«Пассажиры»: Крис Прэтт и Дженнифер Лоуренс проснулись посреди космоса

Кино-Театр.РУ

Спутник телезрителя

«Пассажиры»: Крис Прэтт и Дженнифер Лоуренс проснулись посреди космоса

Спящая красавица в скафандре и принц в голубом звездолете

«Пассажиры»: Крис Прэтт и Дженнифер Лоуренс проснулись посреди космоса

Инженер Джим (Крис Прэтт) выходит из состояния криогенного сна на борту космического корабля с многозначительным названием «Авалон». Исполинская машина перевозит пять тысяч человек на далекую планету, где человечество планирует построить дивный новый мир, - колонизация Солнечной системы идёт полным ходом, это уже не первый подобный рейс (программа называется «Родная обитель-2»). Помыкавшись по кораблю и выслушав инструктаж вежливой голограммы, Джим выясняет, что проснулся в гордом одиночестве: до конечной остановки лететь еще 90 лет. Отрастив за год бороду, скорешившись с барменом-андроидом (Майкл Шин) и почти потеряв надежду, инженер вдруг находит компанию в лице проснувшейся писательницы Авроры (Дженнифер Лоуренс), в которую стремительно влюбляется. Впереди еще 89 лет полёта и три полутайны: почему проснулся Джим, почему проснулась Аврора, и что они будут делать дальше.

Сценарий «Пассажиров» в 2007 году попал в список лучших неснятых историй (так называемый Black list), а сочинивший его Джон Спэйтс с тех пор успел поработать над проектами «Фантом», «Прометей» и «Доктор Стрэндж». Будущие «Пассажиры» сменили несколько режиссеров и актерских дуэтов (в какой-то момент главную роль мог сыграть Киану Ривз, заинтересовавшийся вообще другим сценарием Спэйтса) и в итоге оказались в руках компании Sony, которая доверила его Мортену Тильдуму - режиссеру «Охотников за головами» и «Игры в имитацию».

«Пассажиры»: Крис Прэтт и Дженнифер Лоуренс проснулись посреди космоса

В Голливуде норвежский постановщик оказался ответственным за мелодрамы со сложным задником. В случае «Игры в имитацию» таковым послужила Вторая Мировая и гомофобская Поправка Лабушера, в «Пассажирах» - техногенное будущее и бескрайний космос, через который несется ковчег «Авалон». Впрочем, в заключительной трети становится очевидно, что ни возможные трудности с колонизацией вселенной, ни считывающийся монополизм какой-то корпорации, ни принуждение к отношениям Спэйтса не интересовали. Точно так же, как Тильдум сходу отмахнулся даже от попытки саспенса и игры в межзвездный триллер: по пустому кораблю Джим бегает под развеселую музыку, а кадр постепенно наполняется необязательными цитатами. Бар из «Сияния», кожаная куртка из «Индианы Джонса», которого Прэтт просто обязан сыграть, борода, как у Курта Рассела в «Нечто», - список длинный, как на приличной распродаже.

Собственно, обилие цитатной мишуры и призвано хотя бы на время скрыть тот факт, что «Пассажиры» не напряженный триллер о выживании и не экзистенциальная драма в космосе (хотя полет на новую планету и символизирует жизнь, полную несбыточных мечт по пути к утопическому будущему). Это незамысловатая мелодрама (даже три мелодрамы), которая могла бы произойти на борту «Титаника», в большом городе, в пригороде, но случилась в космосе - потому что… ну а почему бы и нет, вот почему. Складывается впечатление, что сценарий, попавший в Black list, вероломно переписали несколько раз, потому что происходящее в «Пассажирах» никак не вяжется с лестными характеристиками, вроде «сценарий, который люди откладывали со словами, что это один из лучших сценариев, который они когда-либо читали».

«Пассажиры»: Крис Прэтт и Дженнифер Лоуренс проснулись посреди космоса

Инженер Джим летит на далекую планету, потому что на Земле у инженеров всю работу отняли роботы (непонятно, зачем везти дорогих инженеров на далекую планету, рискую их жизнью и оплачивая жилье, если роботов отправить дешевле и проще). Писательница Аврора, чей отец тоже работал писателем и сделал её главной героиней своих книг, хочет описать колониальный быт и прославиться. Имя, очевидно, досталось ей от Спящей красавицы, а с принцем не повезло: тот своим поцелуем не избавил её от проклятия, а фактически, наоборот, проклял. Дальше гэга про разный завтрак у инженера и писательницы тема классового деления, впрочем, не пойдет: «Пассажиры» полемизируют с «Титаником», но преимущественно с финалом ленты Кэмерона. Спэйтс умудряется проигнорировать все острые углы и неклишированные сюжетные повороты, а фильм выглядит крайне серьезным, несмотря на шутки, комментарием по поводу того, что вообще-то Джеку и Розе места на двери хватило бы на двоих.

Харизматичные Прэтт и Лоуренс этот фанфик без огонька разыгрывают, а Тильдум вкладывает душу, кажется, только в сцену отключения искусственной гравитации, когда Аврора оказывается заточена в водяном пузыре (единственная эффектная сцена за почти двухчасовой хронометраж фильма про космос). Показателен и трехсекундный, будто издевательский выход Энди Гарсиа: это лучшая иллюстрация того, как огромная конструкция за два часа рожает мышь. Погромыхав для приличия дверьми и пару раз подмигнув психологизму, «Пассажиры» уходят на поклон, напоминая, какая сильная и важная штука любовь. Те, у кого на финальных титрах застынут слезы в глазах, вероятно, будут за это напоминание благодарны.

«Пассажиры» в прокате с 22 декабря.


фотографии

Обсуждение

анонс