Доживем до понедельника (1968)

Кино-Театр.РУ

НАВИГАЦИЯ

Доживем до понедельника кадры из фильма

Доживем до понедельника

1968

Смотреть Доживем до понедельника (1968) онлайнСмотреть онлайн

Рейтинг:
  9.655 / 290 голосов

   

Регистрация

В голосовании могут принимать участие только зарегистрированные посетители сайта.

Если вы уже зарегистрированы - Войдите.

Вы хотите зарегистрироваться?

Да Нет

новое сообщение

Убедительная просьба подписываться благозвучными именами и отправлять содержательные сообщения, которые будет интересно читать другим посетителям.
Пожалуйста, соблюдайте правила нашего форума:
- запрещено обсуждение политики, классовых, религиозных и национальных вопросов;
- запрещено обсуждение личной жизни публичных людей;
- запрещено использование в сообщениях нецензурных слов, брани, выражений, оскорбительных для других посетителей;
- запрещена публикация сообщений, содержащих ссылки на "пиратский" контент (фильмы, музыка и т.п.);
- запрещено отправлять сообщения под разными именами с одного компьютера;
- запрещено обсуждение действий модераторов;
- запрещено повторять удаленные сообщения.

Войти через Facebook     Войти через Вконтакте     Войти через Mail.ru
Ж К П З цитата url спойлер

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 ... 453

Изменить порядок сообщений

отзывы

  • 11121   СанЖорыч  (Екатеринбург)  23.02.2021 15:26     48 часов
    Ещё обратил внимание, при пересмотре, что СМ накинулась на будущую маму 4 детей сразу после обнаружения за дверями кабинета ИСМ и Гореловой. Очень её это расстроило, видимо, вот и вылезла обыкновенная бабская зависть по перёд педагогических навыков. В принципе, понять её можно.

    И ещё заметил, что сочинения на тему Базарова и Грозу сожжены не были. Они так и остались в ячейке. А сжёг Генка только на тему счастья. Да и правильно сделал, раз пошла такая реакция на них.
    цитироватьсообщить модератору
  • 11119   Турандот из страны Оз   07.02.2021 23:35
    larisssa
    когда на днях меня разубеждали в том, что Рита отнюдь не стeрва, а просто эмоциональная девочка, совсем незлая, я удивилась - почему её жестокие слова в адрес старшего по возрасту человека и учителя ("А ты не сюда, ты Илье Семёновичу ее подари, пусть он видит, какие для него жертвы делаются") оцениваются как информационный шум, а не как важный текст сценариста, ....
    тут в мозгу кто-то отчаянно крикнул – «Неужели?..»
    Тот случай, когда нет худа без добра :-). Если бы ветку не почистили, то я, вероятно, так и не увидела бы ваше сообщение № 11084 и никогда бы не узнала, что держал в голове Полонский, когда писал эту историю :-). Всё, что вы изложили безумно интересно, и, конечно, вам, как, впрочем, и Полонскому, мои аплодисменты, но я так и не поняла, почему вы считаете Риту стeрвой. Честно говоря, я и Маргариту Николаевну стeрвой не считаю, а уж Риту и подавно.
    цитироватьсообщить модератору
  • 11097   нетакой   06.02.2021 21:37
    № 11095 hanae_mori (Москва),Полонский списал Мельникова с реального фронтовика.Не сделал,так одиноким и умер
    цитироватьсообщить модератору
  • 11096   Виталий Иванов   06.02.2021 20:52
    Жалко что в фильме нет сцены разговора Мельникова, СветМихайловны, Шестопала и директора. По идее то этот разговор и есть ключевой момент во всей этой истории. И нам то его как раз и не показали. Но, раз Шестопала не отчислили, значит Мельников убедил директора в чём то. Не знаю, мне директора просто жалко от его общения с Мельниковым. Илья Семёныч сел ему на шею и едет себе сколько хочет.
    цитироватьсообщить модератору
  • 11095   hanae_mori  (Москва)  06.02.2021 19:39
    Интересно, ну хоть теперь Мельников сделает предложение Наташе? :) Он пережил стресс из-за поджигателя Шестопала. Депрессия должна была закончиться.
    цитироватьсообщить модератору
  • 11094   larisssa   06.02.2021 13:55
    №11093 АнаВарякинА
    Глаза Генки


    Ана,
    в данном случае "недобродушные глаза" Шестопала - это прямая отсылка к человеку в капюшоне (это он констатировал смерть казнённых, это он не смог уберечь Иуду, это с ним Пилату ни за что не хотелось бы расстаться):

    "Национальность пришельца было бы трудно установить. Основное, что определяло его лицо, это было, пожалуй, выражение добродушия, которое нарушали, впрочем, глаза, или, вернее, не глаза, а манера пришедшего глядеть на собеседника."

