, но… отпустил.
- Как вы подбирали актеров для «Оси ординат»?

- Самый сложный и важный вопрос сбыл с главными героями Славиком и Алисой. Очень трудно было найти такой персонаж, который был бы Славиком. Мы репетировали и с Шамилем Хаматовым Желтый дракон»), и с Артуром Смоляниновым9 рота»). А вот Тарабукин, что называется «попал». Были проблемы с Олей Поляковой, вернее, с ее героиней. Не мог найти актрису и все тут. По первому варианту сценария Алиса, которую играет Ольга, была тупая блондинка. Но я видел ее совсем другой. За два месяца мне довелось «познакомится» с немыслимым количеством блондинок. По «масти» девушка подходила, а по сути—нет. Не то — хоть ты плачь. Дошло до того, что я сам «залез» в Интернат и стал искать героиню на сайтах модельных агентств. Мне повезло. Я наткнулся на фото Ольги, в ней имелся как раз «тот секс», который был необходим ее героине. Когда девушка пришла на пробы, выяснилось, что она не новичок в актерской профессии.

- Как вам работалось с метрами: Меньшовым, Шакуровым, Джигарханяном. Я сомневаюсь, что на площадке обошлось без капризов?

- Работа режиссера на площадке не должна быть диктаторской. Нужно работать с актером, прислушиваться к нему и давать ему возможность реализоваться.

- Другими словами актеры не капризничают?

- Капризничают, но в пределах нормы. Чего я хотел добиться того и добился.

Самое главное, я многому у них научился. Например, мне очень сильно помог Владимир Меньшов, скажем так, натолкнул на правильную мысль, это помогло провести конкретную сцену. Вообще, мне очень нравилось, что актеры очень творчески подходили к процессу.

- Неужели все так гладко?

- Было одно «не гладко», но оно нисколько не повлияло на творческий процесс.

- А Панин, с его репутацией скандалиста?

- Я считаю Панина одним из лучших актеров, у меня лично с ним не было конфликтов вообще.
- Баширов?

- Он очень своеобразный человек. Мне нравится его философия, когда кадр нельзя заигрывать. За лощеностью кадра пропадает жизнь.

- Да!? Поэтому вы четыре часа «гоняли» по морозу кортеж с кавказской свадьбой?

- Там было очень сложное движение камеры, кран, движение машины, -- все это нужно было совместить.
- Что кроме гонораров, подвигает мэтров сниматься в том или ином фильме?

- Интересный сценарий в первую очередь.
- Это правда, когда утверждают, что актеры, как дети?

- Правда. К каждому актеру нужен свой подход. Я не знаю, почему так. Но, ставя себя на место актера, думаю, что вел бы себя так же.

- Как это детство проявляется?

- Каждому актеру нужно дать его порцию внимания. Когда актер не чувствует к себе внимания со стороны режиссера, тогда и проявляется недовольство и капризы. Если ребенок шалит, значит, он хочет чтобы, его заметили.

- Сколько раз вы уже переписывали сценарий?

- Я не могу посчитать. Каждая сцена, она «мнется» несколько раз.

- Мнется?

- Переделывается

- Вы довольны тем, что уже «намяли»?

- Да.

- У вас, как у режиссера, есть приметы?

- Это ужасная вещь. У меня в жизни был период, когда я лежал и думал, с какой ноги мне встать, что бы был хороший день. Можете себе представить?

- И что?

- Это великая дурость, но с тех пор встаю сразу на обе ноги. Я понимаю, что это маразм, но ничего не могу поделать.

- Как Ваши сыновья, относятся к вашей профессии?

- Они гордятся, что папа снимает кино. Но, мне очень нравится, что они не хвастают этим перед сверстниками. Беспокоит другое, у меня совсем нет времени заниматься их воспитанием.
- Но вы же не можете бросить любимую работу?

- Не могу, вот, (Показывает на мобильный телефон.—Авт.) — пытаюсь совмещать.

- Вы бы хотели, чтобы они пошли по вашим стопам?

- Нет, но препятствовать не стану.

- Что такое пошлость в кино?

- На экране, пошло смотрится наигранная неорганичная шутка.
Режиссеру кажется, что это очень смешно, а на экране… Я помню еще по «Желтому дракону» противный холодок в груди, когда зал не реагировал на те моменты, которые мне самому казались смешными, и наоборот, их веселили те кадры, над которыми я даже не задумывался.
- Вам нравится украинское романтическое кино. Я имею в виду работы Довженко, Параджанова?

- Я никогда не смогу разделить российское кино и украинское кино. Потому что это было кино огромной страны.

- А такое разделение будет?

- Не знаю, возможно. Пока, я этого не вижу. Есть хорошее, а есть плохое кино, - для меня это критерий.

- Работы какого режиссера нравятся лично вам?

- Шукшин. Мне близко его кино.


Елена Желязо
январь 2008

Предоставлено компанией "СтарМедиа"

фотографии

Обсуждение

анонс