Влад Котлярский: «Роль на сопротивление…»

Кино-Театр.РУ

интервью

Влад Котлярский: «Роль на сопротивление…»

Сегодня проснуться знаменитым не так уж трудно. Особенно, если оказаться в рейтинговом телевизионном проекте. Но гораздо сложнее при этом «держать марку», сохранять профессиональное достоинство, раскрывать талант. В прошлом году сериал «Глухарь», снискавший множество поклонников, подарил телезрителям новых «героев нашего времени», одним из которых стал неоднозначный персонаж – подполковник Карпов, успешно сыгранный актёром Владом Котлярским. Роль получилась. Резонанс в Интернете, всплеск интереса поклонников сериала побудили поближе познакомиться с человеком, создавшим на экране столь жесткий, однако не лишённый привлекательности образ.

Влад, как вы попали в телесериал «Глухарь»?

Совершенно случайно. Восьмой подряд милиционер в моей киношной карьере. Надо признаться, что на тот момент они мне уже надоели. Но, к сожалению, выбирать особо не приходилось. От совсем «кошмарных» сценариев я, конечно, отказывался. И когда мне снова предложили эпизодическую роль милиционера на одну серию, её чуть было не постигла та же участь. Однако снялся, потом позвали снова.

Могу сказать, что играли вы очень убедительно…

Наименее удачным, на мой взгляд, стало первое появление – робкий, скромный, виноватый. Тогда я ещё не знал, кто такой начальник СКМ. Времени на подготовку не было. После я проконсультировался с милиционерами и стал играть иначе. Кажется, получилось хорошо. Мне самому сериал нравится, честно скажу. И персонаж тоже. Играть кого-то другого я бы не хотел.

У вас появилось много поклонников…

Исполнение нравится мне меньше, чем поклонникам, поскольку я вижу ошибки. Хотя сейчас уже проще на них смотрю. Часто, когда впервые видишь себя на экране, думаешь: «Это ужасно, ужасно!», но потом привыкаешь…

Вы с поклонниками общаетесь?

По чуть–чуть. Аккуратненько. Вначале было очень приятно. Такое внимание. Чуть позже я растерялся… Стали на улицах узнавать, правда, не часто. И постепенно началось вторжение в личную жизнь...

Есть у популярности положительные стороны?

Есть. Однажды случайно нарушил правила дорожного движения, смотрю – меня машина милицейская догоняет… Остановили меня, попросили пройти в машину, начали спрашивать:

- Почему нарушаете?

- Ошибся…

- Что делать будем?

- Штрафуйте меня…

- А где работаете?

- Да нигде, тунеядец…

- Ну, понятно, - страж порядка начинает выписывать штраф, внимательно вглядывается и вновь спрашивает:

- А где же всё-таки работаете?

- Нигде…

- А что делать будем?

- Штрафуйте… - тут я начинаю догадываться, что он вовсе не взятки добивается, и понять не могу, в чем же дело. Чувствую – напряженный какой-то:
- Ну, где же всё-таки работаете?

- Да, нигде!

- А делаете что?

- Да, выписывайте штраф! В чем проблема-то? – а сам вижу - мучается человек…

- Ну, я же вас знаю…

- Откуда?

- Знаю!

В конце концов, пришлось сознаться:

- Может в «Глухаре» видели?

- Точно! Чётко помню лицо и звёздочки подполковника!

Отпустил?

Отпустил. Сказал, что очень нравится сериал. Что смотрит его на пару с женой.
Вам нравится «медийность»?

Медийность обесценивает актёрскую профессию. Но не она плоха. А стремление исключительно к ней.
После мастерской Гончарова вы не стремились попасть в театр Маяковского?