    отредактировано в 14:00

    цитироватьсообщить модератору
  • 11093   АнаВарякинА   05.02.2021 10:57
    Глаза Генки таковыми кажутся, это же понятно.:)) Он часто печален, интроверт, взгляд чаще внутрь себя, он весь в (подростковом) поиске.
    Может дерзить. Ну так, он типИчный подросток.

    И он - альтер эго автора (Г.Полонского).:))

    С вороной уж не преувеличивайте, сделали из мухи слона.
    :((

    отредактировано в 10:59

    цитироватьсообщить модератору
  • 11092   Лета(Река прохладна и чиста)   05.02.2021 10:50
    Начало повести. "Генка Шестопал, парень с темными недобродушными глазами, с драмой короткого роста". Такова характеристика персонажа в начале повести. Кстати, эпизод с вороной в повести выглядит вообще отвратительно. Самый настоящий садизм со стороны Гореловой. Даже Шестопал, выходя из кабинета, напомнил ей о"братьях наших меньших". Хоть и звучит с его стороны это цинично. Чего же он ожидал, принося птицу в такой зверинец.
    цитироватьсообщить модератору
  • 11091   АнаВарякинА   05.02.2021 10:35
    «Но недаром птица в небе крепла!
    Дураки остались в дураках…

    Сломанная клетка — горстка пепла,
    А журавлик — снова в облаках!»
    Георгий Полонский.

    К основной музыкальной теме фильма Георгий Полонский позже написал стихи, и
    «Журавлиная песня» с 1972 года часто исполнялась детскими хорами.*

    ..В этом году - двадцать лет со смерти (сентябрь 2001г) Г.Полонского.

    * Есть в инете хорошая современная запись этого произведения в исполнении Дины Гариповой и Большого детского хора.

    отредактировано в 10:52

    цитироватьсообщить модератору
  • 11090   АнаВарякинА   05.02.2021 10:27
    №11089 Лета(Река прохладна и чиста)
    С автором, конечно, спорить не нужно, и если он неоднократно упоминает в повести темные, недобрые, недоброжелательные глаза Шестопала, то на это обратить внимание стоит. Тьма от него идет. Глаза- зеркало души... В фильме, как это часто бывает, его образ несколько"одобрен", но темная, недобрая, недоброжелательная(слова автора) проявляется все равно. Мистики никакой нет, просто это очень злой и нехороший парень. А Костя- светлый. Простой и понятный.
    Вы с удовольствием зацепились из всего того огромного поста Ларисы именно за глаза Генки.:(( Но...
    Какие могут быть у него глаза в ТОТ момент, когда он решает сжечь листки?!
    Не умиления ведь. Это не детская шалость была, проделываемая с озорными «невинными» глазами, а решительный поступок «НЕ мальчика, но мужа»!

    Генка в фильме Ростоцкого - самый искренний, он, самым острым порывом восставая против несправедливости, рвётся к добру.

    Этот его свет- буквально, от огня сгоревшего НЕПОНЯТОГО и ОСКВЕРНЁННОГО,
    его одноклассники ПОНЯЛИ.

    Генка НЕ ЗРЯ написал в своём сочинении
    «счастье - это когда тебя понимают»!

    Его поняли и мы, зрители, /и пусть не все/ ТОЖЕ.
    :)))
    цитироватьсообщить модератору
  • 11089   Лета(Река прохладна и чиста)   05.02.2021 10:09
    С автором, конечно, спорить не нужно, и если он неоднократно упоминает в повести темные, недобрые, недоброжелательные глаза Шестопала, то на это обратить внимание стоит. Тьма от него идет. Глаза- зеркало души... В фильме, как это часто бывает, его образ несколько"одобрен", но темная, недобрая, недоброжелательная(слова автора) проявляется все равно. Мистики никакой нет, просто это очень злой и нехороший парень. А Костя- светлый. Простой и понятный.
    цитироватьсообщить модератору
  • 11088   АнаВарякинА   05.02.2021 09:53
    Государственная премия СССР (1970)за сценарий фильма «Доживём до понедельника» (1968).


