«Доктор Рихтер»: Я милого узнаю по бахилам

Кино-Театр.РУ

Обзор сериалов

«Доктор Рихтер»: Я милого узнаю по бахилам

Удачная российская адаптация «Доктора Хауса»

«Доктор Рихтер»: Я милого узнаю по бахилам

Молодая учительница младших классов теряет способность говорить и сознание прямо у школьной доски. Никто из врачей не сможет поставить ей верный диагноз — кроме доктора Рихтера, которого кроме верных диагнозов мало что интересует. Юный хоккеист внезапно проявляет пугающие неврологические симптомы — никто не сможет понять, что кроется за ними. Никто, кроме доктора Рихтера, хромого мизантропа, который дружит только с симптомами. И когда стремительно, один за одним, заболевают младенцы новёхонького перинатального центра престижной клиники, разгадать секрет заболевания и спасти большинство жизней сможет только доктор Рихтер. Большинство, но не всех. Доктор Рихтер совсем не ангел.
До настоящего времени отечественному телевидению не слишком везло с адаптациями зарубежных телешоу. Как ни парадоксально, вопреки аксиоме о загадочной и драматичной русской душе, на родных нивах телеэфира быстро привились и процвели заграничные комедии и ситкомы, но отнюдь не драмы. И вот, по прошествии 13-ти лет от премьеры оригинальных шоу, на НТВ выходит совсем не стыдная адаптация британских «Бесстыдников», а чуть позже на «Россия-1» стартует «Доктор Рихтер» — амбициозная российская версия знаменитого «Доктора Хауса», одной из самых лучших американских медицинских драм. «Хауса» посмотрели более 80 миллионов зрителей во всём мире, в том числе, и в России. Избежать сравнений со столь известным оригиналом крайне сложно, но создатели «Доктора Рихтера» нисколько этого не страшатся.

«Доктор Рихтер»: Я милого узнаю по бахилам

При всей заманчивости темы медицинского детектива и притягательности фигуры заглавного персонажа, при прямом переносе героя в российские реалии его мизантропический блеск сразу тускнеет. В американской выдуманной клинике, царстве рафинированного доброжелательства, уважения к каждой личности и заботы непричёсанный и дерзкий Хаус торчит бревном в чужом глазу. В России же, где отсутствие улыбки на лице совсем не признак хамства, таких «мизантропов» — каждый второй, да и мятый пиджак врача тоже как-то не вызывает изумления. Остаётся надеяться на сюжетные линии, выводящие доктора Рихтера на высокий уровень контраста ко всем остальным героям — либо смириться с тем, что этого контраста не станет.
Алексей Серебряков, играющий Рихтера, пожалуй, главная удача сериала. Роль саркастического умника села на него, как влитая. И, несмотря на почти портретное сходство с американским прототипом, Серебряков создаёт вполне оригинальный образ — как и Анна Михалкова, играющая его начальницу. В роли русского «доктора Уилсона» выступает Виталий Хаев, и у этой тройки основных героев фильма, несмотря на знакомые сюжетные коллизии, совсем иная «химия» дружеских и профессиональных отношений. Все медицинские сюжеты оригинального сериала сохранены и бережно привиты к отечественной действительности. Видимо, отталкиваясь от реальностей российского сериального производства, выбран и эклектичный стиль шоу, по-прежнему остающийся в рамках телепьесы и не дотягивающий до динамики кинокартины. Эта эклектика обыгрывается и в заглавной теме композитора Алексея Айги — рассыпающейся техно-джазовой аранжировке классической «Вариации Феи Драже» Чайковского, — и в архитектуре и интерьерах загадочной медицинской клиники, сочетающих несочетаемые неоклассицизм, ар-деко и хай-тек. Камере в таких интерьерах неуютно: стеклянные стены клиники (как и прозрачная доска в кабинете Рихтера) создают множество рефлексов и отражений, раздражающих взгляд зрителя. А при её пролётах над архитектурным комплексом клиники можно с удивлением увидеть машину «Скорой помощи», которая едет к парадному входу с колоннами, явно не приспособленному для приёма экстренных больных.

«Доктор Рихтер»: Я милого узнаю по бахилам

В медицинском квесте каждой новой серии «Доктора Рихтера» задействованы самые узнаваемые артисты отечественного экрана — Екатерина Вилкова, Александр Робак, Дарья Екамасова, Мария Шалаева, Кирилл Плетнёв, Полина Ауг, Юлия Пересильд, Анатолий Белый, Елена Морозова, Павел Табаков, Надежда Маркина и многие другие. Наблюдать за ними настоящее удовольствие (и для сценаристов — так, персонажа Семёна Трескунова неоднократно называют «хорошим мальчиком»). Правда, даже большие актёры всё равно немного вязнут в тексте и сыроватых диалогах. Здесь же слабое место всех диагностических обсуждений «команды Рихтера» — сложновато понять, о чём именно они ведут речь с такими однообразными встревоженными лицами и интонациями (добавим сюда специфическую манеру большинства наших актеров бубнить реплики себе под нос). Зато у доктора Рихтера есть хорошенькие анимированные интертитры, красочно иллюстрирующие работу его мысли и некоторые медицинские фолианты, которые он листает, видимо, в чертогах своего разума. Но главное оружие сериала спрятано в структуре каждого эпизода. За неимением характерной контрастности персонажей, за мешаниной слов и вялой массовкой он резко выводит героев каждой истории к высокой драме — и это срабатывает, включает зрительское соучастие. Нескольких секунд вполне достаточно, а дальше аккумулятором шоу работает харизма Серебрякова.
Несмотря на неизбежные неловкости и помарки, «Доктор Рихтер», похоже, стал удачей отечественного телевидения — пару лет назад о таком оставалось только мечтать. Это крепкий, смотрибельный проект, который наверняка найдет своего зрителя. Очевидно, что работа продюсеров, сценаристов и операторов уже перешла на новый уровень, а слабым местом нашей телепродукции остаётся работа режиссёра с актёрами, массовкой и острая нехватка педагогов по технике речи. Что касается самого доктора Рихтера, то он, конечно, не похож на своего американского старшего брата, над загадкой хамского поведения которого, трагедиями и оправданиями пришлось биться целых восемь сезонов. Отечественная версия не сможет нас запутать. Наш доктор Рихтер — добрый.


фотографии

Обсуждение

анонс