«Великая»: Наконец шальная императрица

Кино-Театр.РУ

Обзор сериалов

«Великая»: Наконец шальная императрица

Эль Фаннинг в лучшей, хоть и «не совсем исторической» версии Екатерины II

«Великая»: Наконец шальная императрица
фото: Кадр из сериала "Великая"

Прошлогодний успех «Фаворитки», получившей 10 номинаций на «Оскар» и, правда, только одну статуэтку за актерскую работу Оливии Колман, большинству зрителей, а возможно и критиков, открыл или как минимум напомнил имя Тони МакНамары. Еще с начала «нулевых» он активно работал на австралийском телевидении и даже успел снять два режиссерских полных метра, но именно сотрудничество с греческим режиссером Йоргосом Лантимосом, уже приближенным к Голливуду, сделало МакНамару востребованным автором. Так он смог создать уже собственный проект – хулиганский сериал «Великая», посвященный Екатерине II, который 16 мая в России стартует в онлайн-сервисе more.tv.

Живы еще воспоминания о другом зарубежном проекте почти с идентичным названием, где российскую императрицу играла Хелен Миррен. Создатели той «Екатерины Великой», тоже, кстати, до этого набившие руку на истории британских правительниц, сконцентрировались на мелодраме и отношениях великой старушки (а при всем уважении возраст актрисы, воплощающей Екатерину на разных этапах жизни, очень бросается в глаза) с ее фаворитом Потемкиным. Тони МакНамара, уже препарировавший монархию Анны Стюарт и ее «фавориток», в своей «Великой» пошел отличным от коллег, но уже, видимо, привычным для себя путем. Так история Екатерины II тоже стала по большей части комедией, унаследовавшей сатирический дух, остроумные диалоги и актуальные смыслы «Фаворитки».
В «Великой» речь идет о становлении будущей императрицы, когда она только приезжает в такую далекую, но такую манящую ее Россию. Екатерина II, вернее, пока еще София Августа Фредерика Ангальт-Цербсткая полна оптимизма от встречи с этим прекрасным далеко и, конечно, будущим мужем – Петром III. Романтическое воодушевление от «всего нового» необыкновенно гармонично передает исполнительница главной роли – Эль Фаннинг. Хотя изначально представить ее в образе знакомой нам по парадным портретам из учебников истории Екатерины II довольно непросто. Хотя своей наивностью и легким румянцем героиня Фаннинг почти неуловимо напоминает Фике Кристины Орбакайте из «Гардемаринов» Светланы Дружининой. Только если в российских «тайнах дворцовых переворотов» всех мастей и годов к истории, особенно Отечества, относятся со сверхсерьезным пиететом, то в этой «Великой», в титрах же заявляющей, что это лишь отчасти реальная история, допускают всевозможные вольности.

«Великая»: Наконец шальная императрица
фото: Кадр из сериала "Великая"

Впрочем, выглядит это довольно правдоподобно. Европейская девушка, хорошо воспитанная и образованная, честно изучающая русский язык (хотя в сериале он ограничивается фразами «да» и «нет») и мечтающая о любви с посланным ей не небесами, конечно, а играми престолов мужем, вдруг оказывается при шумном русском дворе, где тот самый будущий муж (восхитительный в своей комичности и, кстати, задействованный и в «Фаворитке» Николас Холт) Петр III целыми днями развлекается с оравой подданных. В ход идут проверенные не только зарубежными, но и отечественными кинематографистами методы – медведи, водка, девки, охота, – хотя историки тут вроде тоже не сказать, что спорят. Она – романтичная девушка – надеется на первую брачную ночь, описанную в духе изданного уже гораздо позже Екатерины Великой «Любовника леди Чаттерлей». Он – избалованный наследник престола – готов скоротечно исполнить свой долг и вернуться в компанию любимых собутыльников и постель любовницы. Привезенный из-за границы рецепт «Кровавой Мэри» – интернационального средства от похмелья – кажется, ненадолго укрепляет этот с самого начала трещащий по швам союз. Но дальше все идет своим чередом. Так и не придумавший себе достойного эпитета Петр III пьет за то, чтобы на российском престоле не было женщин. Разрывающаяся между покорностью мужу, который, явно, не совсем в себе, и здравым смыслом Екатерина всё-таки – не без помощи «верных» приближенных – хоть и пытается избавиться от придворных сплетен (так, анекдот с конем обретает здесь новые смыслы), но уже задумывается о перевороте, попытке навести в этой «клюкве» хоть какой-то порядок, хотя и срывается на «женские штучки». Плакать – это «очень по-русски».

Вслед за «Фавориткой» «Великая», безусловно, спекулирует на актуальном статусе женщин в этой, может быть, и не совсем реальной, но основанной на исторических событиях «игре престолов». Но делает это намного шире однобокого гендерного превосходства. Оба эти проекта – истории проигравшего консерватизма, старой власти, которая, так уж сложилась, у многих ассоциируется именно с патриархатом. Но, как доказала «Фаворитка», гендерный вопрос тут далеко не самый главный. Вкус власти в этом смысле одинаково горек и беспощаден, как доказывает уже реальная история.

«Великая» в онлайн-сервисе more.tv с 16 мая.


Обсуждение

Ссылки по теме

фотографии

анонс