К тому времени, как я её закончил, Гончаров уже умер, мы стали никому не нужны. Конечно, пытался попасть в Маяковку, не получилось.
Расскажите о своей театральной судьбе…

После окончания мастерской попал к Розовскому, проработал полтора года. Однако, как говориться, мы с ним не сошлись характерами. После театральных ВУЗов многие чересчур категоричны… Я к тому же по жизни человек принципиальный, упрямый - много с ним спорил. В результате со мной не продлили контракт. После «Никитских ворот» работал в одном маленьком театре «Артхаус», потом попал к Табакову в один спектакль… На этом моя театральная карьера и закончилась, но искренне надеюсь, что продолжится. Театр - это тренинг. Говорят, что актёр в театре набирает, а кино теряет. Сам чувствую, что мне не хватает игры на сцене. В кино очень мало времени на продумывание, распределение, подробную работу с режиссёром, выстраивание оптимального рисунка. Парадокс… Все друзья-актёры, служащие в театре - чертыхаются, все, кто вне театра - хотят туда попасть.

В актёрском мастерстве принято оправдывать своих персонажей… Вы оправдываете своего героя?

Да. Есть такое правило: «актёр – адвокат своей роли».

И какое у вас алиби?

До серии с расстрелом угонщиков оправданий было достаточно… Всё было как-то «в меру». Сначала я совершенно потерялся. Не понимал, как дальше играть. Способность совершить подобный поступок изначально должна прослеживаться в линии поведения героя. Я не предполагал, каким будет финал. Если бы знал, возможно, играл бы иначе.
Теперь вас мучает моральный вопрос?

Нет. Чисто технический актёрский вопрос. Для себя я оправдал данную историю тем, что у Карпова не было другого выхода. Данный поступок остается на моей, то есть на его совести. Мои знакомые милиционеры, которым я показывал серию, говорили, что можно было «решить вопрос» проще…

И как же?

«Замочить» одного Глухарёва, и всё. Нанять бомжа, наркомана… И… Конечно, в сериале «убрать» главного героя просто невозможно. В реальной жизненной ситуации убийство четырёх человек - это ЧП. Как «я» из этого выкручусь – загадка. А так -«пришил» следователя, следом бомжа, обоих закопал в лесу… Вот «нормальная» житейская милицейская логика. Милицейский взгляд на мир – это отдельный большой разговор. Однако с точки зрения сценаристов сюжет выстроен правильно. И зрителей эта история «зацепила»…. В связи с этим хочу сказать отдельное «спасибо» сценаристам. Такие сценарии – сейчас редкость. Актерский состав тоже сильный. Но! Этих же актёров в плохой сценарий – и ничего не получится. Всё начинается с хорошего материала - моё стойкое убеждение. Есть гениальные режиссёры, которые могут из «фигни» сделать «конфетку». В таком случае масштаб режиссёра должен быть колоссальный.
Вы что-то специально делали для убедительности своей роли?

Да. Когда накануне второго сезона сообщили, что будут писать под меня серии, я понял, что Карпов становится серьёзным персонажем. Пошёл, нашёл всех милиционеров, что были в моём окружении, начал с ними консультироваться. Милиционеры, к сожалению, в большинстве своём очень закрытые люди. Меня знакомили через знакомых, я даже приходил в ОВД, но одним контактом всё и ограничивалось. Однако удача мне улыбнулась. Оказалось, что мой сосед по дому, с которым мы в школе учились в параллельных классах и живём с 73-го года мы в одном подъезде, проработал в своё время в этой должности пять лет. Вот к нему-то я и приходил со сценариями, задавал вопросы.

Очень основательный подход к роли, надо сказать…

Считаю, что это правильно. Даже в студенческих вузах есть специальность «Профнавык». Люди, приобретая профессию, осваивают её психологические и физиологические черты. Меня всегда раздражает, когда актёры играют абстрактно, опираясь исключительно на собственные представления. У меня была хорошая школа. Помимо самого Гончарова с нами работали замечательные педагоги. Именно они не уставали повторять: нет ничего интереснее самой жизни, которая чаще богаче любого вымысла. Соответственно роль в кино нужно выстраивать следующим образом: для начала понять, как это происходит в реальности, потом уже играть.

Вы, судя по всему, так и поступили…

Да, я постарался честно подойти к этой роли. Познакомился с начальником уголовного розыска московской железной дороги и его операми, с которыми честно несколько ночей дежурил на трёх вокзалах.
Прямо в форме?

