«Шепот»: «Расемон» в финчеровских тонах

Кино-Театр.РУ

Обзор сериалов

«Шепот»: «Расемон» в финчеровских тонах

Маленькая революция первого саудовского сериала для Netflix

«Шепот»: «Расемон» в финчеровских тонах
фото: кадр из сериала "Шепот"

11 июня на Netflix вышел первый снятый специально для платформы саудовский сериал «Шепот» (Whispers). Он интересен прежде всего антропологически, потому что наглядно отражает, как страна, закостеневшая в традиционном устое и до недавнего времени воспринимавшаяся всем миром как синоним отсталости и антиглобализма, начала бурно меняться. Это, без сомнения, «большой скачок» — хотя история учит нас, что форсированная модернизация и «пятилетки в четыре года» редко заканчиваются добром.

Какова она, Прекрасная Саудовская Аравия будущего, представшая в сериале? Страна богатства и гендерного равноправия, успешных стартапов и последних айфонов. С первых кадров нам как будто говорят: забудьте все, что вы знали о Саудовской Аравии. И действительно, на экране творится нечто контринтуитивное. Мужчина-сосед приветствует одну из главных героинь рукопожатием (честь, которой, например, не удостоилась Тина Канделаки, когда интервьюировала чемпиона UFC Хабиба Нурмагомедова).

«Шепот»: «Расемон» в финчеровских тонах
фото: кадр из сериала "Шепот"

Женщины предстают перед незнакомыми мужчинами (то есть теми, кто не являются их родственниками) без хиджаба. Женщины водят машину (пожалуй, единственная саудовская реформа, о которой точно знает весь мир). Женщины не просто работают наравне с мужчинами, но еще и подвергаются с их стороны упрекам за это. Например, в одной сцене бизнесвумен Саусан (Нора Аль-Анбар) оправдывается перед мужем за то, что слишком много работает, — это очень напоминает конфликт из советского феминистического кейс-стади «Москва слезам не верит». «Перерабатывать вредно», — говорит он ей. – «Серьезно? А кто, ты думаешь, обеспечивает наш высокий уровень жизни?». Муж оскаливается: «Мне опять тебя завтра будить, чтобы мы пошли в ресторан, где ты забронировала столик?»

Читайте также: портрет Дэвида Финчера

Уже в одной это сцене — лихорадка и муки модернизации, в которую оказалось погружено традиционное восточное общество. «Шепот» представляют собой гибридную картинку между Саудовской Аравией и очень условной западной эгалитарной системой (они еще и сняты в сероватых финчеровских тонах, так как тот — кумир режиссера). Кстати, поставила сериал женщина – Хана Аль Омаир. Вот вам и female gaze по-арабски: женщины заправляют делами, мужчины появляются в кадре в качестве редких гостей, и то ненадолго (оказывается, Саудовская Аравия — до сих пор один большой сераль с нефтяными сверхдоходами, а распоряжаются ими властные одалиски).

«Шепот»: «Расемон» в финчеровских тонах
фото: кадр из сериала "Шепот"

На сюжет и структуру фильма непосредственно повлияли синефильские увлечения Ханы Аль Омаир: пару лет назад она опубликовала книгу о творчестве Акиры Куросавы, и вот — «Шепот» повторяет главный трюк «Расёмона», то есть рассказывает одну и ту же историю с точки зрения нескольких людей (что для саудовского зрителя — стилистический вызов). Сюжет сериала — тоже куда уж более символичный: в автокатастрофе погибает патриарх сверхсостоятельной семьи Хассан (Абдульмохсен Альнемр). В середине сериала его дочь вспоминает, как отец упоминал, что хочет передать компанию дочерям, и «тогда его мечта исполнится». Удивительно: ведь не так много времени прошло с той поры, когда мечтой восточного мужчины было «не иметь девочку» в качестве первого ребенка (а то и вообще). «Шепот» — микс из американского хоррора (очевидна аллюзия к «Ранам» Бабака Анвари, где из самостоятельно звонящих телефонов раздавались страшные инфернальные звуки), процедурала и традиционного арабско-турецкого мыла (регион смотрит примерно одни и те же шоу, при этом арабы предпочитают турецкий импорт отечественной продукции).

Читайте также: портрет Акиры Куросавы

Слушайте также: подкаст про Бабака Анвари

Постановщица сериала Хана Аль Омаир взяла на себя немалую ответственность, поместив в саудовскую продукцию столько сильных женских персонажей с совсем не женскими амбициями: Саусан, например, графический дизайнер, а Ваад (Нада Таухид) — гуру диджитала и маркетинга в социальных сетях. Вдобавок «Шепот» – мини-сериал, а в стране самые рейтинговые сериалы растягивают на 30 дней — чтобы показывать каждый день в Рамадан. Тогда процент вечернего телесмотрения возрастает в разы, потому что начинается вечерняя трапеза (ифтар). «Шепот», в котором всего восемь серий, своим плотным сторителлингом как бы намекает, что и арабскому миру с его неспешностью, негой и любовью к keyif (слово-то, кстати, арабское, по-нашему – «кайф»), пора ускориться.

«Шепот»: «Расемон» в финчеровских тонах
фото: кадр из сериала "Шепот"

Надежды на перемены в стране связывают с фигурой наследного принца Мохаммеда Бин Салмана, или MBS, как его прозвали журналисты. Салман сейчас проводит возможно самую дорогостоящую пиар-кампанию в истории: убеждает весь мир в том, что Саудовская Аравия — это фронтир будущего. Там сняли награжденный в Венеции фильм «Идеальный кандидат», а в декабре 2019 года в стране провели первый фестиваль электронной музыки MDL Beast, постепенно снимают ограничения с женщин (Саудовская Аравия — это страна, где женщина не может проживать и передвигаться без «мужчины-сопровождающего»).

«Шепот» — важная веха в этой кампании переосмысления, которая несколько напоминает фото в инстаграме, обработанное бьюти-фильтром – лишь по мотивам реальности. Аравия, которую хотелось бы иметь. Случится ли она на самом деле, покажет время, но пока саудовские постановщицы говорят нам: the future is female. И хочется им верить.

Сериал «Шепот» доступен на Netflix с 11 июня.


Обсуждение

фотографии

анонс