«Планета Обезьян: Революция». Горилла Принцип

Кино-Театр.РУ

Спутник телезрителя

«Планета Обезьян: Революция». Горилла Принцип

Горилла Принцип

«Планета Обезьян: Революция». Горилла Принцип

При всей многослойности и хитросплетенности мейнстрима вообще — ни одному блокбастеру с подоплекой не пристало тягаться по этой части с «Планетой обезьян». Той, семидесятнической. Лучшего объекта для трактовок — не найдешь. Спасибо приматам — они обеспечивают культурные реминисценции на пару стеллажей в интеллигентной семье. Хочешь — выискивай дарвинизм, желаешь — поминай всуе Мартина Лютера Кинга (только осторожно — могут не оценить). Ну и Киплинга не забыть бы с его «бременем белого человека». Отечественному интеллектуалу тут тоже есть где разгуляться — хоть про Пушкина шути, хоть пришивай к саге мартышку дедушки Крылова, рассыпанных по академическому ПСС Достоевского обезьян (их то предлагают пойти посмотреть, то ею обзывает Ставрогин Верховенского) и Зощенко с его похождениями примата в стране развитого социализма.

«Планета Обезьян: Революция». Горилла Принцип

Этот культурный багаж — диван, чемодан, саквояж — и не давал эпопее двинуться с места и перезапуститься. Не нехватка фантазии, средств и чего-то еще жизненно важного помешала Тиму Бертону слепить частей так пять саги про власть приматов. Скорее, наличие всего этого добра. Слишком он визионер, шоумен и трюкач. Для того, чтобы работать с этим материалом, надо быть не массовиком-затейником, а чокнутым профессором, жонглирующим книжками и вынимающим из нагрудного кармана серпантин философских конструктов. Сказать про первую часть нынешнего перезапуска «Планеты обезьян» как про экшн было особенно нечего - действия с разрушениями и битвами в «Восстании», вышедшем на экраны в 2011 году, было едва минут на двадцать из двух часов с лишком. Зато культурных аллюзий подбросили на славу — например, перекинули действие приквела войны биологических видов в Сан-Франциско. Традиционный плацдарм битвы людей и природы — там до сих пор на трамвайчике катается тень Джека Лондона со следами белых клыков на разных частях тела.

«Планета Обезьян: Революция». Горилла Принцип

В новой части надо было составить снадобье из нужных пропорций экшна и энциклопедических статей. Бинго! Все сошлось — вот хоть бы антипода хорошего примата Цезаря (тоже сойдет за цитату), злодея-гориллу, зовут Коба. Иосиф Виссарионович, то есть. Ну правильно — злюка подначивает всех перевешать, несогласных отправить в лагеря, а на людей двинуться чуть ли не с заградотрядами. Еще появился Гэри Олдман — верный знак умного фильма — и играет человека по имени Дрейфус. У этого Дрейфуса есть дело — огого какое классное. С экшном тоже все в порядке — люди переболели страшной заразой, которую разносили по земле в финальных титрах приквела, и теперь сидят в карантине без электричества, зато с оружием. Обезьяны облюбовали близлежащий лес, в котором выстроили просвещенную монархию с Цезарем во главе. Делегация ученых отправляется в этот деревянный Рим, чтобы запустить находящуюся там гидроэлектростанцию и вернуть себе цивилизацию. Дикари соглашаются, но среди них находятся правые уклонисты во главе с тем самым Кобой — ну, и начинается. Революция, свержение монарха, кровопролитная война. Вот он, экшн.

«Планета Обезьян: Революция». Горилла Принцип

Несмотря на все это, наверняка сейчас начнут гундеть, что перезапуск «Планеты» оказался пшиком. И двойное дно мелковато, и экшн так себе (эка невидаль — обезьяна на танке). Все да, все так. Мелковато дно. Простоваты сражения. Обезьяна на танке — и та «наш ответ» саге семидесятых, где приматы скакали на лошадях — единственный визуальный образ из всей ленты, остающийся в памяти надолго. Только претензии к новой «Планете» зовутся красивым русским словом «зажрались». Изобретательность и изворотливость марвелловских сказок для всех под ручку с Ноланом и его «Рыцарем» подняли планку массового кино высоко, даже как-то чересчур. И битвы надо снимать супер-как, и про Ирак с Ираном и Афганистаном пару отсылок ввернуть. И даже феноменальная работа Энди Серкиса, который вторую ленту подряд одной пластикой играет мыслящую обезьяну Цезаря, вроде как в порядке вещей. Разве что часом вспомнишь, что он не хуже пластикой решал роль во «Властелине колец». Хотя казалось бы — сенсация, революция (извините за каламбур) в актерской школе, актер дарит неживой материи свою мимику и пластику.

«Планета Обезьян: Революция». Горилла Принцип

Это все — удел первопроходца, быть затоптанным стадом эпигонов. Взявшийся за продолжение перезапуска «Планеты» Мэтт Ривз вместе со сценаристами Амандой Сильвер и Риком Джаффой сами это прекрасно понимают — иначе не звучала бы так настойчиво эта тема, лидера и толпы, в «Революции». Как приматы плюнули на Цезаря, так и зрители «Железного человека» и «Хоббита» позабыли, что канон экшна был создан вот при их, обезьянок, непосредственном участии. Что это они придумали скрещивать умное и захватывающее — во многом, они, окей. Что по тропе, протоптанной серией фильмов семидесятых, потом пошли уже все, кому не лень. Но ничего, глядишь, будет третья часть, а вместе с ней и почести отцам-основателям. Эпигоны опомнятся и воздадут почести, вот увидите. Не говоря уже о том, что дно наверняка углубится, а сражений и полетов по деревьям будет еще больше.

«Планета Обезьян: Революция» в прокате с 17 июля.


Ссылки по теме

фотографии

Обсуждение

анонс