    В фильме мистики нет совершенно.:))

    И всё-таки... она случилась на нашем обсуждении.

    Мы растревожили здесь вчера дух автора.

    И ... он пришёл с ответом к одному из нас.. Самому пытливому и внимательному.

    ...В ночь с четверга на пятницу...

    «Я ЭТО точно знаю.» ©
    цитироватьсообщить модератору
  • 11087   АнаВарякинА   05.02.2021 09:31
    larisssa! Прочла ваш «опус № 11084». ... мурашки.:))
    С главного начну.
    Если до вас никто не делал подобного сравнительного анализа,
    более того, никто ранее не видел связи киноповести/ и фильма Г.Полонского с произведением М.Булгакова, то... :))

    Надо посмотреть исследования по этому вопросу, особенно 1970-х годов. То есть поднять историографию вопроса.

    Если вы первая - это открытие самого высокого уровня.

    Вы - прославитесь!

    Удачи!
    цитироватьсообщить модератору
  • 11085   izotope   05.02.2021 07:07
    Какое счастье, что Лариса... ЕСТЬ! Какой позитив с утра (местами дико хохотался). Лариса - браво!
    Кстати
    "Ув. Илья Семенович!
    Думаю, что вам будет небесполезно ознакомиться с сочинениями вашего класса. Не сочтите за труд. Они в шкафу. Свет. Мих."
    Да-да... Вот именно.

    И конечно же - " белена с чертополохом".

    О швабре - да, я писал ранее. Кстати - совсем забыв, что и в кадре марга...РИТА бегает именно со шваброй (в самом начале).

    Кстати
    нарезанный белый хлеб, паюсная икра в вазочке, белые
    маринованные грибы на тарелочке
    ("Вот тебе чёрненького, вот тебе беленького!")

    наконец, водка в объемистом ювелиршином графинчике ("Мам! Дай водки!")

    так, например Сыромятников, разумеется, не вампир, хотя и наделён чертами регента Коровьева
    Да, шут - согласен. Кто там был мрачный, никогда неулыбающийся? Бегемот?
    Коровьев - рыцарь, некогда НЕУДАЧНО ПОШУТИВШИЙ. Батищев ("все идём к Надьке Огарышевой - на крестины").

    отредактировано в 07:21

    цитироватьсообщить модератору
  • 11084   larisssa   05.02.2021 06:11
    Коровьевские штуки
    (Три дня в Москве, или Доживем до понедельника)


    когда на днях меня разубеждали в том, что Рита отнюдь не стерва, а просто эмоциональная девочка, совсем незлая, я удивилась - почему её жестокие слова в адрес старшего по возрасту человека и учителя ("А ты не сюда, ты Илье Семёновичу ее подари, пусть он видит, какие для него жертвы делаются") оцениваются как информационный шум, а не как важный текст сценариста,

    реплика Риты - не случайные слова, они не предназначены для создания шума и обстановки переполоха,
    зачем-то Полонский их написал, создавал образ,

    вновь перечитываю текст Полонского, пересматриваю кадры, снятые Ростоцким: зеленоглазая Рита со шваброй-щёткой в руке, в эпицентре кадра - чёрная ворона, - далее, по-моему, всё понятно:

    Тряпкой надо в нее! Дежурный, где тряпка? Рита, унеси швабру!..
    Она была тоненькая, светлая, зеленоглазая, ее звали Рита Черкасова...
    ... ведет себя с королевским достоинством


    тут в мозгу кто-то отчаянно крикнул – «Неужели?..»

    сомнений по поводу первого впечатления у меня не осталось, ведь Полонский прямо называет её ведьмой (зазеленевшие глаза, чуть косящий глаз, огонечек, "Даже в наступавших грозовых сумерках видно было, как исчезало ее временное ведьмино косоглазие и жестокость и буйность черт.")

