«Золушка»: Надо больше камзолов!

Кино-Театр.РУ

Спутник телезрителя

«Золушка»: Надо больше камзолов!

Надо больше камзолов!

«Золушка»: Надо больше камзолов!

Девочка Элла (Элуиз Уэбб) - золотые кудри, большезубая улыбка - растет в атмосфере любви и обожания родительского дома: мама (Хейли Этвелл) учит доброте, папа (Бен Чаплин) - пестует любознательность и веселый нрав. Детская утопия оказывается недолговечной: родительница умирает от неведомой хвори, батюшка связывается узами брака с леди Тремейн (Кейт Бланшетт), вдовой-аристократкой и матерью двух глупых и не очень симпатичных дочурок с визгливыми именами Анастасия и Дризелла (Холли Грэйнджер и Софи МакШера), а потом и сам покидает бренный мир в заграничной поездке. По-прежнему добродушная и златокудрая, Элла становится Золушкой (Лили Джеймс) - рабыней в собственном доме, живущей на чердаке и добровольно выполняющей всю работу по хозяйству. Случайная встреча в лесу с принцем Китом (Ричард Мэдден) запускает любовный механизм: бал - фея-крестная (Хелена Бонэм Картер) - мини-детектив с хрустальной туфелькой наперевес.

«Золушка»: Надо больше камзолов!

Снятая аккурат к 65-летию классического диснеевского мультфильма, «Золушка» производит впечатление золотой статуи, переименованной улицы или бутылки водки за 750 тысяч (привет третьему сезону «Карточного домика»): дорого, сердито, но почему в этих креслах чувствуется каждая горошина, а поздравительные речи навевают сон? После череды сравнительно ревизионистских диснеевских сказок – «Оз: Великий и ужасный», «Малефисента», «Чем дальше в лес» - на сцену выходит режиссер Кеннет Брана, последователь Лоуренса Оливье и шекспиролюб до мозга и костей, чтобы пересказать популярную сказку о взрослении и доброте с косметическими изменениями, превращающими схематичных персонажей мультфильма в героев пьесы - не шекспировской, но все же.

«Золушка»: Надо больше камзолов!

Британец умеет и любит находить в любом сценарии следы классика-драматурга, развивать характеры и предлагать актерам вольную, которая часто оборачивается неконтролируемым лицедейством (шутка ли - получившая «Оскар» за «Жасмин» Кейт Бланшетт с размахом площадного театра играет карикатурную злодейку). Другое режиссерское увлечение - платьями и особенно мундирами - достигает небывалого масштаба: на экране разворачивается мечта фетишиста с многократной сменой дорогих и блестящих нарядов, на которые потрачены такие цифры ткани, что даже немного неуютно - все-таки люди шили, старались. Да и проблема «Золушки» не в том, что кто-то попытался схалтурить.

«Золушка»: Надо больше камзолов!

Полнометражный ремейк, за вычетом необязательных плоховатого эрцгерцога (Стеллан Скарсгаард), мундиров, уроков фехтования и прочих цитат из четырехчасового «Гамлета», которого Брана снял почти 20 лет назад, оказывается прямолинейной сказкой, где два часа проговаривается лекарство от депрессии – «Будь стойкой и верь в добро». Золушка в исполнении готовящейся к роли Наташи Ростовой Лили Джеймс всю картину улыбается, возится с мышами и верит в добро. Ричард Мэдден еще более белозубо улыбается (чаще, чем Роб Старк в «Игре престолов» за отведенные ему сезоны), повторяет все умные мысли за возлюбленной и производит впечатление красивого манекена для камзолов. Фея-крестная притворяется сухой каргой, а потом начинает отплясывать в пышном платье, хрустя суставами и весело отрыгивая, попутно рекламируя результаты фирменной ворожбы.

«Золушка»: Надо больше камзолов!

Где-то между патетичными нравоучениями и сомнительными шутками прячется дух сказки, слегка проникнутый феминизмом, который фильмам студии «Дисней» приписывают уже не первое десятилетие (особенно яро в связи с «Холодным сердцем» и «Малефисентой»). Впрочем, усидеть на всех стульях у Кеннета Браны, который за последние пять лет не снял ни одного стоящего фильма, не получилось: только платья, только олдскул.

«Золушка» в прокате с 6 марта.


Ссылки по теме

фотографии

Обсуждение

анонс