Анна Чиповская: «У нас очень редкая штука – хороший сценарий»

Кино-Театр.РУ

интервью

Анна Чиповская: «У нас очень редкая штука – хороший сценарий»

В прокат вышла третья часть новогоднего альманаха «Елки», в котором героиня Анны Чиповской в канун Нового года летит по работе в Лондон. Выпускница Школы-студии МХАТ (курс Константина Райкина), она уже четыре года играет на сцене «Табакерки», а сниматься начала и того раньше. В начале декабря зрители узнали (и многие запомнили) ее по роли в сериале «Оттепель». Мы поговорили с Анной Чиповской о том, как стать популярным за три минуты, о работе с Константином Богомоловым, русском кино и совсем чуть-чуть – о Райнере Вернере Фасбиндере.

Анна Чиповская

Первый вопрос напрашивается после Вашей роли в «Елках 3»: что сами предпочтете в Новый год – работу или семью?

Семью, конечно. У меня в этом году нет спектакля на Новый год, поэтому все как нельзя лучше сложилось. Я традиционно отмечаю дома с мамой. Уже много лет. Я никогда никуда не уезжала, потому что очень сложно зимой уезжать людям, которые работают в театрах. Спектакли обычно заканчиваются 31 декабря и начинаются 2 января - никуда особенно не уедешь. Так что я в Москве каждый год. Когда-нибудь дождусь момента – и все-таки уеду.

Были случаи, когда приходилось незадолго до Нового года играть спектакль?

Конечно. В новогоднюю ночь спектакли заканчиваются раньше – в районе девяти, - и можно успеть домой, где бы ты ни жил.

Вы уже снялись в двух частях «Елок», планируете и дальше сниматься, если будет продолжение?

Вы знаете, я не планирую больше сниматься в «Елках», потому что, мне кажется, всего должно быть в меру. Думаю, мы все, что могли, уже рассказали про эту семейку.

Кто был режиссером того фрагмента в киноальмахе, где снимались Вы с Петром Федоровым?

Во вторых «Елках» это был Саша Баранов, а в третьих – Саша Карпиловский.

Анна Чиповская

С актерами и режиссерами из других новелл Вы не контактировали?

Совсем не контактировали. Это же многостаночное производство, если так можно сказать.

Кажется, после «Оттепели» сложился такой миф, что в лучших традициях советского кинематографа, Вы проснулись знаменитой после этого сериала. Насколько это близко к истине?

Конечно, резонанс у «Оттепели» грандиозный, правда. И с этой точки зрения – да, возможно. Очень много появилось всевозможных предложений. И в смысле узнавания. Но я бы не сказала, что спала и проснулась знаменитой. Наверно, на это нужно специально обращать внимание, ждать… Поскольку я спокойно к таким вещам всегда относилась, отношусь – и, надеюсь, буду относиться, - то меня это как-то не очень коснулось.

Стали больше узнавать на улице?

Конечно, потому что «Оттепель» показали по Первому каналу. И, на мой взгляд, это уникальный проект для нашего телевидения, а в остальном – все по-прежнему, слава Богу.

Выросшее внимание приятно или немного утомительно?

Это, конечно, приятно, намного более приятно, чем утомительно. Понимаете, я такой человек – я абстрагирована и пресекаю эти вещи. Я это не очень люблю. «Спасибо большое. – Пожалуйста.» Не более того.

В одном из интервью Вам сказали, что в кино карьера складывается не так удачно, как в театре. Сейчас в чью пользу счет?

Вопрос стоял иначе: меня спрашивали, что я выбираю – театр или кино. И я выбирала театр. А карьера у меня одинаково хорошо складывается. В нашей стране минуты за три можно стать популярным, если сняться во всем том шлаке, который артисты читают на своей почте. Я до сих пор выбираю театр. И буду его выбирать. За счет материала, который предлагается играть, потому что у нас в кино не снимают практически того, в чем артист может раскрыться и попробовать себя. У нас очень редкая штука – хороший сценарий, а в театре нет недостатка в материале.

Кадр из фильма «Оттепель»

От многих проектов пришлось отказаться?

Не то, что пришлось, я с удовольствием отказываюсь. Кому хочется участвовать, извините, в говне. Всем хочется что-то хорошее делать.

По поводу театра Вы также говорили, что режиссер Константин Богомолов научил Вас перестать заигрывать с залом.

Да, Костя очень многому меня научил. У него вообще в этом смысле европейский подход. Русский театр же вырос из крепостного, где принято барина повеселить, дать барину погрустить – вот это все. И вроде как такая система действует: люди деньги заплатили и хотят за это что-то получить. У Кости другой подход: он считает, что люди заплатили деньги, чтобы при чем-то поприсутствовать. И подключаться или не подключаться – это вопрос их личной коммуникабельности, интереса, интеллектуальных данных и так далее. Поэтому с Костей в этом смысле работать легко: он тебя защищает как режиссер от разнообразных зрительских негодований. С ним очень легко не думать о зале.

В кино это помогает?

Нет, в кино – это совсем другое. В кино я никогда в жизни не задумываюсь о зрителе. Согласитесь, в театре это тяжелее – мы же не сумасшедшие: четвертая стена она, конечно, существует, но в психушку никто попасть не хочет. Все понимают, что перед нами зал. И когда он так близко, как в «Табакерке», и ты видишь почти каждого человека вблизи, очень сложно сказать себе, что их здесь нет. А в кино – их реально нет. Намного проще.

Вы когда-нибудь оказывались в такой ситуации, как на одном из спектаклей Богомолова, когда зрители полезли на сцену (речь о попытке православных активистов сорвать спектакль «Идеальный муж» в МХТ им. Чехова – прим. автора)?

Нет, никогда. У меня Костины спектакли проходили спокойно. Даже «Король Лир».


«Чистое искусство»

Вы морально готовы к таким происшествиям или трудно предсказать реакцию?

Я вообще спокойно отношусь к таким вещам. Все может случиться. Нет же никаких правил, как вести себя в подобных случаях. Не знаю, как я бы себя повела, но не думаю, что меня это сильно потревожило. Потревожило бы, конечно, но с тем, чтобы продолжить играть, не возникло бы трудностей.

Вы уже снимались у Павла Лунгина, у Валерия Тодоровского. С кем из российских (или, может, европейских режиссеров) Вы бы хотели поработать?

Мне очень интересна Дуня Смирнова. Я вообще люблю такое кино: разговорное, про людей, когда есть какой-то психологический сюжет. Мне кажется, когда у нас стали пытаться, что называется, гнаться за Голливудом, снимая некие блокбастеры… Это, конечно, все круто. Но дело в том, что нам за ним не угнаться никогда. У нас совершенно другая индустрия. Мне кажется, пора вспомнить, что у нас прекрасно получалось другое кино – кино о людях. И в советские времена оно прекрасно получалось. В стране таких драматургов как Вампилов, в стране «Пяти вечеров»... Это вообще, думаю, ближе нашей ментальности. Поэтому мне кажется, что Дуня замечательные фильмы снимает. Я всегда с большим интересом слежу за ней. Потом мне интересен Вася Сигарев. Это что-то очень… «острое». Вообще, интересно попробовать себя в таких «острых» вещах, неизвестно, как твой организм себя поведет. Наверно, это очень сложно. Тем интереснее, насколько можно себя «обнажить» внутренне. По поводу режиссеров театральных. Я, наверно, с Марталером хотела бы поработать. Но это из области фантастики.

Говоря о любимых режиссерах: я читал, что Вам нравится Фасбиндер.

Да, очень.

Можете какой-то фильм выделить?

«Замужество Марии Браун».

Кто еще из режиссеров прошлого Вам близок? Чье творчество формировало Ваш взгляд на искусство в области кино?

Понимаете, можно называть много прекрасных фамилий – Феллини и так далее. Для меня это Фасбиндер в частности. Я могла бы говорить об этих людях, но зачастую мне кажется, что люди их называют просто, чтобы назвать. Мне не хочется этого делать. Поэтому, наверно, Фасбиндером я ограничусь для себя. И Лукино Висконти еще, безусловно. «Гибель богов» - грандиознейшее полотно, иначе и не скажешь. А так на меня больше влияла музыка, нежели кино.

Съёмки фильма «Вычислитель»

Расскажите про новые проекты – в чем снимаетесь и в чем планируете сниматься.

Мы закончили две большие картины. Одна началась еще летом – фантастический фильм «Вычислитель» с Женей Мироновым. Мы его снимали в Исландии. Очень много времени там провели – было дико круто и дико холодно. Мы его закончили, он должен выйти в следующем году. И также мы закончили полный метр Рената Давлетьярова «Чистое искусство», который тоже выходит в следующем году. Фильм про постоянно бегущую девочку, которая скрывается от бандитов.

Какие-то проекты «на бумаге» уже есть? Известно, в чем будете сниматься в следующем году?

Вы знаете, «на бумаге» очень много чего есть, но, как правило, об этом нельзя заранее рассказывать.

То есть после Нового года Вы не пойдете сразу на съемочную площадку?

Нет, после Нового года я пойду не на съемочную площадку, а в «Табакерку» - репетировать спектакль «Три сестры», роль Маши.


Алексей Филиппов

Ссылки по теме

фотографии

Обсуждение

анонс