    к тому же рядом - и в тексте, и в кадре - историк по образованию, книги, работа в московском музее, переводы с английского, "рукописи не горят", Горелова, хлеб, ворона-грач, Светлана Михайловна с повадками безымянного редактора ("он без нужды мял манускрипт и крякал, даже задал совсем идиотский вопрос: кто это меня надоумил сочинить роман на такую странную тему"), Черевичкина (последнее хотя и из другой, но не посторонней оперы),

    если кто помнит, киноповесть начинается с поиска спичек, а заканчивается горсткой пепла (принцип чеховского ружья в драматургии),

    то, что Полонский написал киноповесть (к осени 1967) под сильным впечатлением от булгаковского романа, для меня очевидно (сокращённая версия романа публиковалась в журнале «Москва» №11 за 1966 и №1 за 1967)

    "Доживем до понедельника" - киноповесть о трех днях в одной школе, повествование начинается после дождичка в четверг ("Только к утру перестал дождь"), длится в течение того же четверга, пятницы и субботы,

    булгаковский роман начинается в среду, заканчивается в воскресенье, - до понедельника его персонажи доживают, хотя и не в земном понимании жизни,

    булгаковских аллюзий у Полонского очень много, их сотни, но они, конечно, не прямолинейны, - сценарист использует для своих персонажей булгаковский стиль, дух, лексические "одёжки", но не сюжет,


    так, например Сыромятников, разумеется, не вампир, хотя и наделён чертами регента Коровьева,

    автомобиль Бори Рудницкого намекает на лимузин для Маргариты ("На остров обрушилась буланая открытая машина, только на шоферском месте сидел не обычного вида шофер, а черный длинноносый грач в клеенчатой фуражке и в перчатках с раструбами"),


    "любовь зла" (Мельников), "любовь выскочила перед нами, как из-под земли выскакивает убийца в переулке, и по-
    разила нас сразу обоих! Так поражает молния, так поражает финский нож!" (мастер)


    музыка, книги, много книг:

    "Здесь властвуют книги. Верхние стеллажи – под самым потолком. Это не нынешние подписные собрания сочинений со знакомыми всем корешками, – нет, у этой библиотеки еще довоенный базис, старые издания – в большинстве.

    На стене одна репродукция – с известной картины "Что есть истина?" Николая Ге. Диспут Понтия Пилата с Христом: для римского прокуратора Иудеи в слове "истина" – труха, но Сын Божий, хоть и близок к мукам Голгофы, а слова этого уступать не намерен...

    Старенькое пианино с канделябрами, диван, рабочий стол. На столе, в сочетании, понятном одному хозяину, лежат том Шиллера, книжка из серии "Библиотека современной фантастики" и давно сделавшийся библиографической редкостью (а некогда еще и способный схлопотать своему владельцу беду!) журнал "Каторга и ссылка"...
    Эта комната фактически принадлежала ему, Мельникову. Ничего тут особенного: карты на стенах. Два-три изречения. Вместительный книжный шкаф – там сочинения Герцена, Ключевского, Соловьева, Тарле... Плюс избранное из классиков марксизма, конечно (Илья Семенович был в особом контакте с ранним Марксом, с молодым...). Доска тут – но не школьная, а лекционная, поменьше.
    (книги Мельникова; "сеет "разумное, доброе, вечное", а вырастает белена с чертополохом")


    "так… вот диван, а напротив другой диван, а между ними столик, и на нем прекрасная ночная лампа, а к окошку ближе книги, тут маленький письменный столик, а в первой комнате – громадная комната, четырнадцать метров, – книги, книги и печка. Ах, какая у меня была обстановка!..
    Иван представлял себе ясно уже и две комнаты в подвале особ-
    нячка, в которых были всегда сумерки из-за сирени и забора.
    Красную потертую мебель, бюро, на нем часы, звеневшие
    каждые полчаса, и книги, книги от крашеного пола до закоп-
    ченного потолка, и печку."
    (книги безымянного мастера)


    талантливо обыграл Полонский и неудачное бракосочетание Наташи (боров - перевозочное средство; автомобиль Рудницкого; "Душенька, Маргарита Николаевна, упросите их, ... чтобы меня ведьмой оставили. Не хочу я больше в особняк! Ни за инженера, ни за техника не пойду! Мне господин Жак вчера на балу сделал предложение.")


    "Что-то на редкость фальшивое и неуверенное чувствовалось буквально в каждой строчке этих статей, несмотря на их грозный и уверенный тон."
    (Светлана Михайловна: "Эта скороспелка, – она взяла из Наташиных рук листочки Нади Огарышевой, – в общем-то, права, хотя не ее ума это дело.")