Нет, опера форму не носят. Они следят за порядком «негласно». Например, один человек «подпоил» другого, а потом сумочку вытащил или по карманам полазил. Опера же стоят, наблюдают, и в момент совершения преступления «под белы ручки» берут нарушителя.

Сериал «Глухарь» хотя бы немного отражает реальность?

Объективно говорить сложно. Отчасти – правдив. Отчасти – сказка. Думаю, что слоган первого сезона: «Первый сериал, которому веришь», во втором можно изменить на: «Первый сериал, которому не хочется верить…» Жесткая реальность отражена в фильме, возможно, даже излишне мягко…
Исходя из информации, полученной в интернете, для ваших поклонниц Карпов - олицетворяет типаж идеального супруга. Как вы думаете почему?

Наверное, потому что человек надёжный. Принципиальный. В каком-то смысле порядочный. Самое главное, с ним не страшно. А вообще мой типаж – нечто для меня загадочное… Потому до этого в кино мне доставались роли вполне заурядных людей в погонах. Карпов – персонаж яркий и жесткий. В театре я вообще играл мягкие роли …

Мягкие?!?! И какие же?

Почтальон Печкин, кот Леопольд… По натуре я человек добрый. С удовольствием сыграл бы что-нибудь сказочное – Иванушку, например… Это моё… Поэтому Карпов давался очень тяжело. В актёрской профессии есть понятие «роль на сопротивление». Но, возможно, что именно благодаря сопротивлению, на экране возник такой неоднозначный персонаж.

Традиционный вопрос: забавные ситуации на съемках, приколы…

Мне не до приколов. Роль настолько трудно даётся, что каждый раз я «заморочен». Однажды текст не мог пять раз сказать… Смеялась вся съемочная группа… Стоят передо мной Антошин и Тарасов… Глаза весёлые – ждут, когда я уже в следующий раз запнусь…
Влад, а вы случайно стихи не пишите?

Нет, не пишу.

Может у вас есть тайные творческие увлечения?

Тайных творческих нет… Не сценариев не пишу, не стихов, не картин…

А как вы расслабляетесь?

А я и не напрягаюсь. Люблю спорт.

Какой именно?

А всё, что ни назовёте, практически всем занимаюсь: горные лыжи, параплан, парашют, скалолазание, виндсерфинг…

Вы прямо мечта российских женщин: сильный, смелый, ловкий, умелый…?

Знаете, удивительная история с этими женщинами… Пишут в интернете, знакомиться хотят… Как вы на это реагируете?

Критично. До того как я стал «медийным», сидел в кафе, никто особо внимания не обращал. В жизни я не такой как на экране. Это всё дурная современная слава медийность. Точнее дурные её проявления. У меня есть друзья - красавцы, на которых часто «западали». Я же до выхода в свет «Глухаря» особым «обожествлением» не пользовался. И самый большой комплимент я получил не от женщин, а от сотрудников милиции, написавших на одном из форумов, что Карпов – настоящий опер. Вот самое ценное. Потому что одно дело – простой зритель, другое – профессионал.
Вернёмся к образу идеального мужчины. Вопрос о домашних обязанностях – готовить любите?

Совершенно не люблю, но если это делаю – делаю хорошо. Но случается это пару раз в году.

А к богатству стремитесь?

Вообще нет. Не отрицаю деньги, они должны быть у человека… Вообще я скромный человек без особых запросов. Должна быть машина, возможность поехать отдохнуть и, когда у меня будет семья, средства её содержать.
Путешествовать любите?

Да.

Есть любимая точка мира?

Люблю новые места. Это вопрос возможностей. Например, я много раз был в Крыму, просто потому, что он близко. Ещё Кавказ, Средняя Азия, Египет…
Что для вас испытание?

Испытание – это шанс стать умнее, опытнее и счастливее. У меня в жизни были сложные этапы, благодаря которым я стал сильнее.

Верите в астрологию, предсказания?

Нет. Хотя астролог одной моей близкой знакомой предсказал: «У него этой весной будет много съёмок…» Второй сезон «Глухаря» начал сниматься ровно первого марта. Но я все равно не верю. Вот в психологию, например, верю.

Отчего же?

Два года отучился на психфаке МГУ.

О-о-о! И как вас туда «занесло»?

С последних классов школы хотел в актёры, но поскольку не получалось, успел отучиться сначала два года на геологическом, потом два на психологическом. В первый раз я поступал на актёрский ещё в 89-м году. Затем, не каждый год, но пробовал. В результате всё равно добился своего и в 98-м году поступил.

Есть люди, помимо педагогов, которых вы считаете своими учителями?

Хороший вопрос. Думаю, что нет. Я рос очень упрямым ребёнком. Родителям, наверное, было трудно… Бывает, когда начинаем вместе вспоминать моё детство, я рассуждаю: «Вот взяли бы и прямо сразу отдали меня в музыкальную школу…» Они: «Как отдали? Как сразу?» Я: «Ну, с самого начала, лет с пяти, с трёх…» Они хором: «Да ты с самого рождения делал всё только так, как сам хотел…»

Но если отвечать ваш вопрос шире и рассматривать учителей не как «гуру»… Конечно, родители мне всё дали. Сам я многим увлекался, читал, и до всего доходил своим умом. В актёрской профессии учителями считаю, конечно же, Гончарова и педагогов его мастерской. Гончаров - великий дедушка. Чудо, что попал к нему. Когда он входил в аудиторию, то производил на нас скорее впечатления ужаса, нежели величия. Его метод «шоковой терапии» многие не выдерживали, хотя курс был взрослый. Некоторые ребята, служившие в Чечне и окончившие, например, танковое училище, говорили, что их никогда в жизни так не «гоняли». Однако результат - хорошая театральная закалка. Великая школа. Может, она меньше давала актёрской техники, зато заложила основное понимание профессии… Но полной мере осознать, кто такой Гончаров мы смогли, наверное, только после его смерти. Когда на похороны пришла огромная когорта великих, ныне здравствующих людей. Уверен, что многое я до сих пор до конца не осознал. Гончаров повторял: «Театр будущего – исповедальный театр». Что внутри у тебя как у человека – оно и зрителю интересно.
А вы личностным ростом увлекаетесь? Может, йогой тайно занимаетесь в ашраме?

Эзотерикой «переболел» ещё в детстве … А йога… Уверен, что она «уводит» от актёрской профессии. На мой взгляд, нужно наоборот открываться миру, а не удаляться от него.
Ага… Распахнёшь душу навстречу миру, а он туда «тьфу!»…

Хочешь научиться любить? Научись и страдать. Не хочешь принимать страдание? Так и останешься закрытым. На то она и жизнь.
То есть если ты закрыт перед миром, то и мир перед тобой?

Нет, мир сам по себе. И он замечательный. И если кто-то видит в нем плохое – это проекция самого человека. Мир есть – объективная реальность, в котором много случайностей. Например, роль Карпова. Даже не «Случай» с большой буквы, а случайность. Меня случайно пригласили на кастинг в агентство, в котором я был единственный раз шесть лет назад.
Какой экзамен в жизни стал для вас самым ответственным?

Каждый день на съемках в этой роли – экзамен. В актёрской профессии не бывает старых заслуг, каждый раз нужно заново доказывать. Я понимал, что роль хорошо написана, но не ожидал, что она вызовет столько зрительских симпатий. Если бы на этом поставили точку, я бы расслабился. Но не получается, съемки-то продолжаются.

Не боитесь, что роль станет настолько знаковой, и потом вы не сможете вылезти из этой «шкуры»?

Подозреваю, что могут появиться «клоны». Если последует приглашение сыграть нечто подобное - гарантированно откажусь. Уверен, что роли лучше, чем Карпов не будет. Это современный Жиглов, как мне кажется. С удовольствием возьмусь за другие жанры.

Например, за роль героя-любовника?

Слабо себе это представляю. Хотя в Карпове я тоже себя сначала слабо представлял… Всё может быть…


Беседовала Дарья Самородова
2009 год

фотографии

Обсуждение

анонс