«Хоббит: Пустошь Смауга»: Тема для новой войны

Кино-Театр.РУ

Спутник телезрителя

«Хоббит: Пустошь Смауга»: Тема для новой войны

Вторая часть эпической саги Питера Джексона

«Хоббит: Пустошь Смауга»: Тема для новой войны

Торин Дубощит (Ричард Армитейдж) вместе с двенадцатью гномами, хоббитом Бильбо (Мартин Фриман) и магом Гэндальфом (Иэн МакКеллен) продолжает путь к Одинокой горе, где спит и видит сны о жареных гномах дракон Смауг (Бенедикт Камбербэтч), изгнавший народ Торина из родных мест несколько столетий назад. Представителей двух не самых высокорослых рас ждет встреча с орками, оборотнем, пауками, эльфами и людьми, а Серый маг Гэндальф отправляется на поединок с Некромантом (вновь Бенедикт Камбербэтч), чью истинную мощь мы видели во «Властелине колец».

Вопрос о необходимости нового погружения в Средиземье более-менее отпал после первой части «Хоббита» - Питер Джексон сыграл не только на том, как приятно вернуться в фантастические земли и даже встретить знакомых героев, но и продемонстрировал дивный старый мир, который благодаря развитию технологий стал еще краше. Сам Джексон заметно поднаторел в съемках эпических полотен, так что можно только гадать, каким вышел бы «Властелин колец» при таком уровне компьютерной графики и прокачанных навыках. После второй части с «Хоббитом» ясно не все, но уже многое: хоббит Бильбо, хоть и подарил фильму заглавие, закономерно незаметная фигура - он выходит на авансцену, лишь когда необходимы его сноровка, тихий шаг или магия кольца. Остальные примерно два часа Бильбо выступает в качестве собирателя историй - о встрече Гэндальфа и Некроманта, о нападении Смауга на Одинокую гору и Озерный город. Все, что он не мог знать во время путешествия с гномами, встало постфактум на свои место по воле рассказчика-драматурга, который, как известно из повести, и есть сам главный герой.

«Хоббит: Пустошь Смауга»: Тема для новой войны

По структуре «Хоббит» очень похож на «Властелина колец»: неспешный старт, обретение полезных артефактов, отдельное путешествие Гэндальфа, в ходе которого он оказывается один на один с непобедимым злом, а впереди маячит масштабная финальная битва, в которой все решит не количество, а качество. Тут, правда, ключевую роль сыграет не самопожертвование Горлума, а твердая рука лучника Барда (Люк Эванс). Эта вечная причастность хоббитов к без преувеличения важным историческим событиям привела к тому, что культовый роман Толкиена нередко рассматривают как аллегорию Второй Мировой войны - хотя сам он протестовал против такой трактовки. В прочтении Джексона «Хоббит» укрепляет сходство, превращаясь будто бы в историю Первой мировой. Орки - белолицые, ездящие на волках и говорящие на лающем наречии - лишь набросок особой расы урук-хай. Дракон - вообще гражданин уходящей эпохи, вечная редкость, свидетель старины глубокой, как и песни гномов, в которых они восславляют свой род и описывают, что их ждет в пути. В киноверсии «Властелина колец» уже не поют, а все ритуалы извращаются и обретают пугающий оттенок бурного помешательства.

Вся эта «смута» еще впереди. В повести «Хоббит» Некромант упоминается ровно три раза - и в нем очень трудно угадать очертания самой пугающей фигуры Средиземья. Джексон же наводит недостающие мосты, омрачая сюжет предчувствием скорой войны и знанием об истинной природе Горлумовой «прелести». Похождения Бильбо - красивая и размашистая прелюдия к походу Братства кольца и возвращению короля: здесь и первые шаги Саурона, и высвобождение назгулов, и явление Леголаса, который видит портрет своего будущего напарника - Гимли, сына Глоина, одного из спутников Бильбо. Шаткое благополучие и теплые цвета медленно выветриваются из Средиземья, обретая узнаваемую холодность «Властелина колец». Мысленно разбивать новую трилогию Питера Джексона на отдельные фильмы непросто. В каждой части немного меняется интонация, настроение и баланс между всем богатством персонажей. «Пустошь Смауга» обходится без легкомысленных песен и фортелей «Нежданного путешествия», здесь чудеса эквилибристики отошли боевым сценам, где эльфы бессловесно исполняют балладу стрелы, пронзающей вражеское глазное яблоко, с обязательными вибрато.

«Хоббит: Пустошь Смауга»: Тема для новой войны

«Хоббит» превращается в серьезный памфлет о власть имущих, маленьких и очень маленьких нелюдях, любви существ разной породы и о том, как опасны надменность и гордыня. Губернатор Озерного города в исполнении Стивена Фрая - ходячая пародия на всех нелегитимных лидеров, правителей и прочих обремененных властью самодуров. Его искренне презрение к процедуре выборов отлично сочетается с безвольно висящими усами и безвкусным памятником самому себе, пылящемуся посреди грязного и загнивающего города. Искра, пробежавшая между гномом Кили (Эйдан Тернер) и эльфийкой Тауриэль (Евангелина Лилли), кажется данью старомодной запретной любви, явно работает на раскрытие характеров и все же выглядит приволакиваемой ногой. Впрочем, искать в полотне Джексона выцветшие фрагменты рано - степень необходимости тех или иных сюжетных линий и персонажей будет ясна после заключительной части саги - «Туда и обратно».

Если первая часть «Хоббита» явно брала разгон, то «Пустошь Смауга» уже почти бежит. Питер Джексон демонстрирует нарастающую мощь, пик которой должен прийтись на следующий год, - тогда головокружительные полеты камеры над полем брани зафиксируют «генеральную репетицию» Мордорского побоища. Пока же «Хоббит», давящий «Властелина колец» по спецэффектам и режиссерской изобретательности, никак не может нивелировать несоизмеримость сюжетов.


Ссылки по теме

фотографии

Обсуждение

анонс