    сжигание сочинений
    ("Догадайся, что со мною случилась беда. Приди, приди, приди! Но никто не шел. В печке ревел огонь, в окна хлестал дождь. Тогда случилось последнее. Я вынул из ящика стола тяжелые списки романа и черновые тетради и начал их жечь. Это страшно трудно делать, потому что исписанная бумага горит неохотно.


    "Слушайте, 71 год – это хороший отрезок времени? Да? Я тоже так думаю. – Он сердито отложил это число на счетах. – И довольно! – замахал он руками, не допуская возражений, и полез на стремянку доставать для одной дамы "Семью Тибо". Там, наверху, он оглянулся – еще раз посмотреть на Наташу:
    – Ах! Чтобы такое сходство."
    (Мельников с Наташей у букиниста с беспокойным птичьим взглядом)


    избиение Варенухи в уборной
    ("Когда Генка шел не спеша в сторону спортзала, он обнаружил, что и Косте влетело теперь: Рита уединилась там, в пустом неосвещенном зале, ее "телохранитель" пытался ее оттуда извлечь, рвал на себя дверь... Дверь-то поддалась, а Рита – нет:
    – И ты хочешь по морде? Могу и тебе! – крикнула она в нешуточном гневе. И дверью перед его носом – хлоп!")

    в гастрономе/булочной
    "Почем мандарины? – осведомился тогда у нее Коровьев.
    – Тридцать копеек кило, – ответила продавщица.
    – Все кусается"
    ("- Пять восемьдесят – в кондитерский, – сказал ученик кассирше. Он был интеллигентный, симпатичный – и почти совсем сухой, в то время как на улице наяривал ливень, отвесный, как стена.
    – Двадцать две – хлеб, – сказал Мельников.")


    печень
    "- Печень? – сочувственно спросил директор.
    – Печень не у меня. Это у географа, у Ивана Антоновича"
    ("Умрет он через девять месяцев, в феврале будущего года, от рака печени в клинике Первого МГУ, в четвертой палате.")


    отпуск
    "А Груни нет, я услал ее в Воронеж, на родину, так как она жаловалась, что вы давно уже не даете ей отпуска."

    ("И дай мне отпуск.
    – Не дам! – заорал директор.
    – На три недели. А если нельзя – освобождай совсем, к чертовой матери! Отпусти меня, Николай! Честное слово... а? Могут, в конце концов, быть личные причины?
    И Николай Борисович сдался. Оттягивая узел галстука вниз, он выругался и крикнул:
    – Пиши свое заявление... Ступай в отпуск, в музей... в цирк! Куда угодно...")


    Трудный он все-таки человек, для самого себя трудный... – думалось Наташе. Или это оттого, что сегодня – его черная пятница


    "Увы, не нам, не нам" (Коровьев и Бегемот в ресторане "Грибоедов)
    ("Она расскажет о том, как эти двое не попали в ресторан с неизменной табличкой "Мест нет", и хорошо, что не попали: наличность в мельниковском бумажнике развернуться не позволяла, мог бы выйти конфуз...")


    "Одинокий, хриплый крик Ивана хороших результатов не принес. Две каких-то девицы шарахнулись от него в сторо-
    ну, и он услышал слово «пьяный»...
    Крючок отскочил, и Иван оказался именно в ванной и подумал о том, что ему повезло.Однако повезло не так уж, как бы нужно было!
    ("Сыромятников, почему-то оказавшийся в приемной, шарахнулся от него.")


    Способные хозяйственники Лиходеев и Варенуха
    ("Историк! – произнес он с едкой усмешкой. – Какой я историк? Я завхоз, Илья... Вот достану новое оборудование для мастерских - радуюсь.")


    "Надо заметить, что редактор был человеком начитанным и очень умело указывал в своей речи на древних историков... Обнаруживая солидную эрудицию, Михаил Александрович сообщил поэту, между прочим, и о том, что то место в 15-й книге, в главе 44-й знаменитых Тацитовых «Анналов», где говорится о казни Иисуса, – есть не что иное, как позднейшая поддельная вставка.
    (Мельников в эпизоде "пятнадцать строчек")


    "Поэт, для которого все, сообщаемое редактором, являлось новостью, внимательно слушал Михаила Александровича, уставив на него свои бойкие зеленые глаза, и лишь изредка икал, шепотом ругая абрикосовую воду.
    (Батищев в эпизоде "пятнадцать строчек")


    "Зазвонил телефон.
    – Меня нет! – донесся голос Мельникова.
    – Слушаю, – сказала Полина Андреевна. – А его нет дома. – И когда трубка уже легла на рычаг, старуха вдруг схватила ее снова, сквозь одышку восклицая: – Алло! Алло!"
    (Нехорошая привычка Варенухи)


    "Загорелось как-то необыкновенно, быстро и сильно, как не бывает даже при бензине."
    ("Ув. Илья Семенович!
    Думаю, что вам будет небесполезно ознакомиться с сочинениями вашего класса. Не сочтите за труд. Они в шкафу. Свет. Мих."
    Генка исследовал содержимое застекленного шкафа - действительно, лежали их сочинения. И о счастье, и не о счастье...
    ...Свет еретической идеи загорелся в темных недобродушных глазах Шестопала. Кроме него, – ни души не было (и до утра не будет) на всем этаже...")


    "Перечтите еще раз хотя бы историю знаменитого калифа Гарун-аль-Рашида."
    (тема репрессий)


    сочинение в одну фразу
    ("ваш роман прочитали и сказали только одно, что он, к сожалению, не окончен. Ну что же, теперь ваш роман вы можете кончить одною фразой!"
    Мастер как будто бы этого ждал уже, пока стоял неподвижно и смотрел на сидящего прокуратора. Он сложил руки рупором и крикнул так, что эхо запрыгало по безлюдным и безлесым горам:
    – Свободен! Свободен! Он ждет тебя!
    Этот герой ушел в бездну, ушел безвозвратно, прощенный в ночь на воскресенье сын короля-звездочета, жестокий пятый прокуратор Иудеи, всадник Понтий Пилат."


    ("Генка Шестопал вертелся и нервничал. У него было написано: "Счастье – это, по-моему..."
    Генка взял себя в руки и дописал наконец первую фразу: "Счастье – это, по-моему, когда тебя понимают"


    – А знаете, что он написал в этом сочинении?
    – Откуда? Из кучки пепла? – засмеялся Мельников.
    – А вот я знаю. Случайно. Он написал: "Счастье – это когда тебя понимают".
    – И все?
    – И все!")


    Я впервые попал в мир литературы, но теперь, когда уже все кончилось и гибель моя налицо, вспоминаю о нем с ужасом! – торжественно прошептал мастер и поднял руку. – Да, он чрезвычайно поразил меня, ах, как поразил!
    (Шестопал о Светлане Михайловне)


    Грач почтительно козырнул, сел на колесо верхом и улетел.
    (Ворону в окно: "Она взяла этот трепыхающийся ком – и выкинула.")


    "Вы зажгли фильтр, надо с другого конца, – сказал Илья Семенович и протянул ей пачку болгарских "Интер".
    (фокусы в Варьете)



    "- Я хочу, чтобы Фриде перестали подавать тот платок, которым она удушила своего ребенка.
    Кот возвел глаза к небу и шумно вздохнул, но ничего не сказал, очевидно, помня накрученное на балу ухо.
    – Ввиду того, – заговорил Воланд, усмехнувшись, – что возможность получения вами взятки от этой дуры Фриды совершенно, конечно, исключена – ведь это было бы несовместимо
    с вашим королевским достоинством, – я уж не знаю, что и делать. Остается, пожалуй, одно – обзавестись тряпками и заткнуть ими все щели моей спальни!
    Я о милосердии говорю, – объяснил свои слова Воланд, не спуская с Маргариты огненного глаза. – Иногда совершенно неожиданно и коварно оно проникает в самые узенькие щелки. Вот я и говорю о тряпках."


    ("Облегченно вздыхают ребята. И спешат убраться в коридор, оставить их наедине – а чем еще отблагодарить Мельникова за испытанное сегодня наслаждение справедливостью? Тех, кто не сразу это смекнул, подгоняли сознательные: живей, мол, тут не до вас...)


    Душенька, милочка, красавица, – засипел Коровьев, переваливаясь через прилавок и подмигивая продавщице, – не при валюте мы сегодня... ну что ты поделаешь! Но, клянусь вам, в следующий же раз, и уж никак не позже понедельника, отдадим все чистоганом. Мы здесь недалеко, на Садовой, где пожар.


    "Мессир! Суббота. Солнце склоняется. Нам пора."
    ("Итак, до понедельника. И постарайтесь за это время не сжечь школу, – быстро взглянул Мельников на Генку и захлопнул журнал. – Все свободны!")
    цитироватьсообщить модератору

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 